«В бытность правления Каддафи я часто посещала Ливию, в том числе сопровождая делегацию главы МИД и в ходе первого визита российского президента Путина в Ливию. Общалась я и с ливийскими дипломатами в Москве, так что история потепления отношений между Ливией и США происходила на моих глазах. Включая историю необычайной симпатии ливийского лидера Муаммара Каддафи к госсекретарю США Кондолизе Райс», — рассказала эксперт.

По ее словам, когда появились первые слухи о том, что Каддафи пишет Райс стихи и передает ей их при первой же возможности лично, а когда такой возможности нет, то по правительственным и дипломатическим каналам, она сначала не поверила. «Но потом ливийские дипломаты подтвердили мне правдивость этих слухов о необычном романе между руководителем Ливии и госсекретарем США. Конечно, это были исключительно платонические отношения, но это было так мило, так романтично и так неожиданно, что об этом, в конце концов, написала и ливийская пресса, и западная. Были даже цитаты из тех стихов и поэм, которые Каддафи посвящал Кондолизе Райс. Я до сих пор помню одну из этих цитат, довольно простенькую, но миленькую и искреннюю: он говорил ей, «Моя дорогая и любимая Лиза, я восхищен тобой, и особенно мне нравится, как ты умеешь обращаться с арабскими лидерами, как ты им приказываешь, и как у тебя все это здорово получается».

«Было много эпитетов, которые для Америки, с ее повернутостью на сексуальных домогательствах, наверное, звучали не слишком привычно, но для самого Каддафи это было очень невинно и мило», — вспоминает востоковед. В числе таких эпитетов – «моя любимая Лиза», или «Лиза, я восхищен и люблю тебя не только за твое африканское происхождение (хотя Каддафи всегда относился с особой теплотой к происхождению темнокожей К. Райс), но и потому, что ты такая замечательная женщина».

«Для Каддафи это было нормально. На Востоке хотя и есть ограничения в отношениях с женщинами, но восхищаться женщиной, ее красотой, умом – это в порядке вещей. Для нас, россиян, это тоже понятно, а вот в Америке, где мужчины уже разучились подавать руку женщинам при выходе из автобуса, чтобы не быть заподозренными в каких-то домогательствах, это, возможно, прозвучало очень необычно», — считает собеседница агентства.

Все это отражало еще и политическую ситуацию: отношения между США и Ливией стремительно налаживались.

«Пик написания этих поэм, стихотворений пришелся на осень 2008 года, и как раз осенью 2008 года Кондолиза Райс впервые приехала в Ливию, причем впервые не только в своем личном качестве как госсекретарь США, но и вообще госсекретарь США впервые за полвека прибыл в Ливию. До этого визит главы внешнеполитического ведомства США пришелся на середину 1950-х гг. Представляете, после какого перерыва приехал высокопоставленный представитель Америки в Триполи? После десятилетий очень плохих отношений, в которых было всякое, в том числе, американские бомбардировки города Триполи в 1986 году. Следы этих бомбардировок намеренно не ремонтировались, это был такой музей под открытым небом. Я помню, когда Путин приезжал в 2008 году, Каддафи лично водил его и показывал то место, где падали американские бомбы. И, тем не менее, как раз в то время происходило резкое потепление в отношениях между США и Ливией», — рассказала Елена Супонина.

Вообще, уточнила она, улучшение отношений между двумя странами началось при Джордже Буше-младшем, когда госсекретарем стала Райс.

«Поэтому я предполагаю, что первый и официальный обмен мнениями о необходимости улучшения отношений начался где-то в середине 2000-х годов, и тогда же Каддафи стал проявлять свою личную симпатию в отношении Райс. Это выглядело совершенно искренне. Отношения между двумя странами были возобновлены в 2006 году. До этого Ливия отказалась от программ по разработке оружия массового уничтожения. Так что все это шло постепенно, и наверняка Каддафи написал Кондолизе Райс не одно стихотворение и не одну поэму. Происходило это на протяжении нескольких лет, пока осенью 2008 года Кондолиза не приехала в Ливию в рамках своего визита в несколько стран Северной Африки».

Райс приехала в Ливию в Рамадан, приняв участие в нескольких праздничных трапезах после захода солнца. Тогда же Каддафи вручил ей сборник своих произведений и несколько стихотворений, посвященных ей лично, как прекрасной, энергичной, замечательной женщине.

Эксперт также напомнила, что Каддафи в целом с большим интересом относился к женскому полу. «Он был человеком ярким, оригинальным, писал не только стихи, но и рассказы. Он очень нежно относился к слабому полу, у него было много женщин-охранниц. По официальным данным, он был дважды женат и совершенно не скрывал, что до женитьбы в годы учения в военном училище у него была страстная любовь, причем, как говорят, безответная, к одной молодой женщине из Туниса.

Помимо знаменитой социально-политической «Зеленой книги», у него вышел целый сборник рассказов, и некоторые из них были посвящены женщинам.

Один из рассказов, «Смерть», описывает смерть в образе прекрасной нежной женщины, которая приходит к человеку и соблазняет его. И такая смерть виделась Каддафи лучшей: когда ты уже не борешься и не испытываешь мучений, а отдаешься в объятия этой прекрасной соблазнительницы. Но, к сожалению, как мы знаем, смерть самого Каддафи была мучительной».

«Поэтому, когда он стал писать стихи Кондолизе и передавать их ей, это вполне укладывалось в его личные характеристики, соответствовало его темпераменту. Он был настоящим артистом, не только политиком. Он мне лично, в ходе официального визита, подписал свою «Зеленую книгу». Он иногда просто выхватывал взглядом девушек из общего состава делегации, с интересом наблюдал за ними, что необычно для лидера такого уровня, и с удовольствием, артистично, подписывал кому-то свои книги. Делал он это нечасто, лично подарил он свою книгу, пожалуй, единицам, и я оказалась в их числе. Причем он делал это так картинно и красиво, что невольно думалось, «какой великий артист». У него, надо сказать, есть несколько сборников литературных произведений, которые до сих пор вызывают немалый интерес», — вспоминает г-жа Супонина.

При этом, считает эксперт, история любви Каддафи к Райс, скорее, напоминала первую безответную любовь студенческих времен. «Можно допустить, что Муаммар Каддафи с молодости культивировал в себе такие высокие чувства неразделенной любви. С его стороны это были высокие чувства, но ответила ли ему Кондолиза Райс, можно лишь гадать. Но факт есть факт: потепление отношений между США и Ливией тогда состоялось, и Райс сыграла в этом большую роль. Только потом американцы на все это наплевали, обманули Каддафи, и получилось то, что получилось».

Официальная супруга Каддафи, кстати, воспринимала увлечения мужа снисходительно. «Жена Муаммара Каддафи, мать его многочисленных детей, к которой он относился с превеликим уважением, и которая сопровождала его в самые тяжелые последние годы его правления и жизни, насколько я знаю, привыкла к такому темпераменту своего супруга и на некоторые вещи смотрела как мудрая восточная женщина, понимая, что это – вторая часть поэтичной натуры Каддафи, который был не только оригинальным политиком, но и яркой, интересной личностью», — подытожила собеседница агентства.