Апология дипломатии

Самым заметным событием последних дней стало прекращение огня в Сирии. Далекие от дипломатии люди думают, что это уже какой-то всеобщий мир и дружба. Жизнь, а тем более жизнь политическая, связанная с урегулированием кровавых конфликтов на террористической подкладке, увы, далека от благостности. Сначала дело делают наши летчики, моряки и спецслужбы. Потом в дело вступают дипломаты, потом главы государств. Скажем жестко: именно президенты России и США, а не международные чиновники или активисты гуманитарных фондов отдали приказы об остановке боевых действий Россией и Соединенными Штатами, а заодно и их союзниками и партнерами, действующими в регионе. Не забудем и про то, что режим прекращения огня не касается группировок ИГ и “Джебхат ан-Нусра” (запрещены в РФ). Кстати, командования российских и американских вооруженных сил начинают обмен данными о расположении террористов из этих группировок.

Неафишируемая подготовка к достижению договоренностей на высшем уровне на самом деле как-то находила отражение в зарубежных СМИ. Судите сами. За период с 15 по 21 февраля медиа США не выдали ни одного материала по сюжету “Участие России в боевых действиях против ИГ”, хотя наполненность этого тематического кластера была необычайно большая — 263 статьи. Со стороны СМИ Германии и Великобритании, напротив, шла яростная атака на работу наших ВКС в Сирии: индексы агрессивности составляли 23 и 37 соответственно, что даже выше, чем для украинского кейса.

Например, для крайне раздраженных массмедиа ОАЭ этот показатель был равен 3,4, а для Франции — всего 1,3. Турция этого сюжета вообще не заметила. Немецкие эксперты уже не стесняются говорить, что “Путин хладнокровно пользуется тем, что Обама так слаб”.

Отметим, что в преддверии достижения договоренностей за рубежом резко активизировалось обсуждение российско-американских отношений. Сами американские журналисты обеспечили в данном вопросе ИА (индекс агрессивности) на уровне 1,0, в то время как Великобритания и Германия остались этими отношениями недовольны: здесь ИА равен 4,0 для обеих стран. Для примера — у Франции он оказался всего 0,7.

Логично предположить, что тема “Реакция России на события в Сирии” оказалась в рассматриваемом контексте ключевой. Здесь исходные дипломатические позиции достаточно контрастны. К достижению мира в Сирии стремились США (ИА равен 0,7), весьма позитивно эти процессы оценивали СМИ Франции (0,7). Для Турции именно дипломатическое урегулирование по российско-американской схеме было достаточно проблемным вопросом (ИА равен 1,5, что аномально высоко для общих оценок России в этой стране).

А вот в Германии индекс агрессивности был в 10 раз выше, чем в США — 7,3. При этом обратим внимание на тот факт, что Великобритания совершенно не интересовалась тем, как Россия собирается устанавливать мир в Сирии, ограничиваясь осуждением “бомбардировок мирных жителей”.

И очень даже зря. Помимо российско-американских договоренностей, у России в Сирии есть и своя эксклюзивная роль. Прекращение огня должно стать стартом важных событий: Россия (а не США) во взаимодействии с сирийскими властями инициирует начало процесса национального примирения в Сирийской Арабской Республике. И именно на российской авиабазе “Хмеймим” создается специальная координационная группа, куда представители местных оппозиционных группировок по электронной почте или по телефону могут круглосуточно направлять заявочные листы для начала мирных переговоров.

Налажено активное информирование по всем доступным каналам (телевидение, радио, СМС-рассылки, пресса, листовки, звуковещание) местного населения, лидеров и рядовых боевиков оппозиционных группировок о готовности сирийских властей к переговорам и подписанию соответствующих договоренностей.

Информационная активность: свергнет ли Путин Меркель?

Активность зарубежных СМИ за период c 15 по 21 февраля 2016 года, по сравнению с предыдущей неделей, снизилась на 8,20% (1512 материалов против 1647). Это было ожидаемо после пика, поэтому развернутых комментариев не требует.

По числу публикаций опять далеко вперед убежала Германия, которая, судя по всему, все-таки втянулась в маленькую информационную войну с Россией. Кое-что по этому поводу проясняет солидная The Times: “Меркель опасается, что Путин собирается “свергнуть” Меркель, используя миграционный кризис” (The Times, 21.02.2016).

