Явка на парламентских выборах в Иране превысила 50%, сообщил официальный представитель центризбиркома Исламской Республики. По его словам, голосование проходит спокойно, без происшествий. В Иране в пятницу проходят выборы в Меджлис — однопалатный парламент, параллельно идут выборы в Совет экспертов, назначающий духовного лидера страны. Советник директора Российского института стратегических исследований Елена Супонина обсудила тему с ведущим «Коммерсантъ FM» Маратом Кашиным.

— Мы знаем, что это первые выборы в Иране после снятия санкций, в данном случае насколько этот фактор имеет важное значение, и кому из кандидатов или партий сам факт снятия санкций на руку?

— Парламентские выборы действительно проходят впервые в Иране после процесса снятия санкций, поэтому важность их заключается, прежде всего, именно в этом. Санкции снимали реформаторы, и это была идея президента Хасана Рухани, который считается у реформаторов своим, — добиться, чтобы Иран вышел из международной изоляции.

Однако разделение иранских политиков и духовных лидеров на умеренных, на консерваторов, на реформаторов очень условное — по большому счету все иранские политические деятели выступали за то, чтобы экономическое давление на страну было снято, потому что Иран задыхался, Ирану нужно было выходить на международную торговую площадку, поэтому выборы и проходят так спокойно. Больших противоречий сейчас в иранском обществе не наблюдается.

— Проходят спокойно, но с большим воодушевлением люди отправились на избирательные участки. Информационные агентства сообщают, что гигантские очереди, и женщины, мужчины в разных очередях стоят, согласно исламской традиции. Это в данном случае имеет второстепенное значение. Скажите, для президента Рухани что-то поменяется после того, как будет объявлен новый состав парламента?

— Для президента Рухани очень важно, чтобы парламент его поддерживал при принятии дальнейших решений, которые касаются вывода Ирана из международной изоляции. Чем более лоялен парламент, тем больше шансов на принятие законов, которые могут помочь реформировать экономику. По моим данным, раскладка в парламенте будет достаточно сбалансированной, то есть если мы сможем говорить о неком перевесе реформаторов, все равно они будут сдерживаться присутствием и более консервативных сил, но над этим еще накануне выборов работало сразу несколько структур в Иране, которые призваны обеспечивать баланс и незыблемость системы. Это, например, Стражи конституции — есть такой орган в Иране, который не допустил к участию в выборах тех кандидатов, которые занимали более радикальные позиции как по одну, так и по другую сторону. Опять-таки, иранское общество сейчас очень монолитно, поэтому когда я читаю в западной прессе, что Иран может ожидать новая «зеленая революция» по аналогии с событиями 2009 года, в Иране может произойти нечто вроде советской перестройки, все это выглядит очень надуманно. Западные аналитики иногда выдают желаемое за действительное. И никаких больших потрясений в Иране сейчас не будет.
Что для нас важно? Для нас важно, что Иран выходит из международной изоляции, и выборы одновременно в парламент и в Совет экспертов докажут, что иранское общество готово к выходу из этой международной изоляции. Это значит, что Иран открывается миру как глобальный, огромный рынок, это очень сладкий пирог, за каждую долю которого пойдет очень серьезная борьба и острая конкуренция между российскими и американскими, европейскими, китайскими бизнесменами. Для нас это очень важно.

— Елена Владимировна, в Иране есть крайние левые или крайние правые радикальные партии, насколько они сильны в стране, если существуют?

— Среди иранцев есть некая радикальная оппозиция, которая на самом деле не участвует легально в политических процессах, это если говорить о крайних левых силах. Среди консерваторов есть те, кого называют фундаменталистами. Из них некоторые немного опасались вывода Ирана из международной изоляции, потому что это предполагает и западные инвестиции, не только, конечно, западные, и российские, китайские, но западные в том числе. Есть люди, которые опасаются этого, они думают, что любое присутствие иностранного бизнеса принесет как возможную пользу, так и много вреда стране. Такое мышление еще сохранилось. И эти люди будут в любом случае представлены в парламенте и в Совете экспертов.

Но, тем не менее, у Хасана Рухани, у нынешнего президента страны, очень большая поддержка. Я думаю, парламентские выборы его не разочаруют.