Как уже сообщалось, террористическая группировка «Исламское государство» * взяла на себя ответственность за теракты, произошедшие во вторник в Брюсселе. По последним данным, погибли не менее 34 человек, около 200 получили ранения.

Как отмечает телерадиокомпания RTBF, сейчас в одной из коммун Брюсселя, которая не называется в интересах следствия, проводится антитеррористическая спецоперация. Ранее полиция не исключала, что исполнители терактов в бельгийской столице могут оставаться на свободе. В Брюсселе — городе, который ассоциируется с идеями европейского единства, — введен высший, четвертый, уровень террористической угрозы. В центр столицы вошли войска и бронетехника. Железнодорожное сообщение с Брюсселем прекращено. После обнаружения двух подозрительных пакетов была проведена эвакуацию «Южной башни» в Брюсселе — самого высокого небоскреба Бельгии. Также был эвакуирован персонал обеих АЭС страны.

Премьер-министр Франции Мануэль Вальс заявил, что Европа находится «в состоянии войны». СМИ проводят аналогии с недавними парижскими событиями и подчеркивают необходимость координированной борьбы с террором всех спецслужб мира. А общество начинает обсуждать несерьезное отношение к мерам безопасности — в брюссельском метро и в аэропорту Завентем не было рамок металлоискателей. И это при том, что по данным СМИ, представители российских спецслужб передавали властям Бельгии информацию о подготовке атаки тремя боевиками ИГ, среди которых были двое братьев из Белоруссии.

Правительство Сирии осудило теракты в Брюсселе, назвав их «неизбежным результатом ошибочной политики и легкомысленного отношения к терроризму». В прошлом году границы стран ЕС пересекли сотни тысяч мигрантов. Эксперты подчеркивают, что такому процессу очень сложно помешать, учитывая, что прежний баланс Ближнего Востока разрушен. Как следствие, появилось огромное количество обездоленных людей, которые и становятся ресурсной базой для идеологов радикального ислама. Ведущий эксперт Европейского центра стратегических исследований и безопасности Евгения Гвоздева в интервью СМИ не исключила, что теракты в аэропорту и метрополитене Брюсселя могут активизировать террористов в других странах Евросоюза. Она не исключила, в частности, «возможность такого рода терактов в Германии и Австрии».

Какие еще страны находятся в группе риска? Что могло бы предотвратить образование террористических ячеек в Европе? Слово экспертам.

Политолог, главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» РИСИ Аждар Куртов говорит, что именно то обстоятельство, что в Брюсселе расположены руководящие органы региональных организаций — НАТО и ЕС, в некоторой степени облегчает задачу проникновения и «растворения» там исламистов.

— Даже внутри того же парламента Евросоюза ежедневно толпится столько иностранцев, что люди уже не обращают внимания на внешний вид туриста или жителя города. Таким образом, публичные места становятся довольно удачным местом для любых преступников, не только террористов.

С точки зрения тактики исламистов, я бы обратил внимание и на следующий момент. Бельгия сейчас практически состоит из трех частей — столичный округ, Фландрия и Валлония (мигранты в основном оседают в валлонских регионах и в Брюсселе, и жалуются на притеснения во фландрийских регионах). В последнее время все избирательные кампании приводили лишь к усилению националистического элемента у тех людей, которые настаивали на автономии и в перспективе видели разделение государства на самостоятельные части. И если серьезные люди в террористических структурах принимают во внимание этот факт (что не исключено, поскольку последствия терактов могут тщательно просчитываться) для усиления раскола внутри государства, то эффект, скорее всего, будет достигнут.

Теперь что касается процента радикалов в миграционном потоке и террористических ячейках. Понятно, что та статистика, которая иногда озвучивается, довольно условна, ведь есть и так называемые «спящие ячейки», которые долго себя никак не проявляют. Но, судя по всему, процент радикалов здесь выше, чем в «материнских» странах. Ведь террористические организации — это подпольные структуры, которые заинтересованы в вербовке новых членов, поступлении денежных средств и относительно «удобном» осуществлении террористических актов.

Зачастую люди сознательно, получив задания, уезжают в государства Западной Европы для жизни в диаспоре. Их цель — обустройство на новом месте, внедрение, налаживание связей, создание сетевых структур, поступление добровольных взносов от диаспоры, вербовка новых членов и т. д. Даже если количество исламистов находится на уровне 3% – это все равно довольно большой показатель, учитывая, что мигрантов — миллионы. А как хорошо известно из истории, даже небольшая по численности, но хорошо законспирированная группа способна на многое.

«СП»: — На ваш взгляд, какие европейские страны находятся в группе риска с точки зрения осуществления терактов?

