Лидеры мусульманских стран призвали совместно бороться с терроризмом и преодолеть сектарианские различия.

На церемонии закрытия саммита турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган посетовал на то, что мусульманские страны, являющиеся «наследниками цивилизации, которая была построена на столпах мира и справедливости, в настоящее время скорее ассоциируются с войнами, вооруженными конфликтами, межконфессиональной враждой и терроризмом».

«Как мусульмане, мы не сможем преодолеть наши трудности без достижения единства, не взирая на наши различия», — заявил турецкий лидер.

Эрдоган отметил, что учреждение института международного арбитража в Стамбуле станет частью плана действий ОИС до 2025 года. Он также поприветствовал создание в Турции органа координации полицейских служб стран-членов ОИС, который укрепит сотрудничество против терроризма.

Заключительная декларация организации выражает надежду на то, что начавшиеся 13 апреля в Женеве переговоры по Сирии внесут вклад в решение «сирийского кризиса как можно раньше». Она также передает сожаление по поводу «вмешательства Ирана» и его «поддержки боевиков не только в Сирии, но и Бахрейне, Йемене и Сомали».

Российские аналитики, комментируя итоги саммита, отмечают: Организация исламского сотрудничества, при всей спорности некоторых последних прозвучавших на саммите заявлений, все-таки прогрессирует.

По словам ведущего эксперта, главреда журнала «Проблемы национальной стратегии» Российского института стратегических исследований (РИСИ) Аждара Куртова, «ОИС, которая раньше называлась ОИК, честно говоря, в каких-то выдающихся деяниях на нашей планете замечена до сих пор не была. Это связано с тем, что, во-первых, страны Запада пытались и пытаются держать пальму первенства в активизации международного сотрудничества по ключевым проблемам современности за собой. И, во-вторых, как мы видим, между мусульманскими государствами нет единства по многим ключевым вопросам. Поэтому длительное время ОИК либо обсуждала планы экономического сотрудничества, в том числе, и сотрудничество в сфере транспортных коммуникаций, либо ограничивалась общими заявлениями политического характера. В известном смысле, второе обстоятельство мы можем наблюдать и сейчас, в результате прошедшего саммита, но есть и позитивные моменты, их тоже нельзя не отметить», — заявил аналитик IN.

По словам Аждара Куртова, это связано с тем, что от абстрактных разговоров государства, составляющие ОИС, пытаются перейти к формированию неких органов, призванных решать сложные проблемы безопасности.

«Правда, нельзя сказать, что этот путь будет легким, поскольку правоохранительные структуры, особенно структуры безопасности, довольно-таки сложно налаживают взаимоотношения между собой: ведь эти органы призваны охранять безопасность конкретного лидера, конкретной партии, находящейся у власти, конкретного государства. И делиться информацией секретного характера не все из них настроены даже со своими ближайшими союзниками. А в мусульманском мире мы наблюдаем сейчас картину фрагментизации, когда ряд государств фактически воюет друг против друга, или в явной форме, или вступая в те или иные противоборствующие друг с другом коалиции. Поэтому ожидать эффективной работы тех же самых полицейских спецслужб все-таки не приходится. Но шаг уже сделан, и слава Богу. Наверное, какой-то обмен информацией между частью государств все-таки удастся наладить», — подчеркнул собеседник агентства.

А вот то, что на саммите были сделаны заявления в адрес Ирана, подтверждает наличие политизации: «наблюдается не стремление решить проблемы по существу, а стремление использовать форум ОИС в каких-то своих узкоэгоистических корпоративных интересах рядом государств, и Эрдоган как раз активно пытался это сделать, тем более что ему и карты в руки, поскольку саммит проходил на территории его страны».

«Все заявления, которые он делал, конечно, имели значительный элемент пиара его собственной персоны и той политики, которую он проводит последние годы. Т.е. трибуна ОИС была использована для оправдания тех действий, которые далеко не все расценивают положительно даже в ближайших соседних с Турцией государствах, а уж тем более в мусульманском мире вообще», — сказал политолог.

Россия, как известно, является в ОИС страной-наблюдателем, ее голос там не является решающим, поэтому России остается следить за теми тенденциями, которые существуют в ОИС.

