Россия начала вывод основной части своего воинского контингента из Сирии. Первая группа российских самолетов вылетела с сирийской территории в пункты постоянной дислокации, сообщает Минобороны.

Президент Владимир Путин приказал начать выводить российскую группировку из Сирии с 15 марта, так как поставленные перед ней задачи были выполнены. Российский пункт базирования в Тартусе и аэродром Хмеймим продолжат функционировать в прежнем режиме, им обеспечат надежную защиту с суши, моря и воздуха.

В телефонном разговоре Владимир Путин и сирийский лидер Башар Асад сошлись во мнении, что достижение перемирия в Сирии способствовало снижению масштабов кровопролития и улучшению гуманитарной обстановки в стране. Удалось создать условия для начала процесса мирного урегулирования под эгидой ООН.

По мнению заместителя директора Российского института стратегических исследований Михаила Смолина, России удалось решить в Сирии сразу несколько задач.

«Мы помогли своему союзнику в регионе: его войска были структурированы, обучены, поддержаны с воздуха; его противники отступают; с ним начали считаться на переговорах, которые сейчас проходят. Это та помощь, на которую, собственно, Башар Асад мог рассчитывать, и которую мы могли себе позволить ему оказать. Одновременно с этим мы работали по тем силам, которые вышли из РФ и участвовали в террористической деятельности в составе «Исламского государства» (ИГ – запрещенная в РФ и других странах террористическая группировка). То есть решили в определенной степени и эту проблему. Цели достигнуты, теперь мы можем себе позволить сбавить наши военные усилия в Сирии – вывести часть подразделений, перейдя к политическим действиям», – сказал Михаил Смолин в эфире радио Sputnik.

По его словам, главная задача – наладить диалог между сирийским правительством и оппозицией.

«Никто не собирается вести переговоры с ИГ. Главное – наладить взаимоотношения внутри расколовшегося общества в Сирии. Если это будет достигнуто, то практически проблема сирийской гражданской войны будет решена», – отметил политолог.

Он считает также, что турецкое руководство вряд ли активизирует свою военную деятельность в Сирии.

«Думаю, что Турция будет осуществлять, как и раньше, военные поставки взамен на поставки нефти от террористов. Но в силу того, что ее позиция противоречит не только позиции России, но и американской коалиции, то вряд ли турецкие власти активизируют свою военную деятельность в Сирии, и, допустим, дойдут до того, что введут туда турецкие вооруженные силы. Это было бы сломом той политической ситуации, которая сегодня есть в сфере переговоров. И если они приведут к положительным результатам в договоренностях между стороной Асада и стороной оппозиции, то ИГ будет поставлено на грань полного краха и выдавливания из Сирии. Тем самым турецкое влияние в Сирии, конечно, упадет», – отметил политолог.