Апология статистики

Первая годовщина со дня гибели российского политика Бориса Немцова и вполне достойные массовые мероприятия в Москве по этому поводу получили хорошую прессу: на 11 марта выявлено 84 материала на эту тему; отклики имелись и в таких странах, как Ливан, Бразилия, Саудовская Аравия. Всего годовщину заметили 26 стран.

Основная масса публикаций характеризовалась негативной тональностью, но, например, в Великобритании доминирующая оценка оказалась нейтральной. А СМИ США событие практически вообще проигнорировали.

Средний для всех стран индекс агрессивности составил 11. Если брать неделю с момента убийства оппозиционного политика год назад, то число публикаций тогда было 946. Такой медиаметрический индекс, как соотношение интенсивности освещения события и его первой годовщины, составил 12,7. Падение почти в 11 раз, на самом деле это не так уж и много.

Индекс агрессивности тогда был равен 10,6, т.е. изменился мало. Такое сочетание факторов дает основание утверждать, что тема убийства Бориса Немцова надолго останется в информационном поле, но вряд ли станет доминантой различных антироссийских кампаний.

Информационная активность: прибалтийская мозаика

Активность зарубежных СМИ за период c 29 февраля по 6 марта 2016 года, по сравнению с предыдущим анализируемым периодом (c 22 по 28 февраля 2016 года), снизилась на 10,29% (1089 материалов против 1214). Учитывая, что на позапрошлой неделе число публикаций упало на 20%, можем говорить о временном информационном затишье вокруг России.

Этот факт не следует списывать на праздники. «Околороссийские» медийные процессы хорошо ложатся на общую канву мировых событий. Скажем так: медийные гранды, под которыми следует понимать основные страны Запада, ведут сегодня против нас вялые бои местного значения.

Лидеры по числу публикаций на этот раз Германия и Франция. Остальные страны значительно отстали. Такая ситуация длится почти месяц. Поэтому есть повод сравнить, что конкретно интересовало немецких и французских журналистов.

В немецких СМИ отмечается небывалая благостность. Самый комментируемый информационный повод — очередной допинговый скандал в среде российских спортсменов. Подходы здесь интересные. Журналисты считают, что наши чиновники от спорта сами весь этот скандал и придумали, дабы отвлечь внимание от… — а вот от чего, никому не понятно: «Допинг за семью печатями. Отвлекающий манёвр России» (ARD/Das Erste, 06.03.2016); «Полный провал. О недостатках допинговой системы» (Welt am Sonntag, 06.03.2016). Выстрелы в сторону наших СМИ в рамках «выматывающей операции» по обвинению России в изощренной пропагандистской войне против населения ФРГ и лично Ангелы Меркель кажутся случайными, но прицел сохранен: «Разжигатели. Статья о RT Deutschland» (Der Tagesspiegel, 06.03.2016); «Путин планирует жёстче наказывать за критические высказывания в интернете» (Die Welt, 04.03.2016); «Миграция как оружие» (Sueddeutsche Zeitung, 04.03.2016); «Российская политика дезинформации: как работает российский «тролль» (Deutschlandradio, 03.03.2016); «Критика в адрес российских СМИ после убийства девочки няней в Москве» (Deutsche Welle, 02.03.2016).

Французов допинговый скандал не заинтересовал. Равнодушны они и к сказкам о русской пропаганде. «Русская картинка» в местных СМИ очень разнообразная и интересная. Вот то, что прошло по графе «негатив»: «Фильм «Невинные» о насилии со стороны советских солдат в Польше в 1945 году» (Francetv info, 06.03.2016); «Украина мобилизовалась для освобождения Савченко» (Euronews, 06.03.2016); «Марш протеста в Грузии против сделки с «Газпромом» (Le Figaro, 06.03.2016); «Как сирийский режим, Россия и ИГИЛ «пилят» газовые месторождения Сирии» (Le Monde, 05.03.2016); «Депутаты от «Национального фронта» зачастили в Донбасс» (Le Monde, 05.03.2016); «Тсс!, не говорите в России, что бога нет!» (L’Humanité, 04.03.2016); «Максим Кантор: Европа лицом к лицу с российским бандитом» (Le Point, 04.03.2016). А вот заголовки из позитивного (кстати, хорошо наполненного) кластера: «Россия мечтает об олимпийском будущем для хоккея с мячом» (Radio France Internationale (RFI), 06.03.2016); «Андрей Макин: русский в стенах Французской академии» (Le Figaro, 04.03.2016); «Трансляция известного балета «Щелкунчик» Мариинского театра (Ouest-France, 01.03.2016); «Горбачев уверен, что Россия преодолеет экономический кризис» (L`Express, 01.03.2016).

