«Очень приятно, что столица Туркменистана пополнилась еще одним архитектурным сооружением, за который не стыдно, и которое, действительно, настраивает на новые свершения», – сказал Сергей Лавров открывая новый офис дипмиссии. Он также отметил, этот новое здание российского посольства становится символом долгосрочного партнерства, стратегических отношений между Россией и Туркменистаном. Долгосрочный характер этих отношений был закреплен документально главами России и Туркменистана, а на встрече в ноябре в Тегеране подтвержден ими же.

«Визит Лаврова был призван, в первую очередь, поставить точку в определенном кризисе, охватившем российско-туркменские отношения в конце 2015 года. Кризис нашел подтверждение в официальной ноте туркменского МИДа (формально в адрес Казахстана), но, в которой, по сути, и Россия обвинялась в «раздувании», якобы, вовсе несуществующей угрозы с афганского направления и угроз со стороны «Исламского государства». Можно считать, что дружественная тональность заявлений Лаврова и представителей туркменского руководства в ходе нынешнего визита главы МИД РФ говорит о том, что кризис удается преодолеть. Это основной результат визита», – сказал «Вестнику Кавказа» доктор исторических наук, руководитель Аналитического центра ИМИ МГИМО Андрей Казанцев. Эксперт считает, что «только будущее покажет, завершится ли «риторическое противостояние» возобновлением и ростом реального сотрудничества».

Научный сотрудник сектора Средней Азии Центра изучения проблем стран ближнего зарубежья Российского института стратегических исследований (РИСИ) Иван Ипполитов отметил, что приезд Сергея Лаврова в Ашхабад совпал с сильным снегопадом в столице Туркменистана. Это нечастое явление в тех краях, и по туркменским обычаям считается хорошим предзнаменованием, что и отметил глава МИД Туркменистана Рашид Мередов. «Судя по многим признакам, визит прошел в теплой атмосфере», – заметил Ипполитов.

Изначально было озвучено, что вопросы экономического характера на этой встрече не будут главными, но именно в этой сфере у российской и туркменской сторон сейчас немало разногласий. «Стоит только вспомнить затянувшийся спор между «Газпромом» и туркменским правительством по поводу дальнейшей судьбы контракта 2003 года на закупки газа российской компанией в этой стране», – сказал «Вестнику Кавказа» Иван Ипполитов.

Это соглашение предполагало поставку в Россию до 70–80 млрд куб.м в год по газопроводу Средняя Азия – Центр. До 2008 года почти весь туркменский газ, а это 41–42 млрд куб.м в год, шел в Россию по фиксированной цене 240 дол. за 1000 куб.м. Но из-за падения цен на нефть, к которым привязаны и цены на газ, «Газпрому» стало не выгодно платить и российская компания предложила изменить цену газ. Однако Ашхабад ссылаясь на подписанный контракт не пошел на уступки. В 2009 году «Газпром» закрутил вентиль на трубе в результате чего на газопроводе случился взрыв. После длительного перерыва «Газпром» вновь стал покупать туркменский газ, но уже в гораздо меньших объемах – до 11–12 млрд куб.м, а в 2015 году – до 4 млрд куб.м. В начале нынешнего года российский газовый монополист в одностороннем порядке разорвал 25-летний контракт на закупку туркменского природного газа. Причина, как сообщили в российской газовой компании, «в неконструктивной позиции туркменской стороны в снижении цены на газ».

Иван Ипполитов считает, что этот вопрос мог быть затронут на нынешней встрече: «Разрешить его – ко взаимному удовлетворению – можно только через взаимные уступки. Какие-то подробности на этот счет могут стать известны позже».

Андрей Казанцев считает, что туркменский газ обходится «Газпрому» недешево, а с учетом падения спроса на российский газ в Европе, закупать его и вовсе бессмысленно. «Поэтому в середине января 2016 года «Газпром экспорт» уведомил «Туркменгаз» о прекращении с начала года закупок. Удар оказался чувствительным для Ашхабада. Туркменистан нуждается в покупателях газа, так как основной партнер – Китай фактически не платит Ашхабаду живых денег (поставки осуществляются в счет погашения долгов и кредитов туркменской стороны китайской, – «ВК»). И пока не видно прогресса. Туркменистан предлагал России возобновить проект Прикаспийского газопровода. Однако зачем он России, если она не использует для закупок туркменского газа даже имеющиеся мощности? К тому же Прикаспийский газопровод может иметь продолжение в виде Транскаспийского газопровода, строительству которого Россия всегда  противостояла, в компании с Ираном», – отметил Казанцев.

Эксперты считают, что более важным вопросом является взаимодействие в сфере безопасности на фоне усложняющейся обстановки в Афганистане.

«России, да и соседям Туркменистана по Центральной Азии, нужны гарантии того, что не произойдет переноса террористической активности (особенно, ДАИШ) с территории Афганистана на территорию Туркменистана. Это означало бы серьезный рост угрозы для всех центральноазиатских стран и для самой России. Наилучшей гарантией этого был бы рост сотрудничества в сфере безопасности между Россией и Туркменистаном. Определенные подвижки в этом направлении есть, но пока о серьезных сдвигах говорить еще преждевременно», – считает Казанцев.

Иван Ипполитов отметил, что за последние два года обстановка на туркменско-афганской границе значительно осложнилась, и есть основания опасаться еще больших проблем. Между тем Сергей Лавров именно этот вопрос выделил, как получивший наиболее позитивную тенденцию к решению. По его словам, стороны подписали программу межмидовского сотрудничества на 2016 год, включающую совместные мероприятия по решению задач борьбы с основными общими угрозами: наркотрафиком, терроризмом, урегулированием конфликтов. Отдельно Лавров отметил сотрудничество по афганской проблематике.

«Вероятно, следует ожидать определенной активизации российско-туркменского сотрудничества в сфере безопасности, в том числе военно-технического. В то же время следует учитывать, что Туркмения, являясь нейтральным государством, если и будет идти на политическое сближение с Россией, то очень осторожно и по возможности компенсируя это движение за счет других направлений внешней политики – в духе многовекторности», – считает Ипполитов.

Гурбангулы Бердымухамедов на переговорах с Лавровым представил идеи, которые Ашхабад интересуют не в меньшей степени, чем Москву. В частности, он предложил вернуться к проекту создания транспортного транзитного коридора. «Уже есть паромная переправа, – сказал туркменский президент. – Кроме того, все свои суда мы ремонтируем в Астраханской области». По его словам, для двусторонних связей имеется «много хороших возможностей и инвестиционный потенциал».

Визит Лаврова совпал по времени с открытием в Ашхабаде 43-го заседания Специальной рабочей группы по разработке Конвенции о правовом статусе Каспийского моря – она проходит на уровне заместителей министров иностранных дел каспийских стран. В этом году ожидается проведение V Каспийского саммита в Астане, и сейчас в активном обсуждении находится ряд вопросов по урегулированию правового статуса Каспия.