Почему об этой победе сегодня так мало известно, хотя она не имела аналогов во всей военной истории России, и почему в итоге нам пришлось уйти с занятых позиций, «КП» рассказал историк Дмитрий Володихин.

ПЕРВЫЙ ДЕСАНТ ОКОНЧИЛСЯ ПШИКОМ

— Дмитрий Михайлович, Трапезунд — это вообще где?

— На юго-восточном берегу Чёрного моря, в Турции. Нынешнее название — Трабзон. Впрочем, этот город почти на полторы тысячи лет старше Османской империи. В Византии он был столицей провинции, которая называлась Первая Армения, затем сам стал главным городом крупной христианской державы — Трапезундской империи.

— То есть никаких турок там изначально не наблюдалось?

— Османы покорили Трапезунд лишь в 1461 году — позже, чем Константинополь. Но ещё в начале XX века больше половины жителей здесь составляли греки и армяне.

— У России в регионе интересы имелись?

— Однажды, во время русско-турецкой кампании 1806-12 годов, мы уже пытались овладеть Трапезундом. Но тогда турки наш десант отбили.

ОТСЮДА НАЧАЛСЯ ГЕНОЦИД АРМЯН

— И всё же во время Первой мировой могущество «Блистательной Порты» уже клонилось к закату. Война с ней была лёгкой прогулкой?

— То была пусть и региональная, но мощная держава с многочисленной армией и давними воинскими традициями. К тому же султану помогали союзники-немцы: перебросили на Чёрное море два новейших крейсера «Гебен» и «Бреслау»; в турецкую армию были направлены асы войны — германские командиры.

Впрочем, сравните сами. За год до взятия Трапезунда, в 1915-м, наши союзники тогда по «Антанте» высадили десант на Галлиполийский полуостров Турции. Но первоклассная армия союзников была разбита и бежала. Более того, на востоке, в Месопотамии, османы тогда также нанесли англичанам поражение в битве при Эль-Куте.

— А наш Кавказский фронт чем отметился?

— Крупными успехами. В 1914 году турки планировали наступать, имели превосходство в силах, но были наголову разгромлены под Сарыкамышем. После этого, опасаясь восстаний в тылу, турки развернули геноцид армян; досталось и другим «нетитульным» народам. То есть каждый километр, на который русская армия там продвигалась, — это сотни и тысячи христиан, спасённых от османских клинков.

А в начале 1916-го мы еще один нанесли мощный удар туркам: взяли Эрзерум.

ЮДЕНИЧ — КАК ВТОРОЙ СУВОРОВ

— Кто командовал взятием Трапезунда?

— Приморским отрядом русской армии командовал генерал Владимир Ляхов. На нём лежала вся тактика. А стратегией занимался один из самых результативных полководцев Первой мировой — генерал Юденич.

— Правда, в памяти он остался как человек, который в 1919-м потерпел от большевиков поражение под Петроградом.

— При тогдашнем соотношении сил между белыми и красными на Северо-западном фронте удивителен не проигрыш Юденича, а то, что он вообще смог так далеко продвинуться: ему малого не хватило, чтобы взять город. Но вернёмся в 1916 год.

— О прошлых неудачах России при взятии Трапезунда Юденич помнил?

— Безусловно. Это было красивое сражение! Сухопутные силы русской армии поддержала эскадра Черноморского флота, высадившая многотысячный десант. Эскадренный броненосец «Ростислав» только за один день выпустил по турецким позициям 400 таких мощных снарядов, что если бы один такой разорвался рядом с тяжелым танком Второй мировой войны (скажем, «Тигром») – машину просто перевернуло бы вверх тормашками. В итоге мы взяли Трапезунд 5 апреля 1916 года «малой кровью». Эту кампанию надо вписывать в учебники истории! Наряду, например, со взятием Измаила Суворовым

ЛЕНИН СДАЛ БЛЕСТЯЩИЕ ПОБЕДЫ

— А что было после взятия Трапезунда?

— Мы тогда не остановились, а шли вглубь Османской империи ещё несколько месяцев. Как выразился историк Константин Залесский, «русские пехотинцы вышли к пескам анатолийских пляжей». Тех самых, хорошо известных современным российским туристам. Командование тогда уже подумывало об ударе по Босфору. И…

— И – февраль 1917-го?

– Да, революция. За полгода Временное правительство разваливает страну и армию. Ничуть не лучше – сменившие его большевики с лозунгом «мир без аннексий и контрибуций». И Россия лишилась плодов Брусиловского прорыва, взятия Трапезунда и многих других блестящих побед Первой мировой. Почему? Это уже вопрос к Ленину и его коллегам.

— Однако история часто повторяется. На восточных границах Турции, в Сирии, как и сто лет назад, полыхает война… И Анкара все время грозит в неё влезть. Не придётся по-новой Трапезунд брать?

— Ближний Восток — регион, где Россия имеет свои интересы, которые можно отстаивать самыми разными средствами. А территориальная целостность Турции зависит прежде всего от неё самой. И придётся ли здесь, как веком ранее, вмешаться великим державам, — зависит уже от адекватности правящих кругов Анкары, с чем последнее время наблюдаются проблемы.

СПРАВКА «КП»

Ещё Екатерина Великая вынашивала «греческий проект» — создание на завоёванных османами бывших византийских землях православных государств под русским протекторатом. Воплощением этой давней идеи и стало взятие Трапезунда, после которого на освобождённой территории было сформировано правительство под руководством греческого митрополита Хрисанфа, просуществовавшее до ухода русских в марте 1918-го.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Дмитрий Михайлович Володихин – профессор кафедры источниковедения и историографии МГУ. Доктор исторических наук. Автор свыше 30 художественных и научных и книг.

ВЗГЛЯД В СОВРЕМЕННОСТЬ

Алексей Гришин, тюрколог, президент информационно-аналитического центра «Религия и общество»: В Анкаре и Стамбуле взятие Трапезунда прекрасно помнят

– До осени 2015 года Анкара оставалась одним из важнейших партнёров Москвы – как в экономике, так и во внешней политике. Но всё было перечёркнуто уничтожением турками нашего бомбардировщика Су-24. Дальнейшие действия Москвы (продуктовые санкции и остановка турпотока в Анталию) были уже не столько наказанием Турции, сколько профилактикой подобных провокаций других зарубежных «партнёров».

Наши отношения могут вернуться на прежний уровень, только если турецкая сторона представит весомые извинения за сбитый самолет – что в ближайшее время крайне маловероятно. Для президента Турции Реджепа Эрдогана извиниться — значит потерять лицо внутри страны, где он изображает себя непогрешимым лидером. А на фоне давней истории русско-турецких войн, в том числе нынешнего 100-летия взятия Трапезунда (о чём в Турции прекрасно помнят) любые извинения станут для местных элит равносильны поражению.

В любом случае, пока Эрдоган у руля, никаких потеплений между нами, вероятнее всего, не произойдёт. Нормализовать русско-турецкие отношения можно будет, только если к власти в Анкаре придёт новое руководство, не причастное к деяниям Реджепа.