Провокация как последний метод

История с турецким парламентарием Селин Боке распространилась далеко за пределы Турции. Западные блогеры отреагировали на ситуацию с либеральной непреклонностью к попранию основных свобод человека. Для Эрдогана, и так заслужившего неодобрение НАТО за беспредел на сирийско-турецкой границе и отчаянно стремящегося в Евросоюз, некрасивая история с Селин Боке — удар по больному месту, в очередной раз продемонстрировавший, что европейские ценности для Анкары — не более, чем способ манипулирования ради собственных интересов.

А началась история с того, что одна из самых популярных турецких проправительственных газет Bugun выпустила статью под заголовком «Представитель партии РНП Боке была крещена». В статье сообщалось, что в Республиканско-народной партии, которая, к слову, является самой главной оппозиционной партией страны, якобы возник разлад из-за того, что Боке крестилась. Журналисты заявили, что отец Боке — православный христианин родом из провинции Хатай, исторически населенной арабоязычными христианами.

Селин Боке получила экономическое образование в США и имеет звание профессора экономических наук. Оставив блестящую карьеру в Америке, она приехала в Турцию и присоединилась к РНП. Как пишет арабская интернет-газета Almonitor, Боке известна яростной критикой правительственного курса в целом и Эрдогана в частности. «В Турции нет проблем с политическим устройством, скорее, проблемы есть у Эрдогана, который не может сосредоточить власть в своих руках», — приводит газета слова депутата.

Как отмечают турецкие аналитики, имея столь идеальное резюме и бесстрашие в критике государственной линии, Боке стала практически неуязвимой для турецкой пропаганды. Единственным способом очернения для заступников президента остался переход на личности. И крещение Боке стало отличным поводом.

Материал Bugun взволновал не только общество, но и политические элиты. Кто-то из оппозиции встал на защиту депутата. Другие начали обвинять Боке ни много ни мало в предательстве родины. Ситуация накалилась настолько, что Боке была вынуждена собрать пресс-конференцию.

«Сегодня меня и мою семью сделали объектами травли на почве религиозной нетерпимости, — заявила Боке, — К сожалению, не нас первых и не нас последних. Я хочу прояснить ситуацию раз и навсегда. Как гражданке Турции мне стыдно, что в XXI веке мне приходится делать заявления против разжигания религиозной ненависти. Мне нечего скрывать или стыдиться. Стыдиться стоит тем, кто считает, что мне нужно что-то утаивать. Моя семья жила на этих землях испокон веков. Члены моей семьи являются гражданами этой страны и посвятили свои жизни служению родине. Я удовлетворю любопытство тех, кому интересно мое семейное древо: часть моей семьи — христиане, часть — мусульмане».

По итогам пресс-конференции проэрдогановские газеты выпустили статьи с заголовками вроде «Боке: я грожусь, что я христианка, и мне стыдно, что я гражданка Турции». Как пишет портал Almonitor, в турецких соцсеях на Боке напали тролли, предлагая депутату отправиться обратно в США. А в Twitter пользователи начали распространять картинки с ложным семейным древом Боке.

Боке поддержал Селахаттин Демирташ, представитель прокурдской «Партии демократического общества», выразив недоумение по поводу столь пристального внимания к  религиозной принадлежности Боке, заявив, что подобные настроения являются признаком «менталитета ИГИЛ».  Пользователи сети задаются вопросом: «Как партия, пришедшая к власти на волне защиты религиозных прав и свобод, стала партией нетерпимости?»

Турецкие аналитики отмечают, что скандал с Боке еще больше разделил партию Эрдогана, которая уже давно не является единой.

По мере нарастания давления общественности турецкий министр Ахмет Давутоглу выступил перед прессой с заявлением: «Сомневаться в чьей-то личности и начинать дискуссии из-за религиозной принадлежности противоречит правам человека». Затем министр юстиции Турции Бекир Боздаг, который, к слову, является видной фигурой в эрдогановской «Партии справедливости и развития», осудил материал газеты Bugun. Мэр Анкары Мелих Гегчек поддержал Боке в своем Twitter и призвал ее гордиться тем, что она христианка.

Турецкий колумнист Пинар Трэмблей пишет: «Этот конфликт выявил две проблемы. Первая состоит в том, что клевета проправительственных СМИ в Турции стали нормой. За эту клевету практически никого нельзя привлечь к ответственности. Вторая проблема — это  проблема межрелигиозных браков в Турции. Смешанные браки не являются чем-то новым или редким в Анатолии, но их почти всегда держат в тайне».

Турция — страна совсем не светская

Корреспондент Федерального агентства новостей попросил прокомментировать скандал с Селин Боке российских экспертов.

Советник директора Российского института стратегических исследований Елена Супонина считает, что подобная реакция вполне ожидаема, учитывая курс на исламизацию президентаТурции.

«Переход мусульман в христианство не очень приветствуется. За это могут не только критиковать. В некоторых странах могут и убить. Для мусульманского общества в целом это ожидаемая реакция, другое дело, что Турция — светская страна. Только при Эрдогане начался крен в сторону исламизации Турции. Поэтому острота реакции может быть связана именно с внутренней политикой Эрдогана», — заявила Елена Супонина.

Роман Лункин, религиовед и ведущий научный сотрудник Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН, заявил, что ситуация с турецким парламентарием имеет сразу два измерения.

«Есть фактор идеологический. Очевидно, что принять православие в по факту мусульманской стране — это вызов. Но есть еще и политический фактор, ведь Турция находится в конфликте с православной Россией. И публично объявить себя христианкой — значит встать в оппозицию к действующей власти. Это плевок в сторону Эрдогана, хотя личные мотивы госпожи Боке могут быть разные. Но если ее партия оппозиционная по отношению к президенту Турции, то, безусловно, принять в пику Эрдогану русскую религию — это стопроцентно политический демарш», — сказал Роман Лункин.

«Несмотря на то, что Турция провозглашает себя светским государством, историю не вычеркнешь. Всем понятно, что ни о каком свободном существовании православия на территории Турции речи быть не может. Нет там православных храмов или свободы действий для христиан. Поэтому большинство будет поддерживать ислам. И, естественно, когда в исконно исламском государстве человек открыто провозглашает себя христианином, он должен ожидать негативной реакции. Думаю, аналогичная ситуация сложилась бы, если бы в среде католиков кто-то принял ислам. Для нас этот поступок может выглядеть как героический, но, вероятно, и сам депутат должен осознавать условия, в которых он живет, если не хочет вызывать негативной реакции», — считает Андрей Постернак, священник, декан исторического факультета Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета.

Директор Правозащитного центра Всемирного русского народного собора и член Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Минюсте РФ Роман Силантьев тоже уверен, что статус Турции как светского государства в данный момент не соответствует действительности.

«Турция — страна давно не светская. Во главе там стоит исламист, который за смену веры и убить может. Я бы на месте этой дамы поостерегся товарища Эрдогана — он и за меньшее людей сажал. Конечно, для него это вызов. Мусульмане крестятся часто — дело обычное, но в Турции это небезопасно. Надо иметь в виду, что ваххабиты к этому относятся очень нервно», — заявил эксперт.

Мария Медведева