А. Артамонов. Слава Господу, мы дожили до того момента, когда российские войска частично выведены за пределы Сирии, но сразу после этого полыхнул Нагорный Карабах. Некоторые западные коллеги придерживаются той точки зрения, что если бы В.В. Путин не санкционировал операцию в Сирии, то после падения режима Башара Асада, все эти боевики оказались бы на Кавказе через турецкий коридор. Тогда у них была бы возможность ударить через Нагорный Карабах по нашей базе в Армении. Считаете ли Вы это игрой ума журналистов, или все-таки здесь есть международная подоплека?

Л.П. Решетников. Конечно, международная подоплека есть. И она основная. Мы этот конфликт, который длился 4 дня – речь идет о боевых действиях в районе Нагорного Карабаха, так как сам невоенный конфликт довольно затяжной – должны в любом случае рассматривать в том ракурсе, который Вы наметили. Вы совершенно правы! Речь не идет о том, что, мол, Азербайджан виноват, или армяне, дескать, виноваты… Нет! Здесь все гораздо сложнее и серьезнее. После Сирии Кавказ действительно являлся и продолжает являться целью радикальных исламистских сил. И не исключено, что за этими силами стоят отнюдь не исламские интересанты. Они, эти силы, заинтересованы в распаде России и, в первую голову, создании нам проблем. Состоявшееся четырехдневное противостояние состоялось под влиянием и непосредственным стимулированием этих сил. В первую очередь, не стоит забывать о негативной роли Турции. Здесь присутствуют и США. И никто не полез бы в драку без согласия из-за океана. Но они полезли! И тем самым демаскировали направление следующего удара. И Вы еще раз абсолютно правы! Если бы Россия не нанесла сейчас превентивный удар по ИГИЛ в Сирии, мы бы имели такое развитие, когда Сирия оказалась бы под полным контролем экстремистов. Следующая их кампания уже шла бы на Кавказе. И это направление поддержала бы и Турция. Для нас потеря Армении и Северного Кавказа вылилась бы в огромный пожар, который дошел бы до Ставрополья. Этот пожар готовился, и он по-прежнему остается в этих планах. Нам, России и нашему руководству, нужно иметь это ввиду постоянно. Кавказ остается сейчас главной целью антироссийской деятельности всех мировых сил Зла. Зла потому, что Россия остается единственным православным самостоятельным островом во всем этом мире. Другой такой территории просто нет!

Касаемо же Карабаха, ни нам, ни нашим слушателям, не надо опускаться на уровень вопросов «кто виноват?». Нет! Это все заготовка, репетиция и проверка сил, а также проверка реакции Москвы («Как будут реагировать Москва, Ереван, Грузия, Турция?») Такой пробный шар и был запущен. Будем внимательны и бдительны!

АА. В  Сирии мы поддерживали алавитов, а также христиан – православных и инославных и умеренных мусульман, суннитов и шиитов, страдающих от религиозных фанатиков. Получается, что мы не только поддержали и защитили наших братьев по вере, но и для всех других религий выступили гарантом религиозных свобод. Армения, естественно, страна –  христианская. Южная Осетия, где мы тоже вступились за интересы местного населения, опять-таки населена христианами. Можно ли сказать, что христианство и его защита в мире превратились в некий императив российской внешней политики?

Л.П. Решетников. Я бы сказал, что последнее десятилетие Россия вообще-то избегает строительства каких бы то ни было альянсов и союзов – в особенности, военных и военно-политических. Мы принципиально не идем по этому пути. Но задача защиты христианства и – тут я с Вами согласен – религиозных свобод в какой-то мере действительно выходит на первый уровень в российской политике. Причем речь идет и о российской общественности, разделяющей эти взгляды. В Российской Империи защита христианства – в том числе, и католиков – было стержневой линией. Традиционная защита инославных – это ли не ответ нашим ортодоксам, которые столь громко сейчас кричат о католиках после встречи с Папой Римским? И последний наш царь и другие императоры наши защищали католиков, если они в чем-то и где-то подвергались гонениям. Но конечно, самым главным была защита наших православных братьев. Сейчас, в новой России, в отличие от Советского Союза, где об этом и речи быть не могло, это становится вновь одной из важнейших геополитических задач.

АА.  Ближний Восток тесно взаимосвязан с Центральной Азией. Как пуповиной, Средняя Азия соединена трубопроводами с Ближним Востоком. Американцы в этом регионе постоянно придумывают какие-то новые наступательные инициативы, причем каждый раз с громкими и пустыми названиями: то у них «Уверенная сила», то «Полет орла» и т.д.

