Поток мусульманских беженцев в Европу не просто несет в себе огромное количество потенциальных проблем — от угрозы массового терроризма до роста социальной напряженности и националистических настроений, он может положить конец европейской интеграции. Отчасти в этом виноваты политические просчеты лидеров самого Европейского союза. Идея мультикультурализма, оторванная от традиционных христианских ценностей Старого Света, оказалась провальной, а чрезмерное увлечение либеральными теориями приводит к обратным результатам, констатировали эксперты в ходе международной научной конференции «Гонения на христиан в современном мире: геополитический аспект», которая состоялась в Российском Институте стратегических исследований в Москве.

«Точечный халифат»

Даже германский канцлер Ангела Меркель, ставшая на защиту максимальной открытости и толерантности по отношению к новой волне пришельцев, не так давно признала провал политики мультикультурализма, отметил в своем выступлении главный редактор журнала «Международная жизнь» Армен Оганесян. Он пояснил, что в свое время Германия, как и многие другие страны Западной Европы, придерживалась идеологии «Трех А» в отношении мигрантов-мусульман: считалось, что сначала они должны адаптироваться, затем ассимилироваться и наконец абсорбироваться, то есть полностью раствориться в новом для них социуме. Но этого не произошло.

«Достаточно сказать, что сегодня каждый четвертый представитель турецкой общины, проживающий в Германии, не знает немецкого языка, а каждый второй вообще не общается с немцами. При этом директива ЕС о праве на воссоединение семьи перечеркнула надежды на роль смешанных браков: мужчины предпочитали приглашать родных и невест со своей родины», — констатировал эксперт.

Одной из ключевых ошибок европейских властей, по мнению участников конференции, стало разрешение строить мечети практически в неограниченном количестве. Главными спонсорами такого строительства выступают Саудовская Аравия и Катар. «По разным оценкам, только первая очередь плана массового строительства мечетей предусматривает сооружение в течение ближайших лет порядка 200 мечетей, а вторая очередь — около 500 мечетей, и тоже в весьма недалекой перспективе. На эту программу саудиты и катарцы предусматривают выделение до $5 миллиардов», — рассказал президент Международного фонда единства православных народов Валерий Алексеев.

Эти культовые сооружения становятся центрами притяжения мусульман, препятствуя их интеграции в западноевропейский социум. Вокруг мечетей собираются общины, внутри которых решаются все вопросы — от образования молодежи до разрешения различных споров. А непререкаемым и конечным авторитетом является имам. Почти во всех странах Западной Европы начали действовать шариатские суды, которые полностью господствуют в мусульманской диаспоре, оттеснив государственные судебные органы.

По словам Армена Оганесяна, в отношении замкнутых мусульманских структур в Европе родился выразительный термин — «точечный халифат». Воспитанные в таких «халифатах» молодые люди из третьего и даже четвертого поколения мигрантов-мусульман, родившиеся уже в Европе и пользовавшиеся многочисленными льготами и привилегиями государств-реципиентов, вместо того, чтобы «раствориться», стали все чаще отказываться от изучения местных языков и игнорировать европейские культурные ценности, демонстрируя при этом свою приверженность Корану и мусульманской умме.

Угроза растет

«Сразу после Второй мировой войны в Западную Европу ежегодно прибывало 60−70 тыс. иммигрантов, главным образом из мусульманских стран, а к концу столетия — от 700 тысяч до 1 млн человек. При этом доля приезжих в отношении численности населения достигла 10,3% к 2000 году, к 2013-му эта доля возросла почти до 15%, а сегодня, после известных событий, может существенно увеличиться», — рассуждает Армен Оганесян.