— Несмотря на предпринимаемые меры — Франция. Все-таки французская мусульманская община является одной из крупнейших в Европе, большинство мусульман проживает в крупных городах. По некоторым данным, во Франции более 2100 мечетей, а число приверженцев ислама превышает шесть миллионов человек.

Несомненно, в группе риска находится и Германия — там проживает от 3,8 до 4,3 млн. мусульман. Салафитов в Германии насчитывают около 8 тыс. человек. Неслучайно такой шум наделала вышедшая в 2010 году книга немецкого политика Тило Саррацина, «Германия. Самоликвидация», посвященная проблеме мусульманских мигрантов. Тем более актуально это сейчас, когда Ангела Меркель проводит фактически антинемецкую политику: именно она заставляет ЕС идти на соглашение с Турцией и принимать огромное количество мигрантов. А вот то, что в Германии пока не было террористических актов, думаю, это в большей степени заслуга местных служб разведки и контрразведки, которые имеют гораздо давние и глубокие традиции, нежели бельгийские спецслужбы. Скорее всего, причина именно в этом, а не в том, что кто-то не хочет нанести удар по Германии. В конце концов, некая проба сил была осуществлена в новогоднюю ночь в Кёльне, когда мигранты в открытую стали стрелять в толпу фейерверками, а потом и в приехавшую полицию…

По мнению научного сотрудника Института Африки РАН, кандидата исторических наук Григория Карпова, распознать радикалов среди мигрантов довольно сложно.

— Сегодня человек — боевик «халифата», который приехал в Европу отдохнуть, а завтра — он «ляжет на дно», устроится на работу, и ничем не будет выделяться из диаспоры до определенного момента или сигнала. Или сейчас он может быть добропорядочным гражданином, который покинул свою страну из-за нестабильной обстановки, а через некоторое время — одеть пояс шахида. Тем более что в системе ценностей исламистов жизнь находится далеко не на первом месте. А для организации терактов много человек и не требуется — максимум несколько десятков.

Но радикалы в Европе не возникают на пустом месте, для них есть соответствующая питательная среда. Так, еще 11 лет назад (после событий в лондонском метро 7 июля 2005 года) были проведены довольно интересные опросы среди мусульман Великобритании — как они относятся к терактам. Тогда где-то 3% молодежи (18−27 лет) поддержали атаки, а 40% ответили, что теракты не поддерживаем, но не будем возражать, если районах нашего проживания будут действовать нормы шариата… Конечно, большинство мусульман не хотят дестабилизации — чтобы и в Европе была такая же обстановка, как в Сирии или Ираке. Но здесь есть другой момент — идет постепенное замещение культуры, когда мигранты живут по законам и правилам, которые далеко не всегда согласуются с нормами принимающего их европейского общества. Но которое все равно поддерживает мультикультурализм.

А ведь в исламе очень сложно отделить культуру от религии, а религию — от политики. Поэтому в зоне риска совершения терактов находятся страны с привычным мусульманским населением. Помимо Франции, Бельгии и Германии это — Великобритания(только по переписи населения 2011 года количество мусульман достигло 2,7 млн. или 4,8% от общей численности населения — «СП»), Италия (1,5 млн.), Испания (1 млн.), Нидерланды, а также Австрия, Швеция.

Причем стоит отметить, что в этих странах радикалам особо ничего не мешает совершать теракты. Никаких серьезных антитеррористических мер европейские правительства не предпринимают. Их политики продолжают принимать мигрантов, выплачивать им социальные пособия.

«СП»: — А какие реальные меры они могли бы предпринять?

— Во-первых, сократить поток мигрантов и при малейшем подозрении в связи с террористическими ячейками высылать человека из страны вместе с родственниками и знакомыми.

Во-вторых, навести хоть какой-то порядок в мигрантских кварталах, куда сейчас зачастую на вызовы не рискует выезжать ни полиция, ни «скорая», поскольку оттуда можно и не выехать…

В-третьих, не открывать мечети по первому требованию. Это могло бы способствовать улучшению ситуацию. А сейчас даже если радикал попадает в европейскую тюрьму, то нередко там добивается авторитета, пользуется почетом и уважением. Такие люди там быстро находят единомышленников, создают новые ячейки прямо в тюрьме. Тем более что для этого созданы все условия — есть возможность заниматься спортом, читать и даже писать книги, молиться, требовать халяльную пищу и главное — ее получать. Поэтому теракты в Европе надо рассматривать с точки зрения ужесточения требований со стороны самих мигрантов, мол, не будете давать нам то, что хотим, атаки будут продолжаться.


* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена