БИШКЕК, 24 мар — Sputnik. Ситуация на границе Кыргызстана и Узбекистана не перерастет в начало военных действий между странами, более того, это не та проблема, которую стоит обсуждать в ОДКБ, заявил Sputnik историк, политолог, главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Аждар Куртов.

Обстановка на кыргызско-узбекской границе обострилась в конце прошлой недели, когда узбекская сторона выдвинула в район спорного участка границы между странами около 40 военнослужащих и бронетехнику, а Кыргызстан в ответ ввел усиление на своих рубежах. Свою обеспокоенность обострением ситуации уже выразили члены Постоянного совета ОДКБ, при этом граница между странами, как сообщили в среду в Госпогранслужбе Кыргызстана, по-прежнему охраняется в усиленном режиме.

Проблема из прошлого

По словам историка Аждара Куртова, проблема на границах между странами очень старая, и в этом, собственно говоря, ее корень.

Когда существовал Советский Союз, а еще раньше — Российская империя, как таковых границ между составляющими эти государства этносами и какими-то образованиями, имеющими автономный статус или статус союзных республик, в подлинном смысле не существовало, напоминает эксперт.

«Были один советский народ и разные национальности, но никто не придавал серьезного значения этой условной линии, где никогда не было пограничников. Но Советский Союз распался, и возникла необходимость строгой демаркации границ. Этот процесс в некоторых государствах Средней Азии до сих пор не закончен», — объясняет Куртов.

И речь, как продолжает эксперт, не только об отношениях между Узбекистаном и Кыргызстаном: такие же сложности есть между Кыргызстаном и Таджикистаном, а также Узбекистаном и Таджикистаном.

Анклав всему виной

Эта проблема, поясняет политолог, очень непростая и связана еще и с тем, что исторически внутри Таджикистана и Кыргызстана существовали так называемые анклавы, заселенные этническими группами, принадлежащими другой бывшей союзной республике, а ныне — суверенному государству.

Анклавность, по словам историка, создает массу проблем как хозяйственного, так и, как оказалось, политического характера.

Обычно, приводит пример Куртов, такие ситуации решаются путем обмена территориями, когда на полюбовной основе между государствами заключается некое соглашение. Анклав ликвидируется, он соединяется какой-либо перемычкой с тем государством, к которому относится проживающий там этнос, а в ответ государство, которое передает свою территорию, получает некую равнозначную в другом месте.

Но в случае с Кыргызстаном это сделать достаточно сложно, отмечает эксперт.

Прежде всего потому, что это страна, «очень ревностно относящаяся к своему национальному достоянию».

Кыргызстан, по мнению Куртова, в постсоветский период стал известен тем, что его политики постоянно будоражили население и совершали государственные перевороты под лозунгами подлинной защиты национальных ценностей и интересов от своих же властей, которые что-то там продают кому-то.

Не обострение, а нагнетание

Такие эксцессы, напоминает историк, были и в 90-е годы в связи с заключением соглашений о передаче части территорий Кыргызстана Китаю, такие же эксцессы продолжаются и сейчас.

«Собственно говоря, остроту нынешней ситуации придают именно местные, кыргызстанские, политики, которые воспользовались случаем и пытаются получить политический капитал, спекулируя на этой проблеме», — уверен политолог.

А проблема, по его словам, на самом деле не того порядка, чтобы стать в будущем источником каких-либо крупных угроз военного характера вроде возможного начала военных действий между Узбекистаном и Кыргызстаном. Тем более, по убеждению Куртова, проблема не такая уж значительная, чтобы выносить ее на обсуждение ОДКБ.

Действия же кыргызского руководства можно расценить как действия стороны, у которой нет достаточных ресурсов и которая пытается за чужой счет, в данном случае за счет стран ОДКБ, получить поддержку своей позиции, подытожил политолог.