Апология статистики

Дорога патриарха Московского и всея Руси Кирилла по зарубежному информационному пространству была извилистой, но в основном повторяла путь президента РФ Владимира Путина. Если брать частоту обращения к личности, то цифры несопоставимые, но шаблоны те же.

Политическая медиаметрия может это утверждение подтвердить соответствующими цифрами. В прошлом, относительно спокойном году, индекс агрессивности материалов с тегом «патриарх Кирилл» ИА был равен 1,3. Основные обвинения строились на основе инсинуаций вокруг личной нескромности, коррупционных потенциях, тоталитарных методах управления.

Кризис на Украине явился самым сильным раздражителем иностранных СМИ против РПЦ и ее предстоятеля. Индекс агрессивности зашкаливал, достигнув величины 2,6. Мы не берем украинские СМИ, которые имели специфическую «дорожную карту», но западные медиа вовсю тиражировали обвинения в «подталкивании авторитарного российского президента к возрождению империи», в попытках максимально расширить границы «русского мира» до границ православия, и в прочих геополитических грехах.

Когда в 2012 г. клоунессы из Pussy Riot совершили свой панк-молебен-провокацию в храме Христа Спасителя, этот показатель был 1,9. И Путину, и Кириллу одновременно вменялось в вину, что они мстительны, «мучают девушек» и нетерпимы к инакомыслию.

Важен и достоин медийный взлет патриарха Кирилла на волне встречи с папой римским в Гаване. Тем более что сам Кирилл на всех этапах своей карьеры избегал какого бы то ни было пиара. За февраль 2016 года индекс агрессивности материалов составил 0,16 — исчезающе малая величина. Теперь сложилась новая ситуация: и Русская православная церковь, и ее предстоятель, судя по всему, выведены из-под удара неразборчивых в межконфессиональной этике западных СМИ, которые все как бы еще и христианские.

Информационная активность: сирийский вопрос в мюнхенском преломлении

Рост публикаций на российскую тему на фоне такого исторического события, как встреча патриарха и папы римского в Гаване, был вполне ожидаем. Но сразу на 23 % — такого скачка с момента возвращения Крыма и Севастополя в состав РФ еще не наблюдалось. В зарубежных СМИ за период c 8 по 14 февраля 2016 года отмечено 1647 материалов «про Россию», а на предшествующей неделе было 1269.

При всей медийной привлекательности темы о фактическом примирении двух крупнейших и влиятельнейших христианских церквей после тысячелетней холодной войны, резкий скачок числа публикаций свидетельствует о более сложной картине состояния информационного поля. Прежде всего, на упомянутой неделе основной поток контента шел из Германии — каждая пятая публикация. СМИ ФРГ дали статей о России в полтора раза больше, чем Франция, занявшая вторую позицию в рейтинге по числу публикаций, и в три раза больше, чем Великобритания (она на третьей строчке).

Немецких журналистов встреча патриарха Кирилла и папы Франциска волновала мало: всего пятая позиция в рейтинге сюжетов, зато сирийский вопрос забил все газетные полосы и новостные выпуски ведущих телеканалов. Связано это было с Мюнхенской конференцией по вопросам безопасности.

Причем позиция Германии в сирийском вопросе какая-то двусмысленная и антироссийская. Муссируется тема о тупике сотрудничества России и Запада по комплексу ближневосточных проблем: «Мюнхенская конференция по безопасности: Серьёзный кризис в отношениях России и Запада» (Deutschlandradio, 14.02.2016); «Завершается Мюнхенская конференция по безопасности: Большая беспомощность» (ARD/Das Erste, 14.02.2016); «Маккейн исключает возможность сотрудничества с Путиным: «Чем больше он ест, тем больше его голод» (Focus, 14.02.2016); «Наглость русских; Участники конференции в Мюнхене не могут постичь, чего добивается Путин» (Welt am Sonntag, 14.02.2016); «Военная мощь; Роль Германии в мире чересчур мала» (Die Welt, 14.02.2016); «Россия ведёт войну с помощью бомб и слов» (Bild, 14.02.2016); «Мюнхенская конференция по безопасности: Россия против остального мира» (Deutsche Welle, 13.02.2016); «День ястребов на Мюнхенской конференции по безопасности» (Deutsche Welle, 13.02.2016); «Генерал армии США Ходжес: «Путин хочет, чтобы люди его боялись» (Focus, 13.02.2016); «Мюнхенские договорённости; Наблюдатели настроены скептически; Перемирие — да, мир — нет!» (Berliner Zeitung, 13.02.2016); «Смятение на конференции в Мюнхене» (Sueddeutsche Zeitung, 13.02.2016); «Западу снова нужен рывок»; Интервью В. Ишингера» (Wirtschaftswoche, 12.02.2016).

