Курды начнут федерализацию севера Сирии. Об этом заявил официальный представитель партии сирийских курдов «Демократический союз» Наваф Халиль в интервью Associated Press. По словам представителей курдов, этот шаг станет ответом на то, что они не были допущены к участию в межсирийских переговорах, на которых решается судьба Сирии. При этом они подчеркивают, что провозглашение федерализации вовсе не означает отделения Курдистана от Сирии. Арабист, советник директора Российского института стратегических исследований Елена Супонина ответила на вопросы ведущего «Коммерсантъ FM» Максима Митченкова.

— Как вы считаете, эта федерализация состоится? Потому что разговоры идут уже довольно давно, но ряд мировых лидеров это опровергает, ваше мнение на этот счет?

— Курды немного бегут впереди паровоза, с точки зрения их национальных устремлений, это вполне понятно, но вопрос федерализации Сирии сейчас остается одним из самых острых и самых сложных на переговорах в Женеве. Что интересно, ни большая часть оппозиции, ни правительство Сирии к федерализации пока не готовы, хотя международные посредники все чаще поговаривают об этой возможности. Остальных страшит то, что эта федерализация может привести в конце концов и к распаду Сирии, что она окажется непрочной и регионы получат столько полномочий, что будет невозможно удержать Сирию в ее нынешних границах.

Некоторые международные посредники говорят, что наоборот, может быть, федерализация поможет сохранить Сирию единой. Но, как мы знаем, между оппозицией и правительством в Сирии много разногласий, как ни странно, в этом вопросе они сейчас совпадают, они не согласны с предложениями курдов о федерализации Сирии, поэтому в любом случае добиться курдам этого будет очень и очень непросто. Одно дело, международные посредники вроде дают какие-то намеки, что могут на это согласиться, а другое дело, когда главные противоборствующие стороны Сирии говорят о том, что не приемлют это ни под каким предлогом.

— Многие говорят, что федерализация чуть ли не единственный выход из сложившейся ситуации, как вы считаете, есть ли какие-то другие пути решения этого конфликта?

— Есть нечто похожее, но это не федерализация — это больше децентрализация страны, когда регионам будет предоставлено намного больше полномочий, чем они имели до начала внутриполитического военного конфликта в Сирии, и к децентрализации очень многие готовы, но курды хотят большего, перед ними пример курдов в Ираке, где на севере страны при поддержке международного сообщества еще при прежнем режиме Саддама Хусейна курды получили очень и очень большие полномочия.

Когда я там бываю, я с каждым разом вижу, что курды все больше отдаляются от остальных регионов Ирака, там даже молодежь, дети уже перестают понимать арабский язык, который является одним из основных связующих звеньев в этой стране. Молодые курды говорят по-курдски, уже не понимают по-арабски, это настораживает, потому что курды никогда не скрывали, что их цель — это независимое курдское государство.

В Ираке они на фоне внутреннего конфликта в этой стране очень близко подошли к этому, хотя, конечно же, пока кто им даст полную независимость, потому что ситуация в Ираке связана с ситуацией в Сирии, она связана с тем, что курды еще проживают не только в Сирии, в Ираке, но и в Турции еще, в Иране, и для всех этих стран это очень болезненный момент, потому что угрожает территориальной целостности очень многих государств региона, но сирийские курды, глядя на своих иракских собратьев, они говорят, а почему бы и нам не добиваться того же, ведь ситуация похожа — такой же внутренний конфликт.

Но сразу они этого в любом случае не получат, скорее всего, это будет такая изначальная жесткая позиция, какая обычно бывает на переговорах, что вот мы хотим того-то, а в итоге в случае достижения компромисса, наверное, все-таки получится при благоприятном сценарии опять-таки, при том, что стороны продолжают договариваться, и все это решается мирно, то при благоприятном сценарии пойдет речь о большей децентрализации Сирии, но не о федерализации. Россия готова к любым вариантам, наверное, при условии, что стороны договариваются об этом на переговорах.

— Если курды действительно будут претендовать на отделение, насколько это осложнит процесс мирного урегулирования ситуации в Сирии, переговоров, которые сейчас ведутся, будет ли кто-то отговаривать курдов от этого или, может быть, наоборот?

— Плохо то, что курдов сейчас не подпускают к ведению переговоров. Оппозиция Сирии настроена очень жестко, и они готовы видеть курдов, там есть несколько курдов в составе других делегаций, но как отдельная делегация, представляющая интересы курдов, такого пока нет, и это осложняет переговоры. Но международные посредники надеются, что с курдами можно как-то договориться.

Я думаю, можно будет договориться, они договороспособны, другое дело, что этот вопрос настолько болезненный, что может привести к нежелательным эксцессам, как, например, террористические атаки в Турции, последняя, например, в Анкаре, и до этого тоже, турки сразу обвиняют в этом курдов, иногда тех курдов, которые проживают на севере Ирака, прячутся в горах и борются против турецкого правительства, иногда даже и сирийских курдов. Такие вещи могут привести к непредсказуемым последствиям, потому что не секрет, что Турция, несмотря на переговоры в Женеве, продолжает говорить о создании буферной зоны на севере Сирии и даже каком-то ограниченном военном участии, в любом случае Турция обстреливает север Сирии из артиллерийских орудий, и это может в любой момент сорвать переговоры.