Интенсивность освещения событий в России в СМИ США минимальна за все время наблюдений: всего 24 публикации. У лидера — Германии — 150, и даже у небольшой по медийным масштабам Польши 47.

Эстония приятно удивила резкой сменой модели освещения российской темы. Если раньше она подавала себя как главного врага, а заодно и жертвы России, то теперь заголовки статей демонстрируют совершенно новый стандарт — не столько пропагандистский, сколько информационный в обычном смысле слова: «Калью Комиссаров: образование — это единственное, благодаря чему мы можем уцелеть и что-то значить» (Eesti Paevaleht, 04.03.2016); «На внедорожнике по бездорожью Чукотки» (Postimees, 03.03.2016, Эстония); «Эркки Баховски: разговоры о войне и настроениях русских стабильность Эстонии не обеспечат» (Postimees, 02.03.2016); «Тиит Маде: в Западной Европе сегодня слишком много простодушных сил» (Eesti Paevaleht, 01.03.2016); «Соглашусь с Берни, что расширение НАТО было ошибкой» (Eesti Paevaleht, 01.03.2016); «Российские уроки сирийского перемирия» (Postimees, 29.02.2016).

Прибалтика с медийной точки зрения сегодня интересный регион. Например, Литва ощетинилась: «Американский эксперт о защите Литвы: три слабых места» (Lietuvos radijas ir televizija, 01.03.2016); «Сирия: Обама уступил Путину и занялся поиском плана Б» (Kauno diena, 29.02.2016); «Мисюнас: эра «Газпрома» в Литве закончилась (Lietuvos radijas ir televizija, 01.03.2016); «Дневник чеченского подростка: книга, которую все еще боится Россия» (Lietuvos rytas, 03.03.2016); «Линкявичюс: НАТО должно применить более жесткие меры в отношении России» (Lietuvos radijas ir televizija, 03.03.2016); «Линас Линкявичюс призывает НАТО не торопиться с возвращением к диалогу с Россией» (TV3.LT, 03.03.2016); «Российский оппозиционер надеется в 2018 году заменить Путина» (Lietuvos rytas, 06.03.2016).

Публикации в СМИ Латвии не кажутся очень антироссийскими, однако заметно, что латвийские журналисты отрабатывают темы, навязанные пропагандистскими структурами НАТО: «Латвийские хоккейные болельщики боятся Москвы» (Neatkarīgā rīta avīze, 29.02.2016); «Российский политолог Орешкин: Путина надо остерегаться, но не бояться» (Diena, 05.03.2016); «Трамп и Хиллари в глазах Латвии. Когда живешь рядом с Россией, важно, как на происходящее там повлияют результаты выборов в США); (Neatkarīgā rīta avīze, 04.03.2016); «В Латвии многие русскоязычные не чувствуют тесной политической связи с Российской Федерацией» (Diena, 04.03.2016); «Будет ли готов Трамп направить войска в Балтию, чтобы защитить государство-члена НАТО Латвию?» (IR, 02.03.2016); «Посол США в Латвии Нэнси Петит: опасения вызывает то, что русскоязычные Латвии получают информацию из телеканалов, которые контролирует правительство России» (Latvijas Avize, 02.03.2016); «СМИ для нацменьшинств с произведенным в Латвии содержанием не могут конкурировать с более дешевым и агрессивным медианаступлением России» (Neatkarīgā rīta avīze, 02.03.2016).