При этом нельзя сказать, что немецкие журналисты слишком напирают на модную антироссийскую тему «жестоких бомбежек русской авиацией мирных жителей в Сирии». Страстности здесь явно не просматривается, так, пропагандистская текучка: «Турция бомбит курдов, Россия бомбит оппозицию» (Der Spiegel, 14.02.2016); «Накануне перемирия в Сирии бомбёжки не прекращаются» (Handelsblatt, 14.02.2016); «Покинуты всеми; Ситуация в Сирии» (Der Spiegel, 13.02.2016); «Глава МИД Саудовской Аравии: Действия России в Сирии очень опасны» (Sueddeutsche Zeitung, 13.02.2016); «Позорное соглашение; «Перемирие», о котором говорят в Мюнхене, может стать исторической ошибкой» (Bild, 13.02.2016); «Карл-Георг Велльман (ХДС): «В конце концов Путин тоже захочет перемирия» (Deutschlandradio, 13.02.2016); «Они набивают себе животы, а мы едим траву»; Репортаж из Хомса» (ZDF, 13.02.2016); «Урсула фон дер Ляйен: «Путин должен сконцентрироваться на борьбе с ИГ» (Die Welt, 12.02.2016); «Член Сирийского национального совета: «Не хватает только ядерной бомбы» (Deutschlandradio, 11.02.2016).

Для всех стран встреча патриарха и папы римского по числу посвященных этому событию материалов стоит лишь на четвертом месте. На первом месте по активности здесь стоит Германия, но тональность для освещения встречи нейтральная. Интересно, кто дал больше позитива, а кто негатива? В положительном ключе на это событие откликнулись СМИ Кубы (это понятно) и таких православных стран, как Сербия и Молдавия. «Позитивисты» среди католиков есть, это только некоторые латиноамериканцы: Бразилия и Мексика. Но есть и страны, СМИ которых отреагировали на Гавану в сугубо негативной тональности. Если медиа Турции по конфессиональным пристрастиям имеют на это право, то вот афронт греко-католиков (это, разумеется, Украина и Канада с ее украинской диаспорой) совершенно непонятен. Униаты, значит, против сближения церквей? Кстати, католическая Польша не дала по этому поводу ни одного материала (sic!), а пресса Японии подготовила на эту тему целых 15 статей.

Имеет смысл дать заголовки материалов негативной тональности из интересующих нас стран.

Украина: «Глава УГКЦ: к декларации Франциска и Кирилла относительно Украины есть много вопросов» (Радио Свобода (Украина), 13.02.2016). Турция: «Да, теперь это война между христианами и мусульманами» (Star, 08.02.2016). Сербия: «Греко-католическая церковь критикует папу: «Многие верующие ощущает себя преданными Ватиканом» (Blic, 14.02.2016). Австрия: «Политическая повестка у патриарха Кирилла всегда с собой» (Salzburger Nachrichten, 13.02.2016). Швейцария: «Патриарх и папа римский на Кубе: Священный союз против либерализма» (Tages-Anzeiger, 12.02.2016); «Патриарх Кирилл: Священник со слабостью к роскоши» (Tages-Anzeiger, 08.02.2016). Япония: «РПЦ претендует на главенство в православном мире. Путин пользуется ситуацией в целях преодоления международной изоляции» (Sankei Shimbun, 14.02.2016). Франция: «Тесная связь между царем Путиным и Патриархом Кириллом» (Le Monde, 14.02.2016). США: «Откуда нам знать, что саммит папы с патриархом — нечто большее, чем просто фотосессия» (The Boston Globe, 13.02.2016). Германия: «Мужской поцелуй, который по нраву Путину; Встреча папы Римского и патриарха» (Der Spiegel, 13.02.2016).

Индекс агрессивности: турецкий котел начинает кипеть

Общий индекс агрессивности на неделе с 8 по 14 февраля составил 1,28. Этот показатель почти не меняется уже третью неделю подряд. Если попытаться дать понятные аналогии состояния информационной опасности для России, то это примерно температура 37,5 для человека. Плохо то, что такая температура уже долго держится.

На карте тональностей ничего особо примечательного нет. Вот разве что Турция стала «негативной». У нее сегодня индекс агрессивности равен 1,0. Это ниже, чем средний, однако для турецких СМИ это небывало высокий уровень. Война в Сирии серьезно деформирует российско-турецкие отношения, при этом медиа нашего черноморского соседа постепенно втягиваются в информационную войну: «Турция ударила по PYD, русские пришли в бешенство» (Star, 14.02.2016); «Главная проблема в Сирии — Россия» (Turkiye, 13.02.2016); «Сирийцы не ценнее муравьев?» (Sabah, 12.02.2016); «Кто скажет Путину «стоп»?» (Milliyet, 10.02.2016); «И Россия, и США — оккупанты» (Milli gazete, 08.02.2016); «Россия, РПК и тайная операция» (Milliyet, 09.02.2016).

Лидером по величине ИА неожиданно оказалась Австрия. Этот показатель для нее равен 5,25. По нашим понятиям, Австрия находится с Россией в состоянии полноценной информационной войны. «Михаил Саакашвили: «Украину нельзя наказывать за то, что она храбрая» (Die Presse, 14.02.2016); «Сирия, Украина, беженцы: У Запада отказывают органы» (Die Presse, 14.02.2016); «Роль Владимира Путина в сирийском конфликте: Поджигатель в роли пожарного» (Die Presse, 14.02.2016); «Москва уничтожает ларьки с едой и мобильными телефонами» (Der Standard, 13.02.2016); «Похищение на мосту; История Маргарете Оттилингер, прошедшей сталинские лагеря» (Die Presse, 13.02.2016); «Когда русский говорит о «мировой войне», это значит, что премьер экономически ослабленной страны хочет продемонстрировать её мощь» (Kurier, 13.02.2016); «Правительство Латвии хочет оттеснить русский язык ещё дальше на периферию» (Der Standard, 12.02.2016); «От сирийского конфликта сошёл бы с ума сам Карл фон Клаузевиц» (Wiener Zeitung, 10.02.2016); «Австрийские и баварские политики с радостью работают на Путина и Орбана» (Der Standard, 10.02.2016); «Русские сами производят «немецкие» продукты» (Kurier, 08.02.2016).

В других странах индексы агрессивности вполне терпимые, в США даже ниже среднего (1,12). В Великобритании — 1,4, во Франции — 1,08, в Польше — 2,37.

В последнем случае ИА очень большой, но мы уже отмечали, что в Польше оголтелое русофобство теперь сменилось более прагматичным антироссийством. Это можно проверить на сегодняшнем материале: «Кто падет первым: Россия обанкротится или Европейский союз распадется? Началась гонка со временем…» (wPolityce.pl, 14.02.2016); «Россияне крадут у немцев «шоу», Украина почти переходит на крик, а польский президент говорит по-английски. Несколько замечаний после конференции MSC 2016» (wPolityce.pl, 14.02.2016); «Дуда в Мюнхене: «Россия беспощадна, необходима жесткая позиция НАТО» (TVN 24, 13.02.2016); «Запад неумело ведет дела с Россией» (Polskie Radio, 13.02.2016); «Российский империализм — угроза для Польши. Как противостоять Путину?» (Interia.pl, 12.02.2016); «Имиджевый успех Кремля?» (Rzeczpospolita, 11.02.2016); «Если будет война, нас спасет атака» (Rzeczpospolita, 10.02.2016); «Зачем нам союз Междуморья» (Rzeczpospolita, 10.02.2016); «Антон Шеховцов: Путин торжествует по поводу Качиньского» (Wirtualna Polska, 08.02.2016).

Вот несколько выводов. Во-первых, замеченная нами тенденция к прагматизму в польских СМИ сохраняется. Во-вторых, «общечеловеческие», либеральные мотивы сменились националистическими, у польской элиты появилась своя, а не американская антироссийская повестка дня. Много говорится о противостоянии с Россией, но совсем мало о «коррумпированности Путина». В-третьих, польское общество в гораздо меньшей степени разогревается по поводу «российской агрессии на Украине» и в гораздо большей — по поводу «Северного потока».

Наш выбор: королевство кривых зеркал

«Россия и США возвращаются к «спирали холодной войны», — пишет газета L’Express (9.02), ссылаясь на выступление директора национальной разведки США Джеймса Клэппера (James Clapper) в американском сенате. — По мнению Клэппера, русские являются фундаментальными параноиками относительно НАТО. Одновременно Россия продолжает повышать уровень информационной войны, раздувая антизападные настроения с целью дискредитировать Запад, спутать или исказить картину событий, которые угрожают имиджу страны. В своем докладе глава национальной разведки США назвал Путина первым лидером после Сталина, расширившим территорию России, имея в виду присоединение Крыма к России».

В этом году доклад директора национальной разведки США был по отношению к России самый спокойный за все время наблюдений. Про параноиков Клэппер не говорил, а про наши СМИ —да, было. Но, как мы уже отмечали, у Запада теперь в России два врага — Путин и российские СМИ, вернее, наш первый и второй телеканал.

Про них матерый политический разведчик дал сенаторам такую прогнозную информацию (перевод наш): «Россия (в 2016 г.) будет продолжать наращивать усилия в области информационной войны (информационного противоборства), чтобы еще больше разжечь антиамериканские и антизападные настроения как внутри страны, так и по всему миру. Москва продолжит также практику публикации недостоверной и вводящей в заблуждение информации в целях дискредитации Запада. События, которые могут негативно отразиться на имидже страны, повлиять на внутреннее единство российского общества или поставить под сомнение роль России как ответственного и незаменимого глобального игрока могут подаваться в искаженном свете или пристрастно».

Обратите внимание: нигде речь не идет о зажиме в России пресловутой свободы слова. Речь идет (разумеется, с использованием соответствующей пропагандистской терминологии) о сохранении российскими СМИ государственнической позиции. Это реально (и весьма серьезно) угрожает интересам США.