Кто знает, не пришло ли время опровергнуть поэтическую аксиому Киплинга, утверждавшего, что Западу с Востоком вместе не сойтись? Тем более что один слабеет, а другой набирает силу. Тектонические сдвиги в мировой экономике простые граждане воспринимают через кризисные потрясения в своей жизни. Между тем глубинные процессы – предтеча кардинального изменения лица международной экономической системы.
Этой теме посвящен аналитический доклад Российского института стратегических исследований: «Восток против Запада: битва за реформирование мировой экономики». О его выводах рассказывает один из авторов – начальник сектора международных экономических организаций РИСИ Вячеслав Холодков.
Диаграмма соотношения ВВП стран

Лидеры меняются, а рулят все те же

Нынешняя система международных экономических отношений сложилась по итогам Второй мировой войны. Ее архитектуру и  правила функционирования определила наиболее мощная тогда страна  – США, образовавшая несколько позже связку с  государствами Западной Европы. Благодаря Бреттон-Вудской системе пресловутый «золотой миллиард» встал у  руля глобального управления мировой экономикой. Важнейшие решения вырабатывались в ходе неформальных дискуссий в Бильдербергском и Римском клубах, в аппарате Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), а затем оформлялись в виде заявлений «Большой семерки». Проводили их в жизнь Международный валютный фонд (МВФ), Всемирный банк (ВБ), Международный банк реконструкции и развития (МБРР), Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ) – ныне ВТО.
Развивающимся странам, отстраненным от процесса принятия решений, оставалось лишь послушно их выполнять. Правила международной торговли обеспечивали условия для неэквивалентного обмена. Стоимость готовой продукции из стран Запада завышалась, а цены на сырье – основу экспорта развивающихся экономик – занижались.
Но, как говорится, не все коту масленица. Баланс сил изменило перемещение товарного производства из западных государств в развивающиеся страны (условно – «Восток»). Дешевизна труда, низкие налоги и  операционные расходы сделали их выгодным местом для вложения капиталов.
Четверть века назад на развитые страны Запада приходилось 80 процентов мирового ВВП, сейчас – 55,1. По паритету покупательной способности (с учетом разницы во внутренних ценах) ВВП развивающихся экономик уже составляет больше половины мирового.
Но Запад по-прежнему жестко контролирует мировую экономику посредством привилегированного положения во всех главнейших финансовых организациях.
На Западе находится вся финансовая инфраструктура – самые мощные банки, товарно-сырьевые, валютные и фондовые биржи, ведущие рейтинговые, брокерские, аудиторские, консалтинговые и страховые компании и другие коммерческие институты.
Диаграмма:доля США и КНР

Виртуальные финансы и кризисы нового типа

С развитием и  диверсификацией коммерческого финансового сектора растет число и  стоимость торгуемых ценных бумаг – акций, облигаций, векселей, закладных, депозитарных расписок и их производных – деривативов, фьючерсных контрактов, опционов и свопов. Новый момент  – увеличение в  финансовом секторе «теневого банкинга». Его активы на начало 2015 года уже превысили 75 триллионов долларов, причем 4/5 их приходится на США, ЕС и Великобританию.Крупные акцинеры МВФ
По сути дела Запад выстроил гигантскую финансовую пирамиду: общие активы финансовых учреждений достигли гигантской суммы 306 триллионов долларов при мировом (реальном) ВВП чуть выше 70 триллионов. Революция в средствах и  способах коммуникаций, изобретение Интернета обеспечили возможности для мгновенного перевода краткосрочных капиталов. Масштабы накопленных капиталов, скорость их перемещения и оторванность от реального сектора породили кризисы нового типа. Классические циклы товарного перепроизводства сменились кризисами перепроизводства финансовых инструментов, – региональными или даже глобальными, как в 1997–1998 и 2008–2009 годах.
Чтобы предотвращать коллапс финансовой системы и участившиеся рецессии и стагнации экономики, правительства западных стран вынуждены наращивать госдолги для вливания в финансовый сектор денег в целях его спасения. У стран «Большой семерки» объем госдолга за последние восемь лет поднялся почти на 40 процентов, составив 120 пунктов от ВВП. Госдолг США в расчете на каждого американца – 56,2 тысячи долларов, а в совокупности с включением финансовых обязательств правительства, предприятий и  домохозяйств он достиг 400 процентов ВВП.
Уже всем ясно, что истинные причины финансовых кризисов заложены в модели развития, для которой характерна абсолютизация «рыночной экономики», вера в  ее способность к саморегулированию и стремление максимально снизить вмешательство государства. Навязал ее миру «золотой миллиард», а страдают все народы.
Спорадические попытки развивающихся экономик отстоять свои права через образование региональных интеграционных группировок типа АСЕАН, МЕРКОСУР или учреждения организаций отдельных сырьевых рынков (ОПЕК, Форум стран  – экспортеров газа) не могли изменить существующего порядка.