Надо сказать, что ведут эту войну немецкие журналисты весьма изобретательно и без заламывания рук. Но это как раз и самое опасное: “И бог создал феминистку; О книге Н. Толоконниковой” (Frankfurter Allgemeine Zeitung, 21.02.2016); “Письма из Европы; В ожидании новой русской революции” (Die Welt, 21.02.2016); “Представь, а вдруг война…; О возможности вооруженного конфликта между Россией и США” (Welt am Sonntag, 21.02.2016); “Российско-германский экспорт с 2012 года сократился в два раза” (Der Spiegel, 20.02.2016); “Агрессия Путина; Сила Путина в слабости Запада” (Der Spiegel, 20.02.2016); “Мафусаил из колхоза; Репортаж из российской провинции” (Der Spiegel, 20.02.2016); “Неуязвимая империя; Книга Михаила Ельчанинова о философии путинизма” (Die Welt, 20.02.2016, Германия); “Холодно, холоднее, холоднее некуда! О новой “холодной войне” между Россией и Западом” (Die Tageszeitung, 20.02.2016); “Сколько свечек может купить пингвин? Бизнес РПЦ” (Frankfurter Allgemeine Zeitung, 20.02.2016); “Экономический кризис в российской провинции: кто выигрывает, кто страдает” (Deutschlandradio, 19.02.2016). Но есть немного и позитива: “Российская студентка — новая звезда моды” (Bild, 17.02.2016); “Тот, кто выжидает сегодня, завтра не сможет заработать” (Frankfurter Allgemeine Zeitung, 20.02.2016).

На информационном поле заметно возросла активность Объединенных Арабских Эмиратов. Негатив среди публикаций по России преобладает, что связано с несогласием с политикой в отношении Сирии. Но неожиданно много и позитива: “Присоединение Крыма к России стало неожиданностью для Запада” (al-Khaleej, 17.02.2016); “Инвестиционная привлекательность стран СНГ растет” (al-Khaleej, 18.02.2016); “Русский, персидский и китайский языки пользуются спросом в Сирии” (al Aan, 19.02.2016); “ОАЭ оценили поддержу России в решении иранско-эмиратского конфликта вокруг островов” (al-Bayan, 21.02.2016); “Россия увеличит экспорт продовольствия в ОАЭ” (al-Khaleej, 19.02.2016).

В клуб “позитивистов” впервые с момента наблюдений вступила Сербия: “Рогозин настаивает: “Если бы Югославия имела С-300…” (Blic, 21.02.2016); “Сербская народная партия: Членам русской гуманитарной миссии — дипломатический иммунитет, как и представителям НАТО” (Политика, 19.02.2016); “Санкции и Крым — это шанс для сербских предпринимателей” (Danas, 19.02.2016); “Ответ американскому F-35. Познакомьтесь с русским Небесным Зверем” (Blic, 18.02.2016); “Гибридная война против России и Путина” (Нова Српска Политичка Мисао, 17.02.2016); “Америка не примиряется с русскими успехами” (Политика, 16.02.2016); “Маркович: Восковая фигура Владимира Путина в Ягодине до конца марта” (Vecernje novosti, 15.02.2016).

Индекс агрессивности: Сербия расцвела позитивом

Общий индекс агрессивности на неделе с 5 по 21 февраля составил 1,13, т.е. немного снизился (ранее был 1,28). Тенденция к снижению, как представляется, сохранится и в ближайшие недели.

Карта тональностей весьма необычна. Кроме Сербии, давшей как никогда много позитива, обращает на себя внимание негативная раскраска Египта и Индии. Это сенсации. Египет сердится за Сирию, но есть и интересные сюжеты: “Средиземноморье — поле битвы между Россией и США” (al-Ahram, 15.02.2016); “Падение экспортных цен на российскую пшеницу” (al-Wafd, 16.02.2016); “Россия развернула “электронную войну” против сирийской оппозиции” (al-Wafd, 20.02.2016). С Индией все понятно — это резонансные материалы по поводу смерти двух индийских студенток при пожаре в московском вузе.

Что касается индекса агрессивности по странам, то тут сегодня лидером является Великобритания: ИА для этой страны равен 2,8. Германия и Польша имеют эти показатели на уровне 2,5. США показали точно средний результат — 1,13.

У американцев привлекают внимание статьи: “Следующие территориальные притязания Путина: Сувалкский коридор” (Newsweek, 16.02.2016); “Что-то не так с данными об уровне смертности в России, связанной с употреблением алкоголя” (Forbes, 16.02.2016); “Германия и газовая мечта Путина” (The Wall Street Journal, 16.02.2016); “Какой кризис? В России наблюдается бум продаж автомобилей класса “люкс” (CNN, 15.02.2016); “РПЦ блокирует захоронение останков Романовых” (The New York Times, 15.02.2016); “Отсутствие упоминания о Путине в рассуждениях Киссинджера” (Newsweek, 20.02.2016).

Наш выбор: в Берлин на танке

Значительная часть россиян (37%) видят политический идеал России в советской политической системе, пишет франкоязычная швейцарская газета Le Temps (22.02), ссылаясь на данные “Левада-Центра”. “Государственные российские СМИ представляют советское время только с положительной стороны: это была эпоха стабильности, научных открытий и успехов на международной арене. Больше всего ностальгируют по Советскому Союзу люди старше 70 лет, и это понятно. Но удивительно, что советская модель общества привлекает и молодое поколение, выросшее в период правления Владимира Путина. Так, например, один из молодых московских депутатов заявил, что не едет в Европу, так как считает унизительным просить для этого визу. А если однажды поедет, то только на танке, как его дед, солдат Красной армии, дошедший до Берлина в 1945 году”.