Контракт на поставку шести самолетов-амфибий военное ведомство подписало почти 3 года назад, а закрыть контракт планировалось уже к концу нынешнего года, но до сих пор в армии нет, в отличие от МЧС, ни одной машины подобного типа. Сумма контракта составила более 8 млрд рублей. Но сейчас, как стало известно «Газете.Ru» из собственных источников в оборонной отрасли, в связи со сложной экономической ситуацией в стране, заказ может быть сокращен на 1 машину.

С чем связана почти трехлетняя задержка с выполнением гособоронзаказа на эти машины, как будут использовать амфибию, и насколько значимую роль в его производстве играют украинские двигатели, «Экономике сегодня» рассказала старший научный сотрудник Центра экономических исследований РИСИ Елена Семенова:

«Гидроавиация для нас — очень важная отрасль, причем лидирующие позиции России здесь признаются всем мировым сообществом. Хотя для развития гидроавиации, к которой относится, в том числе семейство Бе, приходится преодолевать много технических и организационных трудностей. Концепция самолета Амфибия была предложена конструктором Алексеем Константиновым и воплощена в жизнь его преемниками и последователями. Потребность в создании такого самолета диктовалась прежде всего тем, что в России каждое лето возникали угрозы лесных пожаров.

Кроме борьбы с пожарами самолет-амфибия предназначен для патрулирования водных поверхностей, для выполнения поисково-спасательных операций, также он борется с экологическими нарушениями и задействован в транспортных перевозках. Особенностью Бе-200 по сравнению с другими самолетами-амфибиями является полностью герметичный фюзеляж, который как раз и позволяет использовать самолет для такого широкого круга задач. Он уже состоит на службе МЧС, а когда возникают серьезные пожары в Испании или Греции, то европейские страны тоже обращаются к нашему правительству с просьбой взять в лизинг наши самолеты. Бе-200 — единственный в своем роде самолет.

Изначально в Минобороны должны были поставить 6 самолетов, два из которых в базовой комплектации, а 4 без функции пожаротушения, но выполнение контракта серьезно задержалось. В связи с этим возникает ряд догадок и домыслов, почему так могло получиться. Во-первых, до 2008 года самолет производили на иркутском авиационном заводе, но потом производство было перенесено в Таганрог. Возникла необходимость ремонта таганрогского завода, который был не в очень хорошем состоянии, необходимо было отладить работу оборудования, обучить персонал, после чего можно было запустить линию для производства амфибий. На эти цели предоставили порядка 5 млрд рублей, чего явно оказалось недостаточно.

Ну и другой крупной проблемой являются украинские двигатели. Вопрос замены двигателей до сих пор остается открытым. По мнению специалистов, реальной альтернативы украинским комплектующим до сих пор нет. Мы, конечно, можем их сделать, но при поставке необходимых комплектующих с Украины».

Андрей Петров