Руководство Азербайджана никогда не скрывало, что может использовать военную силу при решении нагорно-карабахского конфликта. Об этом неоднократно и на разных уровнях заявлял президент Азербайджана Ильхам Алиев. Сейчас в Баку посчитали, что настал удачный момент если не для полномасштабной войны, то по крайней мере для проверки сил путем военной провокации.

Взглянем на стороны конфликта. С одной стороны, это Азербайджан — государство, богатое углеводородами и получающее от них неплохие доходы. С другой — Нагорно-Карабахская республика, которая не обладает значительными природными ресурсами. Есть сельское хозяйство, но в условиях блокады, организованной Азербайджаном и союзником Азербайджана — Турцией, НКР весьма сложно привлекать серьезные инвестиции. Нагорно-Карабахская республика, да и Армения, имея меньший размер ВВП, не в состоянии тратить на оборону столько же, сколько Баку.

Если ружье висит на стене, оно когда-нибудь выстрелит.

Мы не должны забывать, что в мае 1994 года было заключено соглашение не о мире и даже не о перемирии в традиционном смысле этого понятия, а только о прекращении огня. Неурегулированный, или «замороженный», конфликт всегда чреват тем, что одна из сторон в какой-то момент захочет возобновить военные действия.

Все эти годы, начиная с 1994-го, Азербайджан рассчитывал, что накачает экономические мускулы и тогда воздействует на Армению и Нагорно-Карабахскую республику экономическими мерами или нарастит военный потенциал и тогда получит такой военный перевес, который позволит ему начать военные действия, не считаясь с возможными потерями.

Решение начать военную провокацию скорее всего было согласовано с Турцией.

Не так давно состоялся визит президента Азербайджана Ильхама Алиева в Анкару. Между Турцией и Азербайджаном существуют давние отношения в военной области. Это не является классическим военным союзом, но фактически весь военный корпус Азербайджана, начиная со старших офицеров, то есть с майора, проходит обучение в турецких военных учебных заведениях.

В последнее время руководство Азербайджана стало копировать опыт своего политического союзника — Турецкой Республики. Мы все видели, как пренебрежительно относится Турция к международному праву, к прежним договоренностям, к прежним союзам; как решительно она нарушает суверенитет других государств и их территориальную целостность, как вводит свои военные части и на территорию Ирака, и на территорию Сирии, подвергает эти суверенные государства бомбардировкам, посылает действующим там протурецким военным группировкам оружие и иную помощь.

Сейчас Турция устами своего президента заявляет, что следует пересмотреть состав нынешнего Совета Безопасности ООН, включив туда азиатскую страну, имея в виду скорее всего себя. Азербайджан поддерживает Турцию в этом вопросе, так как турецкие планы реформирования СБ ООН — это прежде всего планы, направленные против России.

Если вспомнить ситуацию горячей фазы нагорно-карабахской войны в начале 1990-х годов, то и тогда турки активно помогали Азербайджану — в частности тем, что укрепляли свои вооруженные силы на границе с Арменией. Тогда существовала очень серьезная угроза, что турецкие вооруженные силы перейдут границу бывшего Советского Союза и начнут военные действия против Армении, которая поддерживала Нагорно-Карабахскую республику.

В настоящее время вся воинственность турецкого руководства говорит о том, что планы военной провокации были согласованы между Баку и Анкарой.

В этой ситуации позиция России остается неизменной. Мы имеем двусторонние отношения с Арменией в военной области — это та форма двусторонних отношений, которую историки обычно называют военным союзом. На территории Армении есть российская военная база. Кроме того, между Россией и Арменией существуют обязательства многостороннего характера в рамках Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). И в том случае, если будет осуществлено нападение на Армению, будут задействованы все эти механизмы.

Несколько по-другому обстоят дела с Нагорно-Карабахской республикой. Это непризнанное государство. И в силу этого Россия не имеет никаких договорных обязательств — ни экономического, ни политического, ни тем более военного характера с Нагорно-Карабахской республикой.

Но России далеко не безразлично — начнется война в ее ближайшем южном приграничье, или не начнется. Кроме того, в условиях полномасштабных военных действий никто не сможет гарантировать, что снаряды не станут падать на территорию Армении. Иными словами, если начнется полномасштабная война с использованием всех видов вооружений, юридический повод, который Москва сможет расценить как нападение на Армению, наверняка появится. Баку не может этого не понимать, поэтому, оценивая нынешнее обострение ситуации в районе нагорно-карабахского конфликта, я думаю, что это скорее провокация, а не полномасштабная война.

России следует воздействовать на все три стороны конфликта. Нагорно-Карабахская республика должна в качестве полноправного члена принимать участие в переговорах по урегулированию ситуации. Сейчас переговоры ведутся между руководством Азербайджана и Армении. В Баку категорически не согласны признавать стороной переговоров Нагорно-Карабахскую республику. Таким образом участник конфликта на данный момент исключен из переговорного процесса.

И тем не менее, как свидетельствует опыт сирийской ситуации, пускай переговоры — сложный и трудный процесс, в котором результат может быть достигнут не завтра, а через год, но это лучше, чем гибель людей, чем возобновление военных действий с большими потерями материальных ресурсов и с непредсказуемыми последствиями. Российской стороне надо активизировать дипломатические усилия и активнее привлекать и ООН, и европейские институты, и структуры ОДКБ.

Агрессора обычно останавливает не только военная сила, но и понимание того, что безнаказанными его действия не останутся.