Л.П. Решетников. Я хочу сказать, что касаемо Средней Азии у нас и в прессе, и на телевидении этому региону уделяется слишком мало времени. Дело в том, что Средняя Азия – это все-таки территория, которую осваивали русские православные люди. Причем это была массовая инициатива. Сейчас же там осталось очень мало православных людей. Недавно я прочитал интервью с епископом Таджикистанским, И вот он приводит следующие цифры: лет 25 назад население Душанбе на 70 процентов было русскоязычным. А в настоящее время остался 1 процент! Можете представить себе масштабы нашего исхода? Но речь шла отнюдь не о захватчиках – не о воинском контингенте, как у американцев, которые направили там 20-30 тысяч, создали беспокойство населению и ушли. А местные сказали: «Ну, ушли эти захватчики, и Слава Богу!» В нашем случае ушли люди, наше население, которое осваивало эти территории и воспитывало-обучало местное население. Вклад наших людей в развитие и Казахстана, и Туркмении, и Киргизии огромен! А теперь мы ушли оттуда! Ушли по той причине, что долгие годы Россия и российское руководство вообще не обращало внимания на наших людей там. И эти люди подверглись гонениям. Вспомним гражданскую войну в Таджикистане. Вспомним, как русских вытесняли из области культуры, вводили всяческие ограничения. Потом русских стали изгонять из аппарата государственных структур. В результате, создается благоприятная обстановка и все условия для деятельности враждебных или недружественных России сил. Туда стали проникать различные некоммерческие фонды и организации. Из того же интервью в Русском Доме с епископом Таджикистанским мы читаем, что даже в далеких и неизвестных в России таджикистанских мелких населенных пунктах уже сидят те же американцы, причем уже по 20 лет! И чем интересно они там занимаются? Там создаются фонды. Там поощряют своих стипендиатов. Там появляются какие-то свои организации. Так создается сеть, которая обеспечивала бы реализацию всех этих «блестящих» операций, а именно: освоение и контроль, далее перетягивание под свое влияние всей Средней Азии. Надо сказать, что руководство во всяком случае некоторых из этих стран – киргизское прежнее руководство, таджикское и др. поощряют такую политику в расчете на приток капиталов, которые, к сожалению, тратятся опять же на личные нужды очень часто. Так что сейчас Средняя Азия для нас представляется тоже неким центром напряжения. Русскоязычная масса в Казахстане сильно сократилась, а из других республик фактически ушла. В эти пустующие соты залезли наши недоброжелатели, стремящиеся все поставить под свой политический контроль. Этот регион является подбрюшьем нашей Сибири. Наши слушатели, наверное, знают, что на Сибирь очень большие виды у американцев. Причем это уже прорывается даже в прессу, когда американские политики открыто говорят, что несправедливо, что такая гигантская территория принадлежит только одной стран и что, дескать, делиться надо.

Итак, все делается для того, чтобы на очень важном направлении – Средней Азии – создать базу. Через этот регион проходят трубопроводы с энергоносителями. Да, американцы именно там планируют свой так называемый «шелковый путь» через Среднюю Азию. Итак, появляется задача держать руководство всех стран этой части света под своим контролем. Единственно, что надо сказать: США, оставаясь мощной ведущей экономической державой мира, все-таки на сегодня уже ограничены в средствах. Денег начинает на все не хватать. Да, у них по-прежнему печатный станок, но реальных сил недостаточно: сейчас надо заниматься Ливией, Сирией;  непонятно, что делать с Ираком. По-прежнему им непонятно, что происходит с Россией и что происходит в Средней Азии. А еще им надо постоянно думать о Китае. На все просто не хватает рук. И здесь Россия могла бы, на мой взгляд, более активно возвращаться в Среднюю Азию. Нам не нужны ни захват территорий, ни контроль над правительствами, но развитие гуманитарного и экономического сотрудничества, а также поддержка тех наших людей, которые там остались и которые находятся в тяжелом положении: пусть они пока и не подвергаются репрессиям, но их права часто ограничиваются. Это проверено. Возвращаться нам, как ведущая сила – это важно. Наше слово должно стать весомым, чтобы правители тех или иных стран понимали, что ограничивать русских – не в их интересах. Также есть и понимание того, что не пойди мы этим путем, несмотря на все те трудности, которые испытывают США, они все же найдут способ закрепиться в этом регионе. Для нас сложится ситуация окружения России с юга и перехода к круговой обороне.

АА.  Не считаете ли Вы, что Россия явилась талантливой ученицей тех гуру, которые замыслили после Отечественной войны «Гарвардский проект»? Впервые попытка сыграть на религиозных и этнических противоречиях, используя их, как нелетальное оружие, предприняли американцы сразу после окончания Второй мировой войны, переняв в Мюнхене проект Хаусхофера и Гесса. Тогда была собрана группа экспертов по идеологической борьбе, которая изучала особенности советского общества. В верхней точке айсберга работали радиостанции, вещавшие на Россию. Они стремились обеспечить сдвиг сознания людей в сторону изменения идеалов и ценностных ориентиров. И, кстати, им это в значительной степени удалось. Если наши оппоненты действовали такими методами, можно ли считать, что Россия научилась на своих ошибках и теперь раздумывает о возможности применения «мягкой силы». По американской классификации, такая методика считается долгосрочно более эффективной, чем прямое военное вмешательство. Мы могли бы внедрять русский язык, вернуть престиж нашего образования, поддерживать единоверцев…