БРИКС бросает вызов

Только после создания группы БРИКС в  противостоянии экономическому диктату «золотого миллиарда» наметился осмысленный системный и глобальный характер. Ее участники  – Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР заявили о несправедливости однополярного мира и необходимости формирования полицентрического устройства.
Влияние новой организации обусловлено совокупным потенциалом – 26 процентов территории, 43 процента населения планеты, почти треть мирового ВВП, 1/5 международной торговли и 43 процента от мировых золотовалютных резервов.
Через участие Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР в различных объединениях развивающихся стран происходит формирование условной «Восточной коалиции». Ей противостоит «Западная коалиция» в  составе 37 промышленно развитых стран во главе с  тандемом США – Евросоюз. Сознавая вызов американскому доминированию, США пытаются разными способами расколоть и дискредитировать «Восточную коалицию». С  Индией заигрывают, Китай «сдерживают», на Россию оказывают прямое давление.
Однако санкции не напугали, а даже усилили в БРИКС антиамериканские настроения. Информационное агентство «Синьхуа» выступило со статьей «Китай не должен верить Западу, душащему Россию» (!). В ней говорится, что Пекину нужно извлечь уроки, так как в  случае проигрыша Москвы следующей целью станет он.
Противостояние «Восточной» и  «Западной» коалиций ведется во всех сегментах мировой экономики и  по всем географическим направлениям, как на глобальном, так и  региональном уровнях. И в том числе в рамках ВТО. 15-летний Дохийский раунд многосторонних торговых переговоров выявил серьезные разногласия между развитыми и развивающимися странами по вопросам торговли сельхозтоварами, объемам сельхозсубсидий, формулам и коэффициентам снижения тарифов на промышленные и сельскохозяйственные товары.
Не в  силах навязать выгодные для себя решения о реформировании мировой торговли через механизм ВТО, Запад избрал обходной путь заключения двусторонних и  многосторонних региональных соглашений о  свободной торговле (ССТ). За последние пятнадцать лет их число выросло с 92 до 270, в результате они регулируют почти половину всей мировой торговли.
ВВП развитых стран

Ростки новой мировой архитектуры

После кризиса 2008–2009 годов БРИКС выступила за глубокую перестройку международной финансовой системы. Так возникла «Большая двадцатка».
Группа БРИКС получила возможность отстаивать интересы развивающихся стран в новом органе – Совете по финансовой стабильности (СФС), а  также в  Базельском комитете по банковскому надзору (БКБН). Она поставила вопрос об их более весомом участии в  процессе принятия решений в МВФ и Всемирном банке. Под давлением БРИКС на сеульском саммите «Двадцатки» в 2010 году было принято решение о реформе МВФ, в  частности, о  перераспределении квот и  голосов в  пользу развивающихся стран. БРИКС пошла по пути создания собственных международных финансовых центров и институтов – Нового банка развития (НБР) с объемом капитала 100 миллиардов долларов и Пула условных валютных резервов (ПУВР). Недавно к ним добавился созданный по инициативе КНР Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, аналог и конкурент Азиатского банка развития, где верховодят США и Япония. 57 вошедших в АБИИ государств привлек демократический характер его устава, в котором отсутствует право вето.
Экс-министр финансов США Лоуренс Саммерс прокомментировал образование трех новых институтов как «конец финансовой гегемонии США в мире».
Развивающиеся страны, в  том числе члены группы БРИКС, делают шаги по реформированию международной валютной системы. Взят курс на постепенное вытеснение доллара за счет перехода на расчеты в национальных валютах.
Быстро растет использование юаня в  международных расчетах по торговым и капитальным операциям. За два последних года юань переместился с 13-го на 5-е место в рейтинге международных валют после доллара США, евро, фунта стерлингов и японской иены. Центробанки стран БРИКС увеличивают запасы «желтого металла», по которым в минувшем июле Россия заняла 6-е место в  мире, обогнав Швейцарию. Китай стоит ступенькой выше, что заставляет западных аналитиков гадать, не готовят ли Москва и  Пекин почву для введения обеспеченного золотом юаня? Последний, к слову, включен в резервную корзину мировых валют.

