Вряд ли добропорядочные голландцы, приходя к урнам, чтобы всего лишь высказаться о перспективах «ассоциации» ЕС и Украины, могли предположить, что на кону стоит ни много ни мало – единство Европы.

Но именно атакой на таковую назвал украинский президент Петр Порошенко результаты этого референдума.

61,1% проголосовали «против», 38,1% – «за». Формально результаты данного плебисцита носят рекомендательный характер, однако премьер-министр Нидерландов Марк Рютте уже заявил прессе, что его страна, вероятно, не сможет продолжить процесс ратификации Соглашения после вчерашнего референдума.

Правда, насколько это «нет» окончательно – остается лишь гадать. «Рекомендательность» самого референдума пикантно приправляется не таким уж шокирующим расхождением между «за» и «против», да и явка едва превысила положенные 30%. В

се это вкупе Киев теоретически может использовать в дальнейшем диалоге с Амстердамом. Не без основания надеясь на поддержку как в самой Европе, так и за океаном.

Так или иначе, «точкой» в вопросе евроинтеграции Украиной прошедший референдум не назовешь точно. Запятая? Многоточие?

В беседе с обозревателем KM.RU результаты голландского референдума прокомментировал политолог, директор Центра гуманитарных исследований РИСИ Михаил Смолин:

– Референдум в Голландии показал то, что всем разумным людям было очевидно и без него: европейцы жестко и однозначно не желают видеть Украину в составе Евросоюза.

Что же касается комментария Петра Порошенко по этому поводу – это не более, чем истерика человека, которому в очередной раз доходчиво объяснили, что Украине, да еще и в нынешнем состоянии, не светит не только Евросоюз, но и иные западные конструкции, в которых Украина теоретически и могла бы прописаться, но уже точно не сейчас. Киев просто истерически отказывается в это верить.

Мы же прекрасно понимаем, что в той позиции, что высказали две трети голландцев нет ничего особенного – подобные опросы в любой другой европейской стране дали бы результаты уж точно не более лучшие для нынешних украинских евромечтателей. Не будучи все же полным дураком, Поршенко, вероятно, об этом догадывается.

Но именно поэтому он уже дал понять, что будет требовать от европейских бюрократов, которые ранее свидетельствовали о безоговорочной поддержке Украины, чтобы они надавили на голландские власти, чтобы они бюрократическим способом нивелировали это досадное недоразумение с отказом народа принимать украинцев в свою европейскую семью.

Такая предельно нервная позиция «официального Киева» может быть объяснена как ясным пониманием, что все больше и больше возникает осязаемых препятствий к тому, чтобы Украина двигалась в «европейское завтра», так и стремлением поддержать, если можно так выразиться, «европейский дух» внутри страны. Стремлением поддержать градус надежды, что пусть не сейчас, но когда-нибудь Украина все же присоединится к Европейскому союзу. В реальности же, думаю, руководство Украины прекрасно понимает всю безосновательность таких ожиданий.

При этом я вряд ли ошибусь, если дам такой прогноз: сами европейские структуры не будут всерьез давить на Голландию, разве что для вида выскажут свою особую позицию. Но на этом и все. Дело в том, что такой прецедент для них крайне удобен.

Свое реальное нежелание видеть Украину хотя бы в «ассоциации» с собой, они будут прикрывать именно им – мол, понимаете, мы-то понимаем и принимаем стремление Украины стать частью «большой европейской семьи», но не можем же теперь выкручивать руки голландским коллегам, не обессудьте.

Конечно, этот провал должен ускорить и политическую смерть Петра Порошенко, потому в его истерике явно прослеживаются и личные мотивы. Сейчас он просто утопает в претензиях: «панамская история», конфликт с Россией, провал еврокурса, провал с Востоком Украины, требования автономии со стороны Закарпатья…

Все это, помноженное на стремительное обнищание населения, сулит ему очень скорый бесславный политический конец.