Апология статистики

После сообщения о начале вывода российских ВКС с территории Сирии индекс агрессивности зарубежной прессы по отношению к нашей стране оказался равным 0,38. Это самый низкий показатель в истории наблюдений. Пусть для кого-то решение президента РФ оказалось неожиданным, пусть тональности комментариев отличаются, но индекс показывает: «свою войну» Россия в Сирии выиграла.

С военно-теоретической точки зрения операция российских ВКС в Сирии должна рассматриваться как глобальная по охвату театров военных действий и проводившаяся практически во всех сферах военного противоборства.

И революционная в том смысле, что была спланирована и осуществлена как совокупность целенаправленных, синхронизированных во времени и скоординированных действий военного, дипломатического и информационно-коммуникационного плана.

Подобного ярко выраженного «триединства» ранее никто еще не демонстрировал.

Информационная активность: сербский поход

Активность зарубежных СМИ за период c 7 по 13 марта 2016 года, по сравнению с предыдущим анализируемым периодом (c 29 февраля по 6 марта 2016 года), повысилась на 5 % (1145 материалов против 1089). Но тут была неприятность — очередной допинговый скандал. Статей на эту тему случилось ровно четверть от всего массива. Поэтому отсутствие пика говорит о слабом внимании к российским реалиям, т.е. о продолжении информационного затишья.

В лидерах по числу публикаций сегодня традиционная европейская тройка: Германия, Франция и Великобритания (137, 120 и 104 материала соответственно). Следующими в списке следуют США — у них всего 48 публикаций. Мало кому известный ранее препарат мельдоний буквально оживил все каналы коммуникаций. В спортивной по определению Великобритании доля статей по теме употребления допинга российскими атлетами составила целых 46 % от всего массива. В США этот показатель 31 %, в Германии — 32 %.

А вот Латинская Америка буквально взорвалась интересом к нашей стране. Шутка ли, Аргентина дала 24 статьи, ранее равнодушная к России Мексика — 18, Колумбия — 8. Ну и так далее. Серьезных царапин на имидже России скандалы подобного рода не оставляют, но царапины эти долго не заживают.
На обозреваемой неделе в десятку лидеров по числу публикаций ворвалась Сербия (седьмое место) — был важный визит сербского президента Томислава Николича в Москву. Для тех, кому этот визит кажется скучной дипломатической рутиной, процитируем заголовки сербских СМИ: «Антироссийские гипнозы» (Политика, 09.03.2016); «Президент Сербии награжден. Патриарх Кирилл: Николич доказал дружбу с Россией» (Blic, 09.03.2016); «Морской гигант опять на плаву. Россия возвращает в игру самый большой военный корабль в истории, с одним большим изменением» (Blic, 12.03.2016); «Москва может съесть все сербские яблоки» (Vecernje novosti, 11.03.2016); (Николич: Путин понимает, что мы подписали с НАТО) (Политика, 10.03.2016); «Попович: нужна канцелярия по сотрудничеству с Россией» (Blic, 10.03.2016); «Россия: сербы, не идите в НАТО» (Blic, 10.03.2016); «Николич: Сербия остается привержена христианским ценностям» (Политика, 09.03.2016); «Николич в Москве: когда есть договор с Богом, тогда вы не думаете много о кризисе» (Blic, 09.03.2016); «Николич: Путин знает ВСЕ МОИ ТАЙНЫ» (Blic, 09.03.2016); «Русские олигархи пытаются дестабилизировать Белоруссию» (Danas, 09.03.2016); «Николич: Россия знает, что Сербия не будет в НАТО» (Политика, 08.03.2016); «Николич прибыл в Москву: к Путину испытываю совершенную дружбу, так что мог бы рассказать ему все свои тайны» (Vecernje novosti, 08.03.2016); «Джорджевич и Чепурин: Вооруженные силы Сербии скоро усилят свой потенциал» (Политика, 07.03.2016).

Для контраста приведем заголовки из шведских медиа: «Не хочу маму — Россию и папу — Сталина!» Тема семинара в Копенгагене — давление на СМИ в Польше, России и Азербайджане» (Helsingborgs Dagblad, 13.03.2016); «Шведский директор АвтоВАЗа бросил вызов Путину» (Dagens Industri, 07.03.2016); «России напомнили о ее колониальной истории» (minsk-samarkand.se, 07.03.2016); «Путинская Россия еще опаснее США с Трампом» (Sydsvenskan, 08.03.2016); «В наше циничное время никому нет веры…» (Dagens Nyheter, 08.03.2016); «Страны Балтии строят стену вдоль границы с Россией» (Svenska Dagbladet, 08.03.2016); «Шведский политик: сначала Россия захватила Крым, а теперь — все Черное море!» (Svenska Dagbladet, 09.03.2016); «В России недовольным быть опасно… Бывший министр Лесин якобы имел соглашение с ФБР» (Svenska Dagbladet, 11.03.2016); «Россия напустила своих горилл на журналистов — и это еще только начало…» (Aftonbladet, 11.03.2016); «Закрылся путинский пропагандистский сайт на шведском языке. Эксперт: «Его и так почти никто не читал — все материалы были очень тенденциозными и плохо написанными» (Helsingborgs Dagblad, 12.03.2016).

Индекс агрессивности: американская неуравновешенность и германский психоз

Надо смириться с тем, что допинговый скандал подбросил средний для всех стран индекс агрессивности до отметки 1,7. Ранее ИА был равен 1,03. Отдадим дань фатализму: бывает. Но говорить о каком-то резком обострении информационной войны против России не приходится.