События последних лет еще больше увеличили приток в Европу выходцев из мусульманских государств. Но вначале беженцами стали христиане стран Ближнего Востока и Северной Африки, против которых исламские экстремисты развязали настоящий геноцид, вспоминает Валерий Алексеев. Однако за этой первой и сравнительно небольшой волной беженцев (христиан в данных регионах в настоящий момент сохранилось не так много) последовали следующие, более масштабные и довольно агрессивные волны беженцев, состоящие в основном из переселенцев-мусульман из Афганистана, Ирака, Сирии, Пакистана, Сомали, Ливии, Турции, Египта.

При этом радикальный ислам, занесенный в Европу этим мощны приливом, не встречает сопротивления, поскольку европейское христианство, особенно западного толка, католичество, по признанию папы римского Франциска, представляет собой ныне деморализованную силу. «Европейцы, привыкшие к „своему местному“ и в целом немногочисленному исламу в умеренной манере, оказались в шоке от насильственно привнесенной модели ислама в радикальной упаковке, главным образом агрессивно-салафитского толка, который не скрывает своих целей завоевать как можно большее культурно-духовное пространство», — констатирует эксперт.

Наглядным свидетельством успеха таких завоеваний является привлечение не только мигрантов-мусульман из разных поколений, но и самих европейцев. «В Германии 500 тыс. этнических немцев приняли ислам, во Франции — 300 тыс. коренных французов. Это дает основание экспертам сделать вывод: «Европейское христианство (в основном католичество и протестантизм) фактически сдает свои позиции», — говорит Армен Оганесян.

Разброд и шатание

Обратной стороной медали становится рост националистических настроений. В Германии, например, набирает обороты движение под лозунгом «Нет исламизации Европы», которое, начавшись на востоке страны, быстро нашло себе сторонников и в центре, и на юге, и на западе ФРГ, отмечает Валерий Алексеев. При этом начинают нарастать не только антимиграционные, но и изоляционистские настроения. «Стали возникать активно действующие гражданские и общественные группы и организации, выступающие под все зримее вырисовывающимся лозунгом: «Германия для германцев», что предполагает и весьма скорое появление более конкретного и зловещего лозунга «Германия для немцев!», — поясняет эксперт.

По его словам, реваншистские и ультраправые настроения, долго пребывавшие где-то на дальней периферии немецкого общественного сознания, в связи с неконтролируемым наплывом беженцев резко активизировались в Германии в последнее время. В качестве примера он приводит тот факт, что недавно в ФРГ впервые после Второй Мировой войны не подпольно, а совершенно легально, с полагающейся предпродажной рекламой, в свет вышло переиздание массовым тиражом книги Адольфа Гитлера «Майн камф». И это издание, хотя и с критическими научными комментариями, стоимостью 59 евро за экземпляр, молниеносно было раскуплено немцами.

Провал миграционной политики Ангелы Меркель повлечет за собой ее личный карьерный крах, полагает Валерий Алексеев, а вместе с этим рухнет и германская гегемония в Евросоюзе, поскольку именно Меркель обеспечивает своим пока еще высоким международным рейтингом немецкое политическое лидерство в ЕС и, таким образом, и крепость самого Евросоюза. «Учитывая, что заменить ведущую роль немцев в Евросоюзе больше некому, похоже, что с ослаблением Германии короткой эпохе евроинтеграции наступит конец», — прогнозирует эксперт.

«Разброд и шатание» в высших эшелонах власти в Европе по вопросам миграции — серьезная угроза единству Европейского союза, согласен Армен Оганесян. Но беда в том, что Брюссель и Берлин, осознав ошибки в своей миграционной политике, не знают, как их теперь исправить. И вкупе с другими геополитическими проблемами это становится уже серьезной угрозой не только самому ЕС, но и всему человечеству.

«В мире сложилась гнетущая ситуация, когда политические игроки, крупные национальные и международные лидеры находятся в положении «связанных рук», существуют в состоянии неопределенности, непредсказуемости дальнейшего развития мировой ситуации, и не могут принимать решительных действий, не опасаясь резкого сваливания в еще более опасный, критически смертельный момент. Так бывает только перед большой, точнее, мировой войной», — резюмирует Валерий Алексеев.