Игорь Белобородов, демограф, социолог, ведущий эксперт Российского института стратегических исследований

– Будучи вообще сторонником максимального понижения градуса насилия в СМИ, я считаю, что те СМИ, которые не стали муссировать тему с няней, отрезавшей ребёнку голову, поступили правильно, не давили людям на психику, что нетипично для нашей прессы и телевидения. Если нам рассказывать об этом в новостях, неизбежно пойдёт реакция от радикальных группировок – хотя она и так уже есть. Но могла быть ещё сильнее. И тогда в результате могли бы погибнуть невинные граждане другой национальности или другой внешности. Нет смысла сеять ненависть?

Я согласен с теми, кто считает, что такая информация взрывоопасна, и от неё общество нужно беречь. Ограничивать для всеобщего потребления следует ту информацию, которая несёт в себе насилие либо растлевает общество. В случае с няней-убийцей федеральные каналы и центральные газеты отказались от показа этого беспрецедентного безумия. И правильно сделали. Но, с другой стороны, есть целый ряд юмористических, молодёжных передач, которые фактически демонтируют институт семьи, пропагандируют нетрадиционную ориентацию и глумятся над патриотизмом. Где тут проходит разумная грань? На мой взгляд, насилия, по возможности, в новостях должно быть меньше – будь то бомбёжки российскими ВКС террористов ИГИЛ (организация, запрещённая в РФ. – Ред.) или то, как турки сбивают наш самолёт, а потом глумятся над трупом лётчика. В таких случаях лучше ограничиваться информированием в устной форме.

Конечно, это ограничение свободы и личности – но от насилия, от смакования всяких ужасов. Я бы ещё с удовольст­вием ограничил свободу порнографии и вообще всякого негатива. Если кому-то угодно воспринимать это как ограничение свободы вообще – пусть так, в данном случае оно во благо. В аптеках, например, есть рецептурное ограничение на продажу сильнодействующих препаратов – потому что их могут купить наркоманы или неокончательно созревшие безответственные подростки.

Нам надо выстраивать свою информационную стратегию так, чтобы не провоцировать психоз общества. Психозу подвержены те, кто к нему склонен. Но даже для людей с очень крепкой психикой это не полезно, потому что рождает реакцию возмездия, неприязни к другой нации, ложную иллюзию того, что, например, все приезжие няни, особенно азиатской внешности, являются потенциальными убийцами детей. А это неправда: нам ещё в чём-то надо поучиться у народов Средней Азии их отношению к детям. А разрушать с помощью свободы слова хрупкий межнациональный мир, который, к счастью, в России ещё присутствует, – это так же преступно, как и преступление няни по отношению к этой несчастной девочке.