По данным замначальника ГРУ Генштаба РФ Сергея Афанасьева, в Центральной Азии общая численность боевиков, присягнувших на верность запрещенному в России «Исламскому государству» (ИГ), составляет около 4,5 тысячи человек. Главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» РИСИ Аждар КУРТОВ рассказал «МК», насколько это большая угроза для региона.

– Вообще странно, откуда ГРУ получило эти данные, потому что сейчас ее сотрудники могут собирать информацию только в Сирии и Ираке, но не в Центральной Азии. Кроме того, надо разобраться, кого признавать боевиками, и где они находятся. Но ни для кого не секрет, что в Центральной Азии много сторонников радикального ислама, готовых к агрессивным действиям, вплоть до того, что сейчас происходит в Сирии. Аналогичные попытки уже предпринимались в 1990-х годах и на рубеже ХХ и ХХI веков, когда боевики пытались установить «Исламское государство» на территории ферганской части Узбекистана. Более того, по некоторым параметрам ситуация в Центральной Азии очень похожа на ту, что предшествовала появлению ИГ на Ближнем Востоке. Во многих странах те же самые несменяемые и авторитарные лидеры, та же самая коррупция и пренебрежение интересами рядового населения, а так же исламизация, которая идет по всему региону ударными темпами. И поскольку их соседи не самые благополучные страны исламского мира, в том числе Афганистан и Пакистан, к ним из-за рубежа широким потоком идет литература радикальных проповедников. Их труды падают на благодатную почву, потому что коммунистическая идеология исчезла, а человек не может жить без идеологии, особенно в тяжелый период.

– Возможно ли в обозримой перспективе вторжение ИГ в Центральную Азию, или это страшилки?

– Смотря что мы имеем ввиду. Если речь о том образовании, столица которого находится в Ракке, то его граница охватывает часть провинций Сирии и Ирака. В настоящее время у этого «Исламского государства» нет возможности вторгнуться в Центральную Азии, потому что между ними лежат тысячи километров и несколько государств.

А вот если мы имеем ввиду сторонников ИГ, и под вторжением мы понимаем проникновение боевиков с территории Афганистана, где тоже есть большие военные формирования, то вот этого варианта исключать нельзя. С Афганистаном граничат Узбекистан, Туркменистан и Таджикистан, при этом рубежи последних двух государств охраняются очень плохо. Правда, одно дело вторгнуться, и совсем другое — победить. Боевой потенциал афганских террористов даже с учетом поддержки центрально-азиатский боевиков несравнимо ниже правительственных армий Таджикистана и Туркменистана.

Исламисты смогут победить лишь в том случае, если в этих государствах начнется масштабная дестабилизация. Сейчас к этому есть определенные предпосылки. Численность населения растет, а его благосостояние либо остается на прежнем уровне, либо ухудшается. В условиях падения цен на нефть и газ, когда правительство уже не может выделять дополнительные средства на поддержание уровня жизни, то недовольство, конечно, будет расти.

– Талибы смогут помешать игиловцам пройти в Центральную Азию?

– Слава богу, пока она они борются друг с другом. Больше того, некоторые российские дипломаты даже предлагают сотрудничать с «Талибаном»( запрещен в России) в борьбе с Исламским государством, потому что это наименьшее из зол.