Борьба за региональные рынки и позиции в высоких технологиях

Крупнейшие мировые инвесторы
Еще одна ключевая тенденция сегодняшнего дня – стремительное наращивание развивающимися экономиками прямых производственных инвестиций за рубежом: в 2014 году они выросли на 30 процентов – до 486 миллиардов долларов. Их доля в общемировом объеме ПИИ за семь последних лет увеличилась втрое.
Путем скупки активов крупнейшие компании развивающихся стран вытесняют традиционные западные ТНК. Среди главных целей инвестиционной политики – устойчивый доступ к нефтегазовым месторождениям и  другим источникам стратегического сырья.
Страны БРИКС прочно закрепились в  экономике Черного континента. По объему торговли с государствами Африки Китай обогнал США в 2,5 раза. Усиливает в регионе свое присутствие и Индия. В Азии укрепление экономических позиций БРИКС связано с реализацией китайского проекта «Экономического пояса Шелкового пути». Особое значение имеет договоренность с Россией о сопряжении его с Евразийским экономическим союзом. Государства БРИКС стремятся преодолеть отставание, развивая связи в  высокотехнологичных областях самостоятельно и на двусторонней основе. Впечатляющих успехов добился Китай, который обогнал США в  мировой торговле наукоемкой продукцией: его доля в  2000–2013 годах выросла с 4,2 до 14,5 процента против 12,1 у США. Россия и Индия работают над современными ракетными технологиями по программе «БраМос», проектам многопрофильного, многофункционального истребителя и многоцелевого транспортного самолета. Важно, что тема высоких технологий становится одним из приоритетов и многостороннего сотрудничества в  рамках БРИКС. Определено 11 наиболее перспективных направлений – от аэронавтики до био- и нанотехнологий.

Альтернатива неолиберальной парадигме

В экономическом соревновании большое значение имеет модель развития, которую «Восточная коалиция», прежде всего Китай, может предъявить миру.
Китай превратился в  «мировую фабрику» и быстро догоняет США. В  2000–2015 годах китайский ВВП рос в среднем на 9,5 процента в год, тогда как американский – на 2. Китай стал мировым лидером по объему внешней торговли, экспорту высокотехнологичной продукции и  капитала, золотовалютным резервам, производству автомобилей (23,7 миллиона против 11,7 в США) и многим другим показателям.
Такой стремительный рост показал наличие альтернативы неолиберальной парадигме. Путь Китая воплотил в  определенном смысле теорию «конвергенции», предлагающей зарождение новой, более гуманной цивилизационной модели как симбиоза лучших сторон плановой и рыночной экономик.
«Западная коалиция» стремится восстановить утраченные позиции и  закрепить свое господство в  экономике через создание двух гигантских экономических блоков – Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (ТТИП) и Транстихоокеанского партнерства (ТТП). Барак Обама прямо сказал, что именно США, а не Китай и другие страны БРИКС должны формулировать новые правила для глобальной экономики.
Позиция России в схватке между «Восточной» и «Западной» коалициями за реформирование международной экономической системы с течением времени менялась. Политически Россия высказалась за построение многополярного мира. Однако следование неолиберальным принципам Вашингтонского консенсуса во внутренней экономической политике закрепляет сырьевой характер экономики и ее опасную зависимость от товарных и финансовых рынков Запада, хотя в последнее время и приняты срочные меры по диверсификации внешнеэкономических связей в направлении «восточного вектора». Осталось закрепить их кардинальными шагами в области внутренней экономической политики.
Кризис – это не только потери. Он открывает новые шансы и возможности для перестройки нашей экономики. Особая роль России состоит в том, что наряду с Китаем она является постоянным членом Совета Безопасности ООН и может оказывать сильное влияние на принятие решений по многим мировым проблемам, в том числе – по реформированию глобальной экономики. Нам надо активно использовать свой политический авторитет и на Ближнем Востоке, и на пространстве СНГ для обеспечения поддержки тех идей, которые выдвигают развивающиеся государства в интересах установления более справедливого мирового порядка.