В ноябре прошлого года «Литературная газета» опубликовала статью «Сталин и либералы» («ЛГ», № 44–45), в которой Ростислав Мединский небезосновательно заявляет об однобокости и ущербности оголтелой критики Сталина. Система террора приписывается персонально Иосифу Виссарионовичу, а индустриализация страны, победа во Второй мировой войне и т.п. не замечаются, на взгляд автора, вовсе.

Ростислав Мединский выражает позицию многих людей в нашей стране, которых сама жизнь заставляет сравнивать эпоху, символом которой является Сталин, с эпохой, начало которой положил Горбачёв. Сам автор выступает за сравнение результатов деятельности именно этих персон: «Благодаря усилиям Горбачёва мы потеряли великую страну – Советский Союз. Это была плата за растоптанную историю, за отнятую память о величии Сталина». Данный тезис нам представляется крайне интересным, и мы к нему ещё вернёмся.

Уже в этом году обсуждение персоны Сталина получило дополнительный стимул в связи с 60-летием ХХ съезда и докладом Н.С. Хрущёва. Но опять, как правило, все споры сводились к банальному «Хрущёв прав, Сталин – тиран» или же «Хрущёв неправ, Сталин – гений». Сегодня, в XXI веке, отчего-то совсем не размышляют над тем, как, собственно, повлиял ХХ съезд на нас, живущих в нынешней России. Другими словами, какие последствия для нашего миропонимания повлёк знаменитый доклад.

17-2-15.jpg

Какие последствия он возымел для покойного Сталина, понятно: снос памятников, вынос из мавзолея, забвение в научной и художественной литературе и т.д. Но вот для нашего современного мировоззрения – каковы последствия хрущёвского доклада? К величайшему удивлению, этот вопрос в принципе не интересует сегодняшних сторонников и противников Сталина или Хрущёва. Тогда как именно вопрос исторических последствий является ключевым в любом научном (и не только научном) дискурсе, а в нашем случае тем более!

На наш взгляд, доклад Н.С. Хрущёва «О культе личности и его последствиях» на ХХ съезде КПСС расставил для нашей исторической памяти несколько довольно-таки коварных исторических ловушек, в которые мы все попались и из которых до сих пор не можем выбраться.

Ловушка первая кроется в самом названии доклада и в его главной линии: «После смерти Сталина Центральный Комитет партии стал строго и последовательно проводить курс на разъяснение недопустимости чуждого духу марксизма-ленинизма возвеличивания одной личности, превращения её в какого-то сверхчеловека, обладающего сверхъестественными качествами наподобие бога». Как мы видим, осуждался культ только одной конкретной личности – Сталина. Только он был обвинён в политических репрессиях и тяжёлом положении страны и армии в первый год войны.

Но здесь, на наш взгляд, уместен классический вопрос: «А судьи кто?»

Хрущёв занимал пост первого секретаря МГК КПСС с января 1934 г. по февраль 1938 г. – в самый разгар репрессий! Сколько же смертных списков «по долгу службы» он подписал?! Сколько невинных людей сгинуло в результате его служебного рвения?! Хрущёв – этот великий разоблачитель тирана – настолько рьяно боролся с «троцкистами» и прочими «врагами народа», что просил Политбюро увеличить для Москвы лимиты на количество репрессированных. Правда, получил резкий и грубый по форме отказ… Сталина! Того самого Сталина, на которого Хрущёв возложит всю ответственность за политические репрессии. В 1938 г. Хрущёв становится первым секретарём ЦК компартии Украины, и – пока место Ежова не занял Берия – на Украине вовсю идут репрессии. Причём расстрельные списки, как положено, визируются самим Хрущёвым. При нём за несколько лет только партийцев было репрессировано 150 тысяч человек!

