Заявление Давутоглу о намерении покинуть пост премьер-министра дало старт новому этапу в политике Турции. Хотя члены правящей Партии справедливости и развития (ПСР), а также оппозиционные круги предсказывали такой расклад, никто не ожидал, что это случится так скоро. При этом Давутоглу не признался, почему он уходит. Это был сюрприз для всех.

“Сейчас на повестке дня появилась так называемая формула “три Б”, ссылающаяся на имена трех человек, которые считаются кандидатами на эту должность: министр транспорта Бинали Йылдырым, известный приближенностью к президенту, министр юстиции Бекир Боздага и министр энергетики Берат Албайрак, который также является зятем Эрдогана”, – пишет Deutsche Welle.

Однако приближенные к президенту высокопоставленные чиновники дали понять, что о назначении Албайрака не может быть и речи, поэтому больше шансов получить эту должность наблюдатели видят у Йылдырыма. Решит этот вопрос, скорее всего, специальный съезд партии ПСР, намеченный на 22 мая.

Многие гадают о том, каковы будут следующие шаги Эрдогана, явно нацелившегося на президентскую форму правления. “Хочется быть оптимистом, но я должен сказать, что турецкая политическая жизнь катится вниз. Начиная с этого момента, мы не сможем оценить то, что будет происходить в обществе. То есть Турция прибегла к непредвиденному процессу”, – считает директор компании KONDA Тарха Эрдем, отмечая, что страна достигла точки хаоса из-за прямого влияния Эрдогана в ПСР “и благодаря настойчивости президента делать все, что ему заблагорассудится, нарушая конституцию и даже считая это естественным”.

Если президент навязывает свою волю без изменения Конституции, это означает, что турецкая демократия начала терять все, что приобрела. Глава государства должен немедленно вернуться к рамкам, установленным основным законом страны, уверены эксперты.

“То, через что мы проходим, нельзя описать словами. Даже во времена правления султана Османской империи Абдулхамита II такого не происходило”, – сказали они.

Ведущий эксперт Российского института стратегических исследований (РИСИ), историк, политолог Аджар Куртов, комментируя три вышеназванные кандидатуры, заявил “Утру” о том, что “сейчас идет много рассуждений по поводу третьей кандидатуры из-за родственных отношений с Эрдоганом, и такой вариант возможен”.

“Азиатский способ власти недемократичен в том смысле, что образуется спайка, когда власть дает безграничные возможности для извлечения материальной выгоды из статуса госслужащего. Конечно, рассуждения о том, кто может возглавить кабмин, – гадание на кофейной гуще, но Эрдоган из корыстных соображений может склониться к третьему варианту.

Напомним, на некоторых ключевых постах бизнеса в Турции, связанных с энергоносителями, находятся члены большой семьи президента, и это является одной из причин столь резкой негативной реакции Эрдогана на доказательные сообщения российских военно-космических сил о фактах контрабанды с территории Сирии и Ирака нефти, месторождения которой захвачены ИГИЛ (запрещенного в РФ), на территорию Турции, что обозначало наличие криминальных контактов между правящей верхушкой Турции и террористами”, – отметил аналитик.

С другой стороны, отметил Куртов, назначение премьером собственного зятя в нынешних раскладах – не оптимальное решение. “Сейчас Турция находится не в очень простом положении, не все получается у нее и с ЕС, и со своими ближайшими соседями. Если