Длинная цепочка пленных с завязанными глазами перемещается куда-то в закат. Их подбадривают пинками, выстрелами в воздух и крепкими выражениями конвоиры-антиигиловцы. Это один из многочисленных видеороликов, размещенный в соцсетях анонимным сообществом интернет-активистов под названием IraqiSWAT («Иракский спецназ»). Судя по контенту, его главная задача – отвечать на пропаганду террористов её же оружием. Око за око. Пленные на коленях с приставленными к горлу ножами, акции возмездия – и всё это так же, как и у ИГ, на фоне колоритной восточной музыки.

Один из материалов вызвал большой резонанс в Сети: бородатый боевик, слегка побитый, с большим голым пузом, над ним стоит некий ополченец в форме и предлагает решить судьбу пленного голосованием в Instagram. Видимо, большинство подписчиков страницы решили, что боевик снисхождения недостоин, и впоследствии его расстреляли.

О других видеоматериалах говорят их названия: «Наконец-то победа и мёртвые тела игиловцев»; «Иракский снайпер охотится за игиловским боевиком». Очевидно, что все эти ролики рассчитаны на жителей Ирака и Сирии, тех, кто пострадал от ИГ и у кого не дрогнет рука одним кликом компьютерной мышки решить судьбу человека, пускай и террориста. Да, Восток – дело не только тонкое, но и жестокое, констатирует главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Российского института стратегических исследований при президенте России Аждар Куртов:

«Традиционно войны на Востоке имели компонент жестокости. Врага нужно было не только победить в бою, но и внушить ему некий страх. Это делается специально, чтобы повлиять на врага, чтобы сломить его волю к сопротивлению. То же самое мы сейчас и наблюдаем в Ираке».

Использовать те же самые методы пропаганды, что и у самого «Исламского государства», с демонстрацией издевательств и убийств людей, безусловно, неправильно, считают эксперты. Но вряд ли что-то тут можно изменить, констатирует Аждар Куртов:

«Несмотря на то, что мне понятны причины, я, конечно, не могу с ними согласиться. Но боюсь, что запретить эти инициативы или как-то привлечь к ответственности этих людей будет достаточно сложно. Потому что в противном случае правительство Ирака, а именно оно, наверное, должно будет исправлять это, столкнется с ситуацией, что тем самым оно волей-неволей отталкивает своих союзников».

Впрочем, не все публикации интернет-сообщества «Иракский спецназ» жестоки. Есть и просто военно-бытовые зарисовки. Например, женщина-солдат присела у «гантрака» (это такой пикап с лёгким орудием в кузове – весьма популярное на Ближнем Востоке и Африке средство ведения войны).

Или ополченец, больной мезомелией (проще говоря, карлик), сжимает огромный, на фоне стрелка-лилипута, пулемёт.

Аккаунт iraquiswat предположительно ведут члены шиитского ополчения, в рядах которого воюют выходцы из иракского спецназа. Между тем, как выяснили блогеры, абсолютное большинство всех фото и видео этого интернет-сообщества не имеют никакой геомаркировки. Неизвестна ни конкретная точка съемки, ни местонахождение администратора паблика. И только 3 поста имеют геотеги. Но это отнюдь не Ирак или Сирия, как, по идее, должно быть, а бельгийский город Остенде и турецкая Конья.

В любом случае количество подписчиков «Иракского спецназа» приближается к сотне тысяч человек, а его антиигиловские ролики набирали десятки тысяч просмотров. И это несмотря на то, что администрация Instagram всегда быстро удаляет наиболее жестокие материалы. Но спустя какое-то время они возникают вновь под другими названиями.