Кстати, почему последовавшая за докладом реабилитация жертв политических репрессий не коснулась, скажем, Бухарина и Рыкова? Ответ простой: потому что в 1937 году Сталин предлагал высылку указанных лиц, но Хрущёв добился суда над ними с последующим расстрелом. После прихода к власти Хрущёв самым тщательным образом позаботился об изъятии из архивов и уничтожении любых «расстрельных» документов, на которых стояла его подпись. Но невозможно было уничтожить документы, раскрывающие его деятельность в годы войны. Военные архивы традиционно – самые закрытые, даже для фальсификаторов.

Обвиняя Сталина как военачальника в бездарности и трусости, Хрущёв скромно умолчал о своей вине (как члена военных советов Юго-Западного направления и ряда фронтов) в катастрофическом окружении Красной Армии под Киевом в 1941-м и под Харьковом в 1942 г. О том, что в мае 1942 г. из-за его с Голиковым преступного решения о наступлении Южный фронт был прорван, Донбасс был взят немцами, началось позорное отступление к Сталинграду. Дивизий было потеряно столько же, сколько летом 1941-го…

А что же другие участники разоблачительного съезда?

Скажем, Каганович, называвший Сталина не иначе как «хозяин». Он начинал свою трудовую «репрессивную» деятельность с борьбы за «хлебозаготовки», в результате чего за несколько месяцев 1932 г. на Северном Кавказе от голода умерли несколько сотен человек, а 16 с лишним тысяч были репрессированы. Затем Каганович переключился на такую меру, как «выселение», и только из трёх станиц (Полтавской, Медведковской и Урупской) из проживающих там 47 500 человек было выселено 45 600. Организовывая в 1937 г. борьбу с вредителями, Каганович лично поставил подпись на 189 расстрельных списках более 19 000 «вредителей»…

Это не Сталин организовывал убийство царской семьи. Не он топил баржи со сдавшимися на милость советской власти офицерами. Не Сталин, в конце концов, инициировал Брестский мир. Так почему же Яков Свердлов и Розалия Землячка с почётом похоронены как герои, а Сталин тоже похоронен, но дважды, причём второй раз – после «разоблачения»? И каким образом разоблачение культа личности Сталина раскрутило культ личности Ленина, да так, что его памятники до сих пор натыканы по всей России?!

Вся система власти большевиков, весь их кровавый репрессивный режим начался не со Сталина. Он был лишь его частью. И здесь кроется первая ловушка хрущёвского доклада: виноват не режим, не система власти и подавления, не создатели этой системы, разрушившие в своё время Российскую империю, а один человек – Иосиф Сталин. Именно он, по замыслу авторов доклада, был злым гением советской власти, но вовсе не сама власть.

Следствием разоблачения Сталина как источника всех бед стал логический с точки зрения авторов доклада и их последователей (вплоть до наших дней) вывод о том, что всё, что делал Сталин, было неправильно (преступно, безграмотно, непрофессионально и т.д.). Начиная с «построения социализма в нашей стране» и вплоть до участия в Великой Отечественной войне: «Сталин был очень далёк от понимания той реальной обстановки, которая складывалась на фронтах».

Это вторая ловушка хрущёвского доклада. Попадая в неё, мы должны осудить всё, что произошло под руководством Сталина и при его непосредственном участии: проведённую в 30-е годы индустриализацию; дипломатические усилия по укреплению европейской безопасности в 30-е годы; разгром японских милитаристов на Халкин-Голе; заключение договора о ненападении с Германией; организацию обороны в первые дни и месяцы войны, эвакуацию предприятий и промышленности; контрнаступление под Москвой; создание антигитлеровской коалиции; капитуляцию Германии; восстановление страны; создание атомной бомбы, условий для выхода в космос и т.д. и т.п.

Возьмём хотя бы одно событие, непреложный факт: Сталин не уехал из Москвы осенью 1941 года. Он остался в столице. Столица была спасена. Но что было бы, если бы он в критический момент покинул Москву и уехал в Куйбышев?! Пожалуй, то же самое, что произошло, когда Николай II покинул Царское Село в 1917 г., Хрущёв покинул Москву в 1964-м, а Горбачев – в 1991-м. Столица потеряла бы власть, мы все – страну. Где гарантия, что некие самозванцы не провозгласили бы в Москве «народное правительство», которое заключило бы «справедливый мир» с германским правительством по опыту Брестского мира?! Ведь для всей страны Москва всегда была источником власти.

Итак, не система, согласно докладу, а лично Сталин установил кровавый режим власти, и всё, что делал Сталин, было преступным. И здесь мы попадаем в третью ловушку: раз всё, что делал Сталин, или делали при нём, или под его руководством, было неправильно и плохо, то всё, что будут делать разоблачители его культа личности и преступных деяний, будет хорошо и правильно.

И понеслось! Про массовый снос памятников Сталину, массовое переименование улиц, площадей, учреждений и кораблей, про начавшуюся опалу «любимцев» Сталина (вроде К. Симонова, автора гениального стихоиворения «Жди меня…») писать излишне. Лучше вспомним массовое сокращение армии, сочетаемое с тем, что можно назвать «разоружением», – первые флагманы будущего океанского флота Советского Союза в стадии готовности на 80% были разрезаны и пущены на лом. Ракетной державе, дескать, авианосцы не нужны. Вспомним безумную «кукурузоманию», построенную сплошь на показухе и приписках. И погром творческой интеллигенции в Манеже. И беспрецедентную антирелигиозную кампанию, когда вновь стали сноситься храмы и закрываться монастыри…

Не забудем и внешнюю политику (здесь «антисталинский» курс Хрущёва развернулся вовсю) с возведением Берлинской стены (Сталин до такой вульгарщины не опускался); кровавым подавлением венгерского восстания 1956 г. (перед которым Хрущёв освободил из лагерей и отправил на родину несколько тысяч венгерских эсэсовцев); влезанием в ближневосточный узел арабо-израильских противоречий; Карибским кризисом, чуть не приведшим к ядерной войне; замораживанием отношений с Китаем вплоть до негласной холодной войны и, разумеется, незабываемым размахиванием ботинком в ООН.

И вот здесь мы подошли к самому главному. Именно эта ловушка – постулат о том, что критика и обличение Сталина гарантируют внутри- и внешнеполитический успех во всём и всегда, – привела нас к тому, что мы имеем сегодня.

Выше дана цитата Ростислава Мединского о Горбачёве, разрушившем великую державу. А с чего же начиналось правление Горбачёва? С разоблачения ужасов сталинизма (как забыть миллионные тиражи антисталинских «Огонька» и «Московских новостей»?), с осуждения его деяний (так называемый пакт Молотова – Риббентропа», тут же подхваченный прибалтийскими националистами), с ощущения собственной исторической избранности и непогрешимости собственных капризов во внешней и внутренней политике. Все три ловушки хрущёвского доклада в чистом виде. Горбачёв справедливо причисляет себя к потомкам ХХ съезда, отпрыскам «оттепели». И результат его деятельности не мог быть другим, чем катастрофа для государства и общества.

Хрущёвский доклад не содержал истины. Она, как известно, начинается с самоанализа, или, как говорят верующие, с покаяния. Доклад спихнул на общество извращённую истину, которая развязывала руки всем своим апологетам и снимала с них любую ответственность. Таким был сам Хрущёв, таким же был и его верный последователь Горбачёв. А ведь гласит пословица, что «чужими грехами свят не будешь»…

Наше общество, очевидно, стесняется своего прошлого, при этом стесняется конкретного исторического персонажа, не пытаясь осмыслить, а что же произошло в 1917 г., – и это одно из последствий хрущёвского доклада.

Сегодня модно быть сталинистом и антисталинистом. И в этом – трагедия раздвоенности нашего исторического сознания. Мы до сих пор исходим из той лжеистины, что была озвучена Хрущёвым, и через неё глядим на нашу историю. А те, кто пытается применить на практике выводы (ловушки) знаменитого доклада, – Хрущёв и Горбачёв – оказываются на свалке истории.

И дело здесь вовсе не в Сталине. Его уже давно нет с нами.