Идея высказывалась и некоторыми депутатами, и любителями пообщаться в интернете. Конечно, каждый из нас имеет право на свою точку зрения. Однако глава правительства страны отметил: введения такого налога все же не будет. Такой сбор существовал в советское время и был весьма непопулярен в народе.

В Советском Союзе это называлось налогом на холостяков, одиноких и бездетных (малосемейных) граждан. Он был введен двумя указами Верховного Совета СССР – от 1941 и 1944 годов. 6 процентов от зарплаты должны были отчислять бездетные мужчины 20 – 50 лет и бездетные замужние женщины 20 – 45 лет. Ставка уменьшалась, если зарплата была меньше 90 рублей (с тех, кто зарабатывал менее 70 рублей, налог вообще не взимался). В 1949 году ставку повысили для сельского населения: 150 рублей в год платили бездетные, 50 рублей – семьи с одним ребенком, 25 – если детей было всего двое.

Понятно, что от уплаты налога освобождались те, кто не мог иметь детей по состоянию здоровья, а также если дети погибли, пропали без вести или умерли на фронте. Тогда, в первые годы после Великой Отечественной войны, это было весьма актуально. А сегодня некоторые депутаты Госдумы предлагают оплачивать бездетным гражданам лечение бесплодия, если в этом есть необходимость.

– Если говорить о борьбе с бесплодием, то разделил бы эту проблему на две составляющие, – комментирует «МП« ситуацию начальник сектора демографии, миграции и этнорелигиозных проблем Российского института стратегических исследований Игорь Белобородов. – Если речь идет о консервативных вспомогательных репродуктивных технологиях, способствующих тому, чтобы ребенок вынашивался и появлялся на свет естественным путем, – это одно дело. А вот суррогатное материнство, по моим сведениям, имеет много побочных эффектов, в том числе синдром Дауна у детей.

– Что касается разговоров о возможном введении налога на бездетность, то отмечу: с низкой рождаемостью надо бороться вменяемыми методами, а такой налог не поможет – только обозлит население, – продолжает Игорь Белобородов. – По моему мнению, мы уже платим косвенный налог на бездетность, когда отчисляем средства в фонд ОМС, а оттуда финансируются аборты.

Хорошо, что сегодня появляются, на наш взгляд, более современные и менее радикальные предложения, связанные с экономическим воздействием на демографическую ситуацию. Например, есть депутаты, которые предлагают при рождении детей гасить молодым семьям часть ипотечного кредита: появился один ребенок – считай, частично расплатился с долгом, рождение последующих детей тоже будет сокращать размер взятого кредита. Думается, это действительно более эффективный метод, нежели введение новых налогов.

– По моим данным, такая схема работает уже в некоторых регионах страны, – отмечает Игорь Белобородов. – На мой взгляд, нужно только четко ранжировать: если это молодая семья, где дети только начинают появляться, ипотека гасится частями. Если в семье уже есть четверо-шестеро детей и родители решаются на новое потомство, то жилищный кредит должен гаситься сразу. Я бы пошел дальше и поставил уровень зарплаты в зависимость от наличия потомства. Если в семье несколько детей, то работающий родитель должен финансово чувствовать себя несколько иначе, чем тот, кто не желает обременять себя потомством. Здесь, конечно, еще много разных граней. Например, надо продолжать говорить о дистанционной занятости молодой матери. Надо, чтобы рассчитываемая пенсия все больше зависела не только от трудового стажа, но и от количества детей в семье. Сегодня, насколько я знаю, в формуле такого расчета присутствует подобный показатель, но, по моему мнению, он должен быть более выраженным.

Безусловно, демографическая ситуация во многом зависит от наличия квадратных метров. И не все могут себе позволить при этом ипотечный кредит. Раньше в той же столице горожане надеялись на улучшение жилищных условий при расселении ветхого и аварийного жилья. Если в одной квартире проживали хотя бы два поколения, то при расселении это учитывалось, и каждому из поколений выдавали отдельные квадратные метры.

Сегодня при расселении предоставляют жилье, адекватное предыдущему метражу. Но москвичам стали предлагать жилье в Подмосковье, что многих совершенно не устраивает по массе причин.

– Здесь мне больше по душе вариант некоторых азиатских стран, когда несколько поколений одной семьи селят в отдельные квартиры, но по соседству, – высказывает нам свое мнение Игорь Белобородов. – Это позволяет молодым поддерживать своих стариков, что даже избавляет государство от необходимости оказывать пожилым людям некоторые виды социальной поддержки. Что касается расселения москвичей, то здесь альтернативой старой «двушке» в столице мог бы стать, на мой взгляд, коттедж – малоэтажное автономное жилье в Подмосковье. Думаю, такой вариант многим бы пришелся по вкусу – жить в просторном доме в экологически более комфортной среде. У нас в стране были такие прецеденты – когда коттедж предлагали даже не в собственность, а в долгосрочную аренду.

Однако мы знаем, что такие предложения не носят массовый характер. И вряд ли это случится сегодня, в сложной экономической обстановке. К тому же многим этот экологический и просторный вариант не подходит как раз потому, что семья молодая, работающая. А добираться – пусть и из ближнего Подмосковья – в столицу не всегда просто даже по свободным от пробок дорогам.

Видимо, все же нам сейчас больше подходит вариант с частичным погашением ипотеки. Это реальная возможность хотя бы для части россиян, которые хотят улучшить свои жилищные условия и которым ипотечный кредит по карману.

Вот только пока мы решаем, какими методами повысить рождаемость, стало не хватать денег на выплату пенсий, потому что имеющегося в наличии трудоспособного населения сегодня явно недостает для того, чтобы обеспечить старшему поколению достойную старость.

Мы пенсионерам уже не доплатили при последней индексации, предложив всего 4 процента вместо официальных 12 с хвостиком. Не дороже ли такая тенденция обойдется в перспективе, чем несколько сотен новых квартир в городах или несколько сотен коттеджей в пригороде?