11 февраля Иран готовится торжественно отметить свой национальный праздник  – день победы исламской революции. 37-я её годовщина проходит в новых условиях, когда со страны в ответ на «прогресс в урегулировании ситуации с её ядерной программой» сняты международные санкции. Пусть половинчато и не полностью, с угрозами США вновь объявить Тегерану некие ограничения, но тем менее их снятие открыло перед Ираном реальные  возможности  по активному развитию страны и широкому выходу на международную арену.

Первые шаги в этом направлении Тегеран уже сделал, особо подчеркнув намерение усилить взаимодействие с сопредельными странами, в особенности с Россией и Китаем. В связи с этим следует отметить, что узловые моменты российско-иранских отношений были структурно обозначены в ходе только что завершившегося визита в Россию советника верховного лидера Ирана по международным делам Али Велаяти и проведённого в Российском институте стратегических исследований (РИСИ) круглого стола «Российско-иранское сотрудничество в современных геополитических условиях». Как подчёркивалось, состоявшийся в ноябре 2015 года официальный  визит в Тегеран Владимира Путина дал смысловой импульс сотрудничеству между странами, включая вопросы обеспечения международной безопасности.

Говоря о деловых связях, нельзя не выделить – и это отмечалось в ходе круглого стола, – что иранцы готовы сотрудничать практически по всем направлениям, но где-то не позволяют возможности, например финансово-экономические. Однако обе страны демонстрируют стремление открыть новую страницу двусторонних экономических отношений. Например, Иран готов заключить с «Российскими железными дорогами» контракт на электрификацию железнодорожной магистрали Гармсар – Горган – Инчебурун протяжённостью 495 км. Стоимость проекта оценивается в 1,2 млрд долларов. «Трансмашхолдинг» и «Уралвагонзавод» ведут с Ираном переговоры о продаже грузовых, пассажирских вагонов и составов для метро.


Не исключено, что Иран получит зелёный свет на вступление в ШОС уже в сентябре в Ташкенте


В политической сфере наши страны имеют ещё больше объединяющих начал. Мир, считает Али Велаяти, уходит от той ситуации, когда доминировала одна держава. Но его будущая конфигурация пока не ясна, и от Москвы и Тегерана во многом будет зависеть, какой она станет. Между двумя государствами есть общность подхода к сирийскому урегулированию, ситуации в Афганистане, к борьбе с терроризмом и распространением наркотиков. Важным направлением российско-иранского сотрудничества является и совместное противодействие псевдоисламским религиозным течениям нетрадиционного характера.

Участники круглого стола подчёркивали также  важность полноценного вхождения Ирана в Шанхайскую организацию сотрудничества. И не исключено, что Иран получит зелёный свет на вступление в ШОС уже в сентябре на ежегодном саммите альянса, который пройдёт в Ташкенте.
В практическом плане, заявила заместитель директора РИСИ Анна Глазова, обеим странам логичнее было бы сосредоточить внимание на проблемах по периметру наших границ. А это Кавказ, Центральная Азия и Ближний Восток, причём последний становится эпицентром геополитических процессов, влияющих на стабильность в соседних регионах.

Сфера военно-технического сотрудничества двух стран также имеет, как отмечалось в ходе круглого стола,  хорошие перспективы. С одной стороны, было время,  когда Иран входил в тройку стран – крупнейших получателей российских вооружений. С другой – Тегеран уже перерос уровень простого закупщика вооружений, свидетельством чему являются успехи страны в области ракетных и иных технологий, в том числе  технологий двойного назначения. Сегодня Иран стремится не просто к роли покупателя российского оружия, как бы политически значим не был этот шаг, а предлагает несколько иной уровень сотрудничества – совместные научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы.

Другими словами, у обеих стран есть все основания считать, что сотрудничество в сфере безопасности и экономики может быть взаимовыгодным в условиях той политики, которую проводит против них Запад. Но для этого, как впрочем для любого практического действия, подчёркивает директор РИСИ Леонид Решетников, всегда требуется наличие чёткой политической воли.