Индекс агрессивности: Россия под польским соусом

Как мы и прогнозировали, общий индекс агрессивности на неделе с 29 февраля по 6 марта оказался достаточно низким. Он теперь равен 1,03. В период с 22 по 28 марта ИА был равен 0,97, а еще неделей раньше — 1,13. Эти цифры говорят о некотором затишье на антироссийских информационных фронтах.

Новые индексы для конкретных стран дали неожиданную, но в общем объяснимую картину. Сразу отмечаем существенное падение ИА для прессы США: был 2,28, стал 0,92. Налицо информационное перемирие.

Заголовки вегетарианские: «Противодействовать России: с какой целью?» (The Washington Post, 29.02.2016); «Ракета американского производства против одного из самых современных российских танков: это, скорее всего, первое видео подобного рода» (The Washington Post, 29.02.2016); «Российская демократическая оппозиция нуждается в поддержке со стороны Запада» (The Wall Street Journal, 06.03.2016); «США возвращают украденные архивные материалы России» (The Washington Post, 03.03.2016); «Командующий силами НАТО в Европе заявил, что Россия и Сирия используют миграцию в качестве оружия» (The Christian Science Monitor, 02.03.2016); «Запад мирится с вмешательством России в дела Украины и Грузии» (The Wall Street Journal, 01.03.2016).

Польские СМИ провели неделю спокойно: ИА равен 1,6, что на фоне предыдущего значения 3,5 выглядит буквально подарком. Негатив также нельзя назвать острым: «Болгары не хотят влияния Москвы. Парламент в Софии созвал специальную комиссию для изучения случаев вмешательства России во внутренние дела государства» (wPolityce.pl, 05.03.2016); «Как закалялась сталь? Хлевнюк: Сталин пал жертвой собственного режима» (Onet.pl, 05.03.2016); «Россия разбивает энергетическую солидарность Европы» (Gazeta Wyborcza, 05.03.2016); «Павел Солох: Россия не враг, но представляет угрозу» (Super Express, 04.03.2016); «Иван Кристев: ухудшение отношений между Варшавой и Берлином радует Путина» (Wirtualna Polska, 03.03.2016); «Рышард Чарнецкий: нужно поддерживать Украину, но требовать осуждения геноцида поляков в Волыни» (Fronda.pl, 03.03.2016); «Европа в «кармане Кремля». Россия покупает экономическое и политическое влияние» (TVN 24, 02.03.2016); «Сербия поворачивается к Европе и НАТО. Как на это реагирует Россия?» (Wirtualna Polska, 01.03.2016); «Российская пропаганда гуляет по миру» (Gazeta Wyborcza, 29.02.2016). Дело даже не в остроте «соуса».

На польские СМИ всегда посматриваешь с пристрастием. Но в этот раз впервые за много лет нет АБСОЛЮТНО ничего негативного, что касалось бы именно российско-польских отношений. Взгляд на Россию у польских журналистов сегодня отстраненный.

Наш выбор: чем похожи Путин и Трамп

До недавних пор не было предпосылок для поиска сходства между мультимиллиардером из Нью-Йорка Дональдом Трампом и бывшим советским агентом КГБ Владимиром Путиным, пишет Le Figaro (25.02). Тем не менее, «дети Карла Маркса и «Капитала» имеют для автора статьи гораздо больше общего, чем это может показаться на первый взгляд.

«И тот, и другой любят работу, оба амбициозны, и оба стремятся добиваться успеха во всем. Путин, как и Трамп, предпочитает диктатуру исламистам, авторитарный порядок смертоносному беспорядку, а самооборону — пацифизму любой ценой. Он всегда называет вещи своими именами, не подстраиваясь под общественное мнение.

Как бы то ни было, для обоих важен результат, и все уже были этому свидетелями. Успехи России за несколько месяцев проведения операции в Сирии оказались более ощутимыми, чем результаты США и Франции за два года».