«Но ничего страшного в этом я не вижу, тем более что в последнее время очень сильно заметна активизация экономического взаимодействия между Москвой и рядом мусульманских государств, в том числе, и зоны Персидского залива, политические отношения Москвы с которыми нельзя назвать очень хорошими», — добавил аналитик.

«То есть предстоящие сейчас решения по координации с Саудовской Аравией и другими нефтедобывающими, мусульманскими, в том числе, государствами цен на нефть показывают, что какие бы политические разногласия не существовали, какие бы разные оценки на происходящее в Сирии у этих стран не звучали, тем не менее, объективные интересы пополнения государственных бюджетов в тяжелых экономических условиях заставляют их не только конфликтовать между собой, но и сотрудничать. А это значит, что не все потеряно на нашей планете, и даже с теми странами, которые иногда изображаются экспертами в откровенно негативных оттенках, тоже можно налаживать взаимодействие», — уверен Аждар Куртов.

Что касается предложения Эрдогана реформировать ООН, не все так просто, как представляется турецкому лидеру, напоминает эксперт.

«Планы реформирования ООН обсуждаются уже много лет. Но дело в том, что Эрдоган противоречит сам себе. ООН не основана на конфессиональном признаке, на конфессиональном представительстве. И сама Турция не является чисто религиозным государством, поскольку это светская страна. Поэтому требовать привнесения конфессионального компонента в международную организацию было бы несправедливо. Это только разожжет ненужные конфликты. Среди постоянных членов ООН не представлены и другие религиозные общности, не только мусульмане. А представительство идет от государств. Скажем, и в США, и в РФ, и во Франции, и в Великобритании общества поликонфессиональны, как государства: там есть мусульмане. Поэтому утверждать, что их там нет, их интересы в ООН не представлены, было бы неправильно», — считает политолог.

Кроме того, напомнил Аждар Куртов, ООН сформирована по итогам Второй мировой войны (Эрдоган же ссылается на Первую – прим.IN), и поэтому формирование Организации объединенных наций проходило по принципу «кто на чьей стороне участвовал, кто был странами-агрессором, а кто не был, а кто был в числе стран-победительниц».

«Поэтому среди постоянных членов СБ ООН не присутствует, скажем, Япония и Германия, именно потому, что они были странами-агрессорами. Турция же занимала позицию относительно нейтральную, она не участвовала ни на той, ни на другой стороне в войне. Президентом Турции был Исмет Инёню. И только в самом конце войны, когда все было предрешено, она фактически вступила в войну на стороне победителей. Но все годы войны Турция предпринимала такого рода действия – подтягивала свои военные части к границам, и была серьезная опасность в том, что она вступит в войну на стороне фашистской Германии и Италии. Именно поэтому СССР держал на границе достаточно крупные военные контингенты, что, конечно, мешало ему воевать на западном фронте», — напомнил историк.

Теперь же, по его мнению, Эрдоган хочет повысить свой имидж среди мусульманских государств различного рода инициативами.

«Я думаю, что эта инициатива не будет иметь никакого продолжения, поскольку в основу формирования ООН положен нейтральный принцип, принцип географии, где государства расположены. А если класть другой принцип – конфессиональный – государства погрязнут между собой в ненужных спорах и, больше того, это будут споры, которые будут разжигать внутренние межконфессиональные конфликты ради получения преференций по занятию места постоянного или непостоянного члена ООН. Другое дело, что, вполне возможно, само формирование будет пересмотрено за счет увеличения непостоянных членов ООН, или за счет увеличения постоянных членов, но преференции именно мусульманским странам в случае их претензий на это вряд ли будут делаться», — считает эксперт.

«Вот сейчас не является постоянным членом ООН Индия, страна с численностью населения более миллиарда человек. По численности она сравнима с населением по совокупности почти всех мусульманских стран в современном мире. Но, тем не менее, она не представлена среди постоянных членов ООН. Так что здесь могут столкнуться очень многие интересы, и позиция Эрдогана вряд ли будет поддержана другими государствами. Это с его стороны не совсем популистское предложение, эти заявления делаются и многими другими игроками, которые хотят реформирования ООН, но ООН, пока четко не договорятся о деталях, лучше не трогать. Иначе они сломают это здание, но ничего нового не построят», — подытожил аналитик.