Согласно последнему отчету гуманитарной организации War on Want, британская охранная компания G4S получила контракт на охрану Basrah Gas Company в Ираке за 188 миллионов фунтов стерлингов и на охрану британского посольства в Афганистане за 100 миллионов фунтов стерлингов.

В 2012 году британское Министерство иностранных дел потратило на контракты с ЧВК 48,9 миллионов фунтов стерлингов, а в 2003-м эта сумма составляла всего 12,6 миллионов фунтов стерлингов.

Но Россия к подобной практике, по крайней мере, официально, не прибегает никогда. Помимо прочего, серьезным аргументом против, являются особенности законодательства в отношении ЧВК, которые накладывают значительные ограничения на деятельность подобных организаций.

О том, насколько целесообразно было бы принимать сейчас какие-то специальные законы о ЧВК в связи с ситуацией в Сирии и какие это может иметь последствия, ФБА «Экономика сегодня» спросила Сергея Ермакова, заместителя директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ.

«У нас есть частные военные компании, которые ведут охранную деятельность в регионах террористической опасности. Но ЧВК, которые могут действовать за рубежом на территории ведения активных военных действий – это совсем другой разговор. Такие компании есть, американские, прежде всего, но тут не так важно в какой стране они платят налоги.

Там, будем прямо говорить, воюют наемники с разных стран и непонятно в чьих интересах потом действуют эти компании. Это и BlackWater известная и другие компании, в которых работали и британские и американские военные. Мне кажется, что такой уж острой необходимости привлекать ЧВК и, тем более, что-то менять в российском законодательстве сейчас нет.

В Сирии находятся российские ВКС, понятны их цели, компетенция и зона ответственности. Понятны и законы международного права, в рамках которых они действуют, и ни у кого это не вызывает вопросов. Совсем другое дело, что появление ЧВК в таких регионах ЧВК сразу вызовет массу вопросов. Очевидно, что если в Сирии появятся наемники, которые имеют непосредственное отношение к России, то это моментально будет использовано в информационной войне.

Понятно, что встанет вопрос где еще могут появиться компании с российским участием. И ответ очевиден. Понятно, что с России ответственность никто снимать не будет, только потому, что речь идет не об официальной армии, а о частных подразделениях. Следовательно, смысла городить огороды никакого нет.

Плюс к этому возникнет вопрос контроля за их деятельностью. Потому что на вооружении у них будет уже не просто гражданское оружие, а настоящее боевое оружие и не только стрелковое. Какие пределы компетенции? Сейчас момент для создания ЧВК крайне неблагоприятный», объясняет эксперт.

Илья Купавин