11 февраля правительство РФ внесло в Госдуму законопроект, направленный на повышение антитеррористической защищенности объектов атомной энергетики. Проект ФЗ «О внесении изменений в статью 31 Федерального закона “Об использовании атомной энергии”» подготовлен госкорпорацией «Росатом». Согласно документу, для защиты населения по периметру ядерных объектов следует установить зону безопасности с особым правовым режимом. Для сравнения: согласно действующему законодательству, в районе размещения ядерной установки, радиационного источника или пункта хранения устанавливаются особые статусы территорий — санитарно-защитная зона и зона наблюдения.

Новый особый правовой режим предполагает ввод ограничений на въезд и пребывание граждан, ограничения на полеты летательных аппаратов над данной территорией, ограничения на право ведения хозяйственной и предпринимательской деятельности, владения, пользования и распоряжения природными ресурсами и недвижимым имуществом. Список объектов, на территории которых появятся зоны безопасности, сформирует правительство. Они будут созданы с учетом специфики атомных объектов.

«Установление зоны безопасности позволит повысить эффективность мер, направленных на предупреждение ядерного терроризма, и снизит риски совершения террористических актов и возникновения связанных с ними чрезвычайных ситуаций, которые могут привести к радиационному воздействию на население в районе размещения ядерной установки, радиационного источника или пункта хранения», — говорится в пояснительной записке. Федеральный закон может вступить в силу с 1 января 2017 года.

Ядерный терроризм

Сегодня террористическая угроза в мире стала предельно высокой, и подобные меры являются совершенно оправданными. Достаточно вспомнить о том, как во время первой чеченской войны сторонники Джохара Дудаева строили планы по захвату атомной подводной лодки Тихоокеанского флота ВМФ. Но поддаваться паническим настроениям тоже не стоит. Неоднократно в социальных сетях начинали распространяться не подтвердившиеся слухи об аварии на Ленинградской АЭС, и люди бежали скупать йодсодержащие препараты.

Ядерный терроризм пока является гипотетической угрозой, никаких прецедентов история не знает. Однако мерам по борьбе с ним уделяется повышенное внимание. Среди возможных сценариев: кража атомной бомбы из арсенала ядерных держав или захват АЭС либо другого предприятия, работающего с радиоактивными материалами, и его подрыв.

Особенно обеспокоены новым видом террористической атаки в Америке. Еще в 2010 году бывший советник президента США по вопросам безопасности Стив Хэдли заявил, что ядерный терроризм стал для нашего мира «потенциальной, прямой и очень серьезной угрозой». В конце января экс-сенаторы Сэм Нанн и Ричард Лугар через The Washington Post призвали США и Россию восстановить партнерство в сфере ядерной безопасности, прервавшееся на фоне кризиса. Они напомнили, что российско-американское взаимодействие основывалось на «обоюдной заинтересованности в недопущении катастрофы ядерного терроризма» и ради этой цели удавалось преодолевать политические разногласия. Бывшие сенаторы уверены, что ядерные арсеналы обеих стран уязвимы перед возможными атаками террористов. В качестве примера они напомнили о случае двухлетней давности, когда трем пацифистам, включая 82-летнюю монахиню, удалось проникнуть на ядерный объект в Оук-Ридже в штате Теннесси.

Без паники

Руководитель группы советников директора РИСИ, член-корреспондент Российской академии естественных наук Владимир Козин в беседе с «Русской планетой» отметил, что угроза захвата российских гражданских или военных ядерных объектов или осуществления на них терактов существует, скорее, гипотетически. Но даже если исходить из реалий, то любое государство, владеющее «военным или мирным атомом», всегда должно обеспечивать соответствующую защиту всех данных структур исключительной важности.

«Аварии на ядерных объектах, в частности на атомных электростанциях, происходят крайне редко. Это связано с тем, что на них стали более скрупулезно и ответственно соблюдать технику безопасности, которая строго регламентируется тщательным образом составленными документами и должностными инструкциями. В максимальных пределах исключается человеческой фактор — фактор ошибки операторов, который имел место, когда, например, произошла авария на Чернобыльской АЭС, когда они злоупотребили своими должностными наставлениями», — полагает Владимир Козин.

Говоря об угрозе «ядерного терроризма», эксперт считает, что на ней нельзя до абсурда зацикливаться как на чем-то неизбежном, как на каком-то роке судьбы. Но полностью сбрасывать со счетов такую, скорее всего, вероятность, а не «угрозу» тоже было бы неправильно.

Владимир Козин поддержал решение правительства о повышении антитеррористической защищенности ядерных и радиационно опасных объектов. По его мнению, угроза «неизбежности ядерного терроризма» придумана США и некоторыми странами НАТО для того, чтобы иметь основания для проверки наших ядерных объектов сугубо с разведывательными целями, особенно военных структур с ядерными арсеналами.

Козин напомнил, что еще в марте 2004 года МИД РФ сообщил американской делегации на переговорах по стратегической стабильности, что все российское ядерное оружие находится под надежным контролем, а поскольку, в отличие от американского ядерного оружия тактического назначения, установленного в Европе в 1953 году и находящегося там по сей день, оно полностью расположено на российской территории, то контроль за ним обеспечивается лучше, чем на 13 ядерных базах США в Западной Европе и в азиатской части Турции, где оно складировано в виде авиабомб.

«Вашингтону и штаб-квартире НАТО в Брюсселе следовало бы в большей степени беспокоиться именно об этом факторе, который делает европейцев и турецких граждан заложниками ядерной политики Соединенных Штатов, тем более когда Европу и Турцию заполонили сотни тысяч беженцев войны, среди которых могут оказаться и явные злоумышленники», — резюмирует Козин.