Эксперт аналитического агентства «Внешняя политика» Татьяна Тюкаева в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отмечает, что теоретически экспорт из Сирии действительно возможен, особенно если речь идет о такой нехитрой номенклатуре товаров, которая до этого поставлялась в Россию из Турции.

«Конечно, речь не может идти о замещении тех объемов сельскохозяйственной продукции, которые ранее шли из Турции, тем более, гражданская война в стране еще не закончилась и когда она закончится – неизвестно, а из-за нее экономика Сирии серьезно пострадала», – резюмирует Тюкаева.

Поэтому, по ее словам пока не представляется возможным предсказывать, когда сирийская экономика выйдет на тот уровень, чтобы можно было серьезно говорить о замещении со стороны Сирии какого-либо значительного объема турецкого экспорта.

«Перед нами скорее рекламный ход, сделанный с целью моральной поддержки Сирии», – констатирует Тюкаева.

При этом, на самом деле, сирийские фрукты и овощи – это новинка на российском рынке, поскольку, как отмечает Тюкаева, до начала в 2011 году боестолкновений в Сирии, экспорт сельхозпродукции из этой страны в Россию практически отсутствовал.

«Сирия не входила в тот круг арабских стран, которые имели какие-либо значительные поставки на российский рынок», – замечает Тюкаева.

Говорить о том, как сильно за эти годы пострадала экономика Сирии, по мнению эксперта, очень сложно, даже в контексте той территории, которую контролируют правительственные войска.

«Точных данных и цифр нет, хотя очевидно, что потери очень серьезные. Тем более, известно, что когда боевики покидали те районы, откуда их вытесняла сирийская армия, они уничтожали многие промышленные и индустриальные объекты. Так что, инфраструктура страны требует серьезного восстановления», – заключает специалист.

Советник директора РИСИ, востоковед Елена Супонина в разговоре с ФБА «Экономика сегодня»отметила, что в такой информации, по своей сути, нет чего-либо удивительного.

«Россия и Сирия уже об этом разговаривают, несмотря на продолжение сирийского гражданского конфликта. Периодически проходят визиты и встречи, в том числе, и в контексте экономического сотрудничества и торгового обмена», – констатирует Супонина.

Конечно, как замечает Супонина, в настоящий момент речь не идет о каких-либо значительных объемах экспорта сирийских товаров в Россию – этому мешают объективные обстоятельства, но определенное сотрудничество уже идет и, надо сказать, развивается.

«Естественно, разговор не идет о замене со стороны Сирии объемов турецкой продукции. Это не может сейчас сделать даже стабильный Иран, но очевидно, что необходимо развивать такое сотрудничество между Москвой и Дамаском», – резюмирует Супонина.

Она утверждает, что сложно сейчас говорить о тех последствиях, которые понесла сирийская экономика от гражданской войны – никто там исследований не делает, но «крестьяне работают» и в Сирии есть территории, где, несмотря на войну, безопасно.

«Овощи и фрукты в первую очередь идут в Сирии на внутренний рынок, и цены там довольно высокие, но, вместе с тем, у сирийцев существует возможность поставлять эти товары на экспорт», – отмечает Супонина.

Дмитрий Сикорский