Л.П. Решетников. Да! Это наша задача: русский язык, наша совместная история, культурные связи… Все это нужно не точечно, а повсеместно возрождать. К сожалению, в этой области Россия, как государство, действует плохо, неповсеместно, а зачастую и просто с обратным результатом. У нас недостаточное количество фондов, институтов, коммерческих организаций, работающих на этом направлении. Их очень-очень мало! Только что наша делегация вернулась из Армении. Только что мы провели конкурс среди молодежи. Мы постоянно там присутствуем. Мы вручили дипломы и премии, провели семинар, у нас были выступления… Но при всем при том наши армянские коллеги говорят: «Вас так мало!» Эти мероприятия дешевые. Они не требуют больших затрат. Но денег нам почему-то не хватает. Хотя их хватает на всякие свадьбы, закупки яхт, футбольных клубов. На все на это денег всегда хватает! Но нам нужны средства на самую элементарную работу в Средней Азии. Мы пытаемся работать в Таджикистане, Киргизии, Казахстане, где все-таки есть возможность работать. В Узбекистане и Туркмении это, к сожалению, просто невозможно – такая там политика руководства! К ним приехать-то невозможно! Но те же американцы, хотя и географически далеко от Средней Азии, но присутствуют там гораздо более плотно, чем мы. Вот в гуманитарном плане направление. Даже китайцы больше присутствуют. Конечно же, хорошо, что у нас там РПЦ, что там трудится Владыка Викентий и окормляемые им епископы. У нас есть центр РПЦ и в Алма-Ате. Несмотря на трудности, наша Церковь ведет там активную работу. И это единственная сейчас постоянно присутствующая сила. Если, конечно, не брать Таджикистан. Так что наши опорные точки – посольство и Церковь! Тем и ограничиваемся! Наездами действуют один-два таких института, как наш. Но ведь так мы ничего не сделаем. У многих людей со средствами есть такое стремление помочь Церкви, детским домам… Но в силу масштабов своего богатства, им нужны площади. Вот речь идет, допустим, о мероприятии, где приняли участие 700 тысяч человек. Провел человек такой конкурс, а следующее свое мероприятие планирует аж через год! Это, может быть, и нужно делать! Но нужно-то другое – постоянная рутинная ежедневная работа: 30 человек, пусть 50 – 100! А мы? Мы используем советские методы. Собираем огромное количество тех же детей. Вручаем им по пакету с карандашами-фломастерами, они спели песню и разошлись. Конечно же, у них в памяти осталось хорошее впечатление, но этого явно недостаточно. Нужна планомерная методичная работа с детьми с группами различной численности. Тогда будет отдача от тех финансовых вливаний, которые делаются. Иногда вливания большие. У людей чувство удовлетворения, а результат стремится к нулю.

АА. Когда наша предыдущая беседа появилась на страницах «Православного обозрения Радонеж», были и такие комментарии: как вообще честному русскому православному специалисту удается действовать и быть услышанным на высоком уровне?

Л.П. Решетников. Я хочу сказать всем слушателям «Радонежа», нас, на самом деле, много, поэтому мы непобедимы. Кажется, что наших недоброжелателей, противников, врагов много. А на самом деле, наша сила – Иисус Христос! И им не дано нас сломать! Если только Господь не захочет подвергнуть тебя и такому испытанию. А так я встречаю очень честных, порядочных и любящих нашу Родину людей везде. Не далее, как вчера я беседовал, например, с одним журналистом. Он рассказал мне, как были обретены второй раз мощи св. Саввы Сторожевского.

В районе Звенигорода жил глубоко верующий человек – офицер царской армии. Он решил не принимать участие в братоубийственной Гражданской войне. Он постоянно ходил в местный монастырь и молился. После закрытия монастыря стал ходить на службы в близлежащую церковь. Где-то в начале тридцатых годов, его вызвали в ГПУ. Он осознал, что пробил его час и попрощался навсегда с женой. Он явился. Следователь же заявил ему, что знает его, как глубоко верующего человека. Потом он передал ему очень большой сверток и сказал: «Здесь мощи (так именно следователь ГПУ и сказал!) Саввы Сторожевского! Забирайте! Ни я Вас не видел, ни Вы меня не знаете!» И офицер спокойно ушел с мощами. Потомки  его в конце восьмидесятых вернули мощи РПЦ. Господь поругаем не бывает! Везде – наши люди! Православные! В самых неожиданных, казалось бы, местах! Мы непобедимы. А враг никак не может понять: что же ему делать? Тогда, в семнадцатом году, они решили бить по площадям, уничтожать целые сословия, потому что понимали, что везде люди, выступающие за веру и за Господа нашего Иисуса Христа!

АА. Аще Бог с нами,  никто же на ны.

Беседу подготовил и провел Александр Артамонов