Напомним, что крупнейшая квота в руках у США и составляет 16,7%. При этом блокирующий пакет, позволяющий накладывать вето на решения МВФ, находится на отметке в 15%. Именно поэтому американцы всеми силами, начиная с 2010 года, тормозили реформу, усиливающую позиции развивающихся экономик. Но России, Китаю, Бразилии, Индии и ЮАР вряд ли будет достаточно подобных полумер.

«Экономика сегодня» обсудила историческую реформу МВФ и перспективы стран БРИКС в создании новой экономической реальности со старшим научным сотрудником Центра экономических исследований РИСИНиколаем Трошиным.

Увеличение квот что-то изменит в корне в работе МВФ, и на какие еще нововведения в деятельности фонда стоит обратить внимание?

Помимо увеличения квот для развивающихся стран, реформа МВФ предусматривает еще изменение процедуры избрания членов исполнительно совета Фонда. Сейчас там есть директора, которые избираются, и директора, которые назначаются. 5 крупнейших стран своих директоров назначали. Реформа предполагает, что все директора должны отныне должны быть избираемыми в фонде. Но по большому счету не изменение квот, не изменение в системе выбора директоров в общем-то кардинально ничего не меняют в работе фонде. США по-прежнему имеют 15%-ный блокирующий пакет, а страны БРИКС, хотя и близки к этой цифре, но им нужно дополнительно искать каких-то союзников.

Основная задача остается той же самой — увеличение роли развивающихся стран в управлении фондом, чтобы его структура больше соответствовала той действительности и распределению сил в экономике, которые сложились к настоящему моменту. Поэтому не случайно в повестке дня большой двадцатки, которая пройдет в Китае, Пекин уже обозначил основную тематику – на очереди стоит следующий 15 пересмотр квот в фонде, более справедливый расчет и учет вклада каждой страны в мировую экономику и ее роли в фонде. Так что впереди еще большая работа.

То есть страны БРИКС, как я понимаю, не удовлетворены отсутствием блокирующего пакета, и они будут стремиться к увеличения своей доли как минимум до 15%, позволяющей накладывать вето на решения МВФ?

Я думаю, что скорее наоборот. Страны БРИКС не удовлетворены сохранением доминирования США в Международном валютном фонде. Политика БРИКС будет направлена на то, чтобы не одна страна не имела блокирующего пакета, а завершившаяся история с реформой, когда 5 лет продолжалось ее согласование только потому, что американский конгресс не находил возможности рассмотреть соответствующие поправки, никогда не повторялась. Без одобрения же конгресса, несмотря на то, что в пользу реформы высказалось подавляющее большинство участников фонда, требуемых 85% голосов не набиралось. Американцы понимали это и «заморозили» реформу.

Можно ли ждать, что идеи БРИКС отказаться от блокирующего пакета в будущем будут оценены по достоинству и найдут поддержку у других членов МВФ? Стоит ли ожидать каких-либо шагов в этом направлении?

Я думаю, что если страны БРИКС продолжат также инициативно работать, как они действовали на этом фронте до последнего времени, то будут и новые результаты. Сейчас, например, происходит выдвижение кандидатур на пост директора-распорядителя МВФ. Пока кандидатура Кристин Лагард выглядит фактически как безальтернативная. И в России весьма позитивно оценивает ее роль. Но не исключено, что страны БРИКС в будущем смогут выдвинуть своего кандидата, достойного соперника Лагард. Главное, чтобы идеи продолжали обсуждаться на фоне экспертного сообщества БРИКС. Во всяком случае такая работа будет продолжена, подобные инициативы будут формулироваться и в дальнейшем, что позволит сохранить позитивную динамику, наметившуюся в последнее время.

Андрей Петров