– Сергей Владимирович, как Вы оцениваете последние события, связанные с миграционными потоками в Европе, с точки зрения автора концепции «Россия – Ноев ковчег человечества»?

– В 2008 году, предложив концепцию «РНК», мы предположили, что придет такое время, когда в Россию по разным причинам захотят переселяться люди из других стран, а мы, со своей стороны, должны стараться сделать так, чтобы Россия стала «ковчегом» для лучших представителей человечества. Тогда же говорили о том, что возможна массовая экономическая миграция в Европу с Ближнего Востока и Африки. Подобное уже было во времена Римской империи, только наоборот, когда так называемые «варвары» спустились с севера на юг и захватили Рим.

Западная Европа, как и Римская империя в свое время, ограбила свои бывшие колонии и уже с юга массы обреченных на тяжелую жизнь людей вынужденно двинулись на север в поисках лучшей жизни.

И главная причина всему этому не война, поскольку несколько лет назад о войне еще не говорили, но уже тогда было очевидно, что миграция обязательно начнется. По большей части нынешние беженцы – это розовощекие крепкие молодые ребята, которым просто хочется хорошей жизни на Западе. Это не старики и дети, бегущие от войны. По сути, мы наблюдаем ультрасовременную форму захвата чужих территорий: мечи не сверкают, пушки не стреляют, но все остальные атрибуты войны налицо: грабежи, изнасилования, обложение данью (6 млрд евро – для начала).

Европа, которой сегодня приходится устраивать этих людей у себя, угодила в свой же капкан: демократия, либерализм, толерантность, права человека. Миллионы, а в перспективе и десятки миллионов мигрантов юридически ничем не отличаются от того же Ходорковского – они, как и он, «политические беженцы». «Беженцы» понимают, что происходит и как этим пользоваться, поэтому скоро европейцев ждут еще более тяжелые времена. Думаю, что экономических и отчасти военных (не более 10% от общего числа) беженцев из Африки и Ближнего Востока в итоге наберется никак не два-три миллиона, а, скорее, от 50 до 100 миллионов человек.

– В этом ключе хотелось бы вспомнить концепцию «Россия – Ноев ковчег». Какой должна быть роль нашей страны в данной ситуации?

– Я думаю, что нам также не помешало бы готовиться в ближайшие годы к появлению беженцев, но не из Африки или Ближнего Востока, а из Западной Европы, которая вполне может быть, по сути, оккупирована «солдатами» новой Османской империи под чутким руководством Реджепа Эрдогана. В нынешней ситуации очевидно, что коренное европейское население будет выдавливаться, и у этой европейской миграции появится два вектора.

Одно направление очевидно – страны, близкие ей по «материальному» духу. Для Западной Европы это США, Австралия, Новая Зеландия, Канада. Вторая группа беженцев, которым более важным покажется сохранение традиционных семейных ценностей, религии, культуры, может выбрать Россию. Уже появились «первые ласточки» в лице звезд, всемирно известных людей, почувствовавших, что Россия в духовном смысле отличается от Европы. По их словам, наша страна привлекла этих состоятельных людей (Сигала, Депардье, Роя Джонса) не только финансовыми льготами. Если в Западной Европе возникнет дополнительное давление в виде опасности терроризма и арабской миграции, обратить взор на Россию могут и простые европейцы. Поэтому нашей стране, как потенциальному «Ноеву ковчегу человечества», надо быть готовой к такому развитию событий. Если мы постараемся заранее продумать механизмы этой миграции и сможем привлечь на свою территорию лучших людей из Европы и в культурном, и в духовном, и в профессиональном смыслах, то это явление может стать полезным для России.

– Сергей Владимирович, на Ваш взгляд, способно ли наше сегодняшнее правительство взять на себя решение вопросов, которые Вы озвучили? Возможно ли это в нынешнем состоянии государства?

– Эта тема находится в компетенции нашего национального лидера – Президента В. Путина, и, думаю, что у него есть ответ на этот вопрос, и может быть, не только тот, который официально озвучивается на ЦТ. На мой же взгляд (и не только мой), очевидно, что такие члены правительства, как Шойгу, Лавров, Рогозин, Мединский, более чем хорошо справляются со своей работой. Более того, мне кажется, что на любом историческом этапе подобные им руководители могли бы стать образцами государственного служения.

