БИШКЕК, 3 мар — Sputnik, Асель Минбаева. Один из крупнейших рынков Центральной Азии «Дордой», некогда дававший работу тысячам кыргызстанцев и обеспечивавший казну немалыми налогами, переживает не лучшие времена. О том, что послужило причиной снижения торговли и, самое главное, что будет дальше, читайте в материале Sputnik Кыргызстан.

Несмотря на кризис, они выходят на работу. И пусть уже не к пяти утра, чтобы удовлетворить интересы оптовиков из России и Казахстана, как это было в лучшие годы, а к девяти.

По данным Государственной налоговой службы, в 2014 году ежемесячно собиралось около 34 миллионов сомов. А уже в январе 2016-го собрано всего 24,5 миллиона.

В лучшие времена арендная плата за контейнер составляла более тысячи долларов. Сейчас владельцы готовы сдавать их бесплатно, лишь бы кто-то смог оплачивать все взносы за него.

Почему так случилось? Эксперты видят три основные причины. 

Конкуренция «Хоргоса»

Идея создания международного центра приграничного сотрудничества «Хоргос», гигантской зоны Duty Free, прозвучала лет 15 назад. И хотя торжественное открытие произошло в конце 2011 года, полномасштабно он заработает к 2018-му.

По размерам «Хоргос» в пять раз превышает «Дордой». Уже сейчас действуют специальные шопинг-туры. Организаторы обещают сутки покупок за 1,4 тысячи сомов. Для затравки на специализированных сайтах также указаны цены: к примеру, длинная норковая шубка стоит 600-900 долларов, мужские пуховики можно приобрести по 1000 сомов.

Мнения

Марат Шибутов, аналитик Ассоциации приграничного сотрудничества (Алматы): 

— »Хоргос» — это крупный межгосударственный проект. Для бизнесменов, производителей разработаны специальные дотации, льготы. Там торговля беспошлинная.

«Дордой» такое предложить не может. У него нет дотаций, поэтому цены в Кыргызстане на порядок выше. А если так, то зачем туда ехать?

Плюс на «Хоргосе» есть железная дорога, и там огромное количество перевозчиков, которые могут по льготным ценам все везти. Там можно заказать три фуры, а четвертую тебе предлагают бесплатно.

Смысла в «Дордое» уже нет. Оттуда оптовики начали перебираться до того, как Кыргызстан вошел в Таможенный союз. Он уже за два года до этого испытывал сложности.

Модель «Дордоя». Нужна легальная экономическая зона. Для этого должны быть специальные соглашения, такую зону надо выбивать у партнеров. Это все очень сложно.

Максим Лихачев, научный сотрудник РИСИ(Российский институт стратегических исследований):

— »Хоргос» — это не рынок. Его задача — создать индустриальный парк, платформу для развития инновационных отраслей промышленности. Руководство Казахстана привлекает зарубежные компании для работы в рамках свободной экономической зоны на базе «Хоргоса».

К чему я все это говорю? К тому, что между «Хоргосом» и «Дордоем» есть принципиальная разница. Казахстан если и будет вкладывать огромные деньги, то не ради рынка. Там задачи совсем другие.

У Казахстана есть терминал на Желтом море. У них задача — связать порт Ляньюньган с Хоргосом и Актау и обеспечить экспорт товаров в западном направлении — в Европу.

Поэтому «Хоргос» не представляет прямой угрозы «Дордою». Но какие-то товарные потоки туда перетянуты. Но там не так хорошо для предпринимателей. По данным прессы, здесь берут по 4 тысячи долларов в год за торговое место.

Конечно, рынок «Дордой» может повысить для граждан из Казахстана свою привлекательность. Но работать надо в конкурентной среде, по законам рынка. Конечно, на бумаге все гладко, якобы в Кыргызстане созданы хорошие условия для них. Однако предприниматели из других стран нередко подвергаются поборам со стороны представителей власти. Нужно устранять это и разрабатывать механизм на уровне государства.

Изменение покупательских привычек

Изменения в ценовой политике ряда магазинов привели к тому, что бишкекчане стали активнее покупать товары, особенно одежду, не посещая рынки. Свою роль сыграла и продажа через социальные сети и интернет-магазины.

Мнения

Исхак Бостон, директор магазина одежды в Бишкеке:

— Чем магазины отличаются от рынка? По всему миру действует 600 таких же магазинов, как здесь. И мы хотим, чтобы уровень обслуживания в Бишкеке был не хуже, чем в такой же точке в Стамбуле или еще где-то.

На рынках часты проблемы с примерочными, иногда негде примерить вещь. У нас их достаточно. И мы работаем по закону: продавцам выплачиваются сверхурочные, производятся все отчисления.

Еще одно наше преимущество перед рынками — возврат товара. Если клиенту не подошел размер или цвет, мы готовы вернуть ему деньги или обменять вещь при условии, если покупатель сохранил чек. Разумеется, в течение определенного времени.

Конечно, все это требует вложений, что по идее увеличивает стоимость товара. Но мы не хотим накручивать цены в три-четыре раза. И это позволяет нам продавать больше товара по приемлемой цене, что помогает продержаться в условиях кризиса.

Светлана Матяш, покупатель:

— Раньше мы почти всегда отоваривались на «Дордое». Но сейчас у нас появился ребенок, и это стало не так удобно. Зимой там холодно — минус 20. Не хочу, чтобы сын подхватил простуду.

Поэтому мы стали одеваться в магазинах, но не в дорогих бутиках. Мы не привыкли с жиру беситься и тратить деньги непонятно на что.

Когда какая-нибудь вещь нужна быстро и срочно, я иду в магазин. Но на «Дордое», конечно, выбор больше, чем там. Поэтому, если покупка действительно крупная, приходится ехать на «Дордой».

Валютные скачки

По данным Нацбанка, только за один год доллар подорожал на 12 сомов. Рубль за это же время и подпрыгивал до 1,3 сома, и опускался до 90 тыйынов.

Только за январь и февраль нынешнего года регулятор 17 раз выкидывал в экономику доллары, чтобы избежать резких колебаний сома.

Мнение 

Завкафедрой менеджмента и социально-информационных технологий БГУ кандидат экономических наук Кенешбек Алимбеков: 

— По нашей экономике валютная нестабильность била достаточно долго. Бизнес, как вы знаете, этого очень не любит. Объясню на конкретном примере.

Владелец контейнера на «Дордое» заказывает партию утюгов, которые, по его мнению, будут пользоваться популярностью у кыргызстанских покупателей. Естественно, приобретает он их в Турции или Китае за доллары.

Товар поступает, и тут доллар резко идет в рост. Предприниматель понимает, что если он хочет остаться на плаву и закупить потом новую партию утюгов, то нужно поднять цены прямо сейчас. Ведь люди у него покупают в сомах, а чтобы закупить новую партию, придется поменять их на доллары.

Разумеется, покупателям такой рост цен не нравится, так как зарплата у них в сомах, а не в долларах.

Кроме того, национальная валюта россиян и казахстанцев обесценивалась быстрее, чем сом. А значит, покупать продукцию нашего производства, например платья или пальто, стало для них невыгодно.

В общем, «Дордою», как вы понимаете, сейчас несладко.

Сергей Пономарев, президент Ассоциации рынков, предприятий торговли и сферы услуг Кыргызстана: 

— Финансы — это кровеносная система организма торговли. Какие финансы, такая и торговля. Если у нас, в Казахстане и России доллар дорогой (ведь они же в основном покупают товары из Кыргызстана), то соответственно и торговля не ладится.

Из-за падения национальной валюты покупательская способность населения этих стран значительно сократилась и торговля замерла.

А сейчас особо некомфортно себя чувствуют те, кто не может продать зимний товар. Просто потому, что у них нет денег, чтобы завезти весенние вещи. Когда импорт дорогой, то это проблема.

Чуть легче тем, кто производит одежду здесь. У них рабочие руки оплачиваются в сомах, электроэнергия и налоги тоже в сомах.

Конечно, если бы сом обесценивался такими же темпами, что тенге и рубль, то тем, кто производит одежду в Кыргызстане, было бы легче продавать ее за рубеж. И не только им. Сложилась парадоксальная ситуация, что в Казахстане сейчас многие товары дешевле, чем у нас.

Сегодня я встречался с делегацией из Казахстана, и среди них был ресторатор. Я говорю: «Ты филе говядины оптом почем берешь?». Он отвечает, что по тысячу тенге. Можно ли в Кыргызстане хоть где-то купить филе говядины по двести сомов? Абсолютно невозможно!

Но не должно быть иллюзии, что там все стало дешевле. Только продукция собственного производства. Все остальное, как и у нас, покупается за доллары или за евро, и маржа местных перекупщиков всегда меньше, чем в Казахстане или России.

И вот здесь проблема становится политической. Рано или поздно встанет вопрос: готово ли население к тому, что сом будет дешевле, чем сегодня? Оно ответит: «Нет!». Готово ли оно к тому, что продолжится сокращение рабочих мест? Население опять ответит: «Нет».

Поэтому здесь такое решение, которое в любом случае будет непопулярным. Выход один. Сейчас сокращаются барьеры, по которым выдавал кредиты Кыргызско-российский фонд развития. Насколько вы помните, именно Москва постановила, что минимальное кредитное обязательство — это 3 миллиона. Кто платит, тот и музыку заказывает…

Сейчас снизили залоговое обязательство до миллиона. Если бы снизили до 500 тысяч долларов, то многие представители малого и среднего бизнеса могли бы на эти деньги претендовать.

Если бы кредиты выдавали в национальной валюте, а не в долларах, мы бы разогрели экономику. Потихонечку стали бы снова конкурентоспособными, а наши товары —дешевле, чем их.

И тогда «Дордой» снова оживет. К развитию собственной экономики надо идти через политику.