Неприятным сюрпризом явился резкий взлет (до уровня упомянутой информационной войны) индекса агрессивности для прессы США: с 0,92 до 5,0. Конечно, допинг внес свою лепту, но и ставшая в одночасье таинственной смерть «царя кремлевской пропаганды» Михаила Лесина добавила негатива в информационный поток. Все-таки много отрицательных статей пришлось и на традиционные попытки поддержать тонус антипутинской оппозиции: «Россия запрещает деятельность организации, борющейся за демократию» (The New York Times, 12.03.2016); «Шпионы против шпионов: почему американской разведке трудно понять Путина» (National Public Radio, 11.03.2016); «Очередной показательный судебный процесс в России» (The Washington Post, 11.03.2016); «Некомпетентный кремлевский финансист» (The Wall Street Journal, 10.03.2016); «Шахматист Гарри Каспаров сравнивает Путина с Доном Корлеоне» (The Washington Post, 08.03.2016); «Из того, что россиянам нравится Путин, не обязательно следует, что они удовлетворены состоянием экономики» (The Washington Post, 07.03.2016); «Сталин — новый герой России» (The New York Times, 13.03.2016).

СМИ Германии, основной задачей которых последние недели было доказать немецкому обывателю, что «Путин с помощью мигрантов и русских немцев свергает Меркель», приподняли национальный ИА до 2,4. Увы, война такого рода продолжается: «В царстве злых помыслов; О ситуации в России» (Frankfurter Allgemeine Zeitung, 13.03.2016); «Из Москвы с пропагандистским приветом» (ZDF, 12.03.2016); «Мошенник; О преувеличенной роли Путина при решении международных вопросов» (Handelsblatt, 11.03.2016, Германия); «Скрытая война России против Запада» (Frankfurter Allgemeine Zeitung, 11.03.2016); «Службы безопасности обвиняют Москву в систематических попытках ослабления ЕС» (Frankfurter Allgemeine Zeitung, 11.03.2016); «Немецкие спецслужбы предостерегают: так Путин пытается манипулировать общественным мнением в Германии» (Bild, 10.03.2016); «Чужие на родине; Параллельный мир русских немцев» (Die Zeit, 10.03.2016); «Россия — страна с диктатором, уверенным в своей безнаказанности» (Die Welt, 09.03.2016); «Германия задействует спецслужбы в борьбе с российской пропагандой» (Die Zeit, 08.03.2016).

Интересно, что эту тему подхватывает и британская пресса: «Путин надеется дестабилизировать Германию, разжигая напряженность вокруг миграционного кризиса» (The Daily Mail, 11.03.2016); «Кремль использует миграционный кризис Европы в попытке «сбросить» Меркель» (The Daily Telegraph, 11.03.2016).

Польша, хотя и имеет относительно невысокий для себя индекс агрессивности (он равен сегодня 1,7), все-таки сорвалась в геополитические инвективы в адрес России, которые весьма недвусмысленно корреспондируют с жаждой возрождения польского величия: «Почему Путин грозит Сувалкам?» (Newsweek Polska, 07.03.2016); «Нагорный Карабах: пограничье в огне. Растет риск вспышки новой войны на Южном Кавказе» (Wirtualna Polska, 07.03.2016); «Польша: осевая в геополитическом плане страна» (Fronda.pl, 07.03.2016); «Очередные аналитические работы подтверждают: Россия ведет информационную войну в Германии и других странах ЕС. Мы действительно верим, что Польша — исключение?» (wPolityce.pl, 13.03.2016); «НАТО идет на восток. Ждет ли нас серия российских провокаций?» (Wprost, 12.03.2016); «Гарри Каспаров: Путину некуда отступать. Поэтому он может сделать нечто ужасное» (TVN 24, 11.03.2016); «Пора залатать Европу» (Rzeczpospolita, 09.03.2016).

Наш выбор: пресс-тур Акунина по следам Фандорина

Деловая японская газета Nihon keizai (10.03) опубликовала статью, посвященную российскому писателю Борису Акунину (Григорию Чхартишвили). Как-то так получилось, что главный герой детективных романов Акунина Эраст Фандорин (из обрусевших немцев) по фантазии автора года четыре состоял вице-консулом российского посольства в Японии, был награжден орденом Восходящего солнца и много еще чего имел японского по части экзотики.

Теперь российский литератор в свою очередь радовал японцев русской экзотикой. По его мнению, сейчас ситуация в России напоминает период с 1907 года, когда стихли антиправительственные движения, по 1917 год, когда империя рухнула: разочарование гражданского общества, экономический кризис. Правительство пытается отвести взгляды людей от внутренних проблем за счет внешнего врага. «Уже не осталось шансов для мирной демократизации», — считает писатель. По мнению Акунина, путинский период скоро закончится. В 2011 году он принимал участие в многотысячном антипутинском движении, которое возникло в Москве после нарушений на парламентских выборах. Писатель стал свидетелем активизации среднего класса, который требовал власти закона, свободы СМИ, искоренения коррупции и проведения реформ. Тогда Акунин подумал, что его миссия состоит в том, чтобы поддерживать то, во что он сам верил. Тем не менее, в 2012 году Путин вернулся в президентское кресло, а демонстрации стихли. В 2014 году Путин силой присоединил Крым, в результате чего его рейтинг взлетел до 80 %. С помощью событий в Крыму президент восстановил свою популярность. «Проблема состоит не в Путине, а в психологии людей», — говорит Акунин. Он считает, что люди находятся под «имперским наркотиком», который внушает им, что они граждане великой страны, которую все должны бояться. С «имперским наркотиком» писатель погорячился. Японский императорский дом — старейшая непрерывная династия современного мира.