С другой стороны, правительственный блок, отвечающий за экономику, образование, медицину, с точки зрения интересов государства и населения РФ является полным антиподом вышеназванной группы. На мой взгляд, на это может быть только два ответа – или эти люди хотят разрушить страну изнутри, или у Президента безвыходное положение – не увольнять их по какой-то мистической причине, например, из-за того, что так велит некое «мировое правительство». Но в любом случае, осознанно они вредят России или нет, то, что они делают, заставит Путина когда-нибудь и в их адрес сказать: «Вы хоть понимаете, что вы натворили?».

– В каких сферах проблемы наиболее острые?

– Не только на федеральном уровне, но и, к сожалению, значительный слой чиновников регионального и муниципального уровня в лице губернаторов, мэров и их команд работают, по большей части, не в интересах населения. Эти люди трудятся на своих местах не благодаря своим деловым и моральным качествам, а часто в интересах тех, кто их туда поставил, ну, и себя любимых. Конечно, и здесь есть всем известные приятные исключения.

Существуют серьезные проблемы и в силовых структурах, занимающихся решением внутренних проблем государства: коррупцией, экономическими и другими преступлениями. Только в этом году Президент провел встречи с прокурорами, полицейскими и судьями, на которых был вынужден на всю страну предложить тем, кто хочет остаться работать в этих структурах, «не путать личную шерсть с государственной». Видимо, накипело не только в обществе.

– Вы считаете, что, несмотря на сложную обстановку, мы все-таки способны решать стоящие перед нами задачи? Что еще нужно сделать?

– Во-первых, есть очевидные шаги, которые необходимы в экономическом направлении. Например, уже набили оскомину разговоры про банковский процент, который должен стремиться к нулю, чтобы экономика могла развиваться.

Решением проблемы разросшегося и коррумпированного чиновничества может быть только его кардинальное сокращение. Мы уже говорили, что, по сравнению с царской Россией или СССР, соотношение чиновников и населения возросло в несколько раз, притом что появились компьютеры и «рыночная экономика».

К примеру, во времена «перестройки» были зачем-то созданы, а затем ликвидированы окружные милицейские «главки». Кто-то обратил на это внимание? А сколько еще подобных «главков» было создано и до сих пор «трудятся» на благо не понятно кого. Мы как-то озаботились проблемой экологии в нашем родном Екатеринбурге, и оказалось, что за этот вопрос отвечают больше десятка организаций, то есть – никто. Интересно, а каково общее число чиновников по всей России, которые работают в структурах Минобра и «помогают» трудиться учителям? То же в здравоохранении? Лучше уж и не знать, а то не уснуть.

Имея невысокие моральные и профессиональные качества, многие из этих «слуг народа», тем не менее, могут быть «богатыми и счастливыми», воруя или, как они это называют, распределяя финансовые потоки. Свое будущее они видят в Европе, а Россию рассматривают как временное место, где можно «насосаться крови» и улететь. Однако наступает время, когда лететь с полным брюшком будет уже некуда – и здесь, и там такого «комара» могут прихлопнуть, судьба Березовского тому пример. Поэтому велика надежда, что «просветление мозгов» у тех, у кого они никак не просветляются, начнется под влиянием двух факторов – давления на Россию извне и давления со стороны народа снизу. Есть шанс, что «слуги народа» станут переживать по этому поводу, ворочаясь ночью в своих мягких кроватках и, наконец, однажды утром начнут новую жизнь руководителей, искренне переживающих за Россию, народ, и уже только потом – за себя. Хотя… хотя «кардинальное сокращение» смотрится менее утопично.

– Вы хотели сегодня поговорить о мигрантах в Европе и чиновниках в России. Разве у них есть что-то общее?

Очень немногое, но есть: избыточное количество, недостаточно высокие моральные качества при потребительском отношении к «среде обитания» тех и других – все это создает угрозу там, где эти явления присутствуют. Кроме того, способы решения той и другой проблемы также похожи: или это «внутреннее духовное перерождение» мигрантов в Европе и чиновников в России, или же кардинальное сокращение числа тех и других. К слову, «кардинальное сокращение» в обоих случаях смотрится более реалистично. Похожи желания получать деньги без труда, пренебрежительное, эгоистичное отношение к окружающим. Также в обоих случаях борьба с засильем тех и других сулит серьезные проблемы для общества, и кто победит в этой борьбе – неясно. Пока и в Европе, и в России коренное население проигрывает. Так что, как ни странно, но между мигрантами в Евросоюзе и чиновниками у нас общие черты присутствуют. Пусть это прозвучит эгоистично, но мне кажется, что, в отличие от Европы, наша проблема должна быть решена. Может, стоит хотя бы попробовать?