По сути этот проект может стать либо очень большим шагом в обоюдном развитии экономик обеих стран, либо создаст России новые экономические проблемы.

«Пока Европа погрязла в проблемах с мигрантами, США готовятся к выборам, а Россия озабочена внутриэкономическими проблемами и ситуацией в Сирии, Китай семимильными шагами идёт к своей цели, а именно, построению экономического моста на самом большом континенте мира», – поделилась Анна Рыжова, научный сотрудник, кандидат экономических наук Санкт-Петербургского регионального информационно-аналитического центра Российского института стратегических исследований при Президенте России (СПб РИАЦ РИСИ).

По её словам, если экономические мосты будут проложены и их безопасность не будет вызывать вопросов, то единство Евразии станет близко к реальности. Континет с населением, превышающим 3 млрд, обладает астрономическим потенциалом экономического роста.

Необходимо учитывать, что формирование нового экономического пространства будет происходить с опорой на колоссальные экономические ресурсы Китая. Это, в свою очередь, даёт предпосылки тому, что весь континент может попасть под «мягкий» экономический контроль со стороны Поднебесной.

Анна Рыжова также отметила, что идея создания нового экономического пояса Шёлкового пути получила бурное развитие и по факту превращается в стержень новой геоэкономической стратегии Китая.

Уже создана специальная организационная структура в составе правительства КНР, организована финансовая база в форме специализированного фонда.

«Китайская сторона заявила, что готова вложить в проект до 900 млрд долларов. Деньги планируется предоставить в виде проектного финансирования и кредитов для стран – участниц проекта. На сегодняшний день уже выдано порядка 70 млрд долларов», – говорит сотрудница СПб РИАЦ РИСИ.

Стоит отметить, что поистине внушительно выглядит не только количество средств, вложенных в проект, но и его география. Предполагается строительство 3-х железнодорожных коридоров. Северный коридор, предположительно, пройдёт из западного Китая через Казахстан в Россию и далее к Санкт-Петербургу.

После Северной столицы путь продолжится в Европу, конечная остановка – Берлин. Впрочем, пока окончательное решение не принято, хотя часть этого пути уже активно строиться.

«Надо понимать, что транспортные артерии – это одна из главных целей экономических войн и главный аргумент в любом из политических споров», – подмечает Анна Рыжова.

Получается, кто контролирует транспортную систему, держит в руках экономику, а значит, способен решать судьбу целого государства. Для Китая развитие проекта имеет стратегическое значение, так как на данный момент страна зависит от морских поставок энергоносителей.

Как следствие, КНР находится в постоянной опасности применения нефтяного эмбарго на море.

Благодаря Китаю в России сформирован позитивный образ реализации проекта строительства нового пояса Шёлкового пути. По данным анализа сотрудников СПб РИАЦ РИСИ, на практике позитивных моментов для нашей страны и города не так уж и много. После развала СССР наша страна решала свои внутренние проблемы, а Китай занялся освоением Центральной Азии, традиционно находящейся в зоне влияния России.

На сегодняшний день РФ вернулась к взаимодействию со своими азиатскими соседями, однако теперь в большей степени играет роль политического лидера, а экономическое первенство в регионе уже прочно принадлежит КНР. Уже несколько лет Россия проигрывает Китаю экономическую борьбу за Центральную Азию.

По словам Анны Рыжовой, товарооборот России со странами Центральной Азии в 2014 году составил 27,8 млрд долларов, а Китая – 46 млрд долларов. По ряду вопросов интересы РФ и КНР находятся в жёсткой конкуренции: энергетика, урановое производство, добыча редких металлов, область военных технологий, борьба за рынки сбыта. При таком положении дел России необходима своя схема континентальной интеграции.

Пока же экономическая нестабильность в РФ вызывает много вопросов у Китая: сможет ли Россия участвовать в проекте Шёлкового пути в качестве полноценного участника или её роль ограничится ролью страны-транзитёра?

Говоря о роли Петербурга, как одного из ключевых центров взаимодействия с китайской стороной, стоит отметить, что у Администрации города есть многолетний, конкретный опыт взаимодействия с восточными соседями партнёрами.

«Наработанный сотрудниками Комитета опыт взаимодействия поможет выработать единый алгоритм действий, который можно применять на территории как города, так и всей страны, – рассказал Родомир Красавцев, начальник Отдела стран Азии, Африки и Латинской Америки Управления по международному сотрудничеству Комитета по внешним связям Санкт-Петербурга. – Предполагаемая северная ветка – это ни много ни мало 9 субъектов РФ. При том, что в нашем городе уже сейчас достаточно много проектов в которые инвестирует китайская сторона».

По его словам, главной проблемой российско-китайского взаимодействия является отсутствие у большинства петербургских бизнесменов чёткой стратегии развития собственных проектов, в которые могли бы инвестировать китайские компании. Непринятие культуры китайского народа, как следствие, возникает непреодолимое непонимание между партнёрами. Многие проекты так и остаются только на бумаге. В то же время, всё не так безнадёжно, как это может показаться на первый взгляд.

Самое главное в том, что Запад во главе с США стремится затруднить развитие китайской экономики, а быстро растущая экономика КНР требует максимально быстрого и безопасного обеспечения сбыта продукции, в первую очередь, на европейском рынке, куда самый безопасный путь проходит через Россию.

В этом процессе Петербург может сыграть ключевую роль, но сначала предстоит провести большую работу по налаживанию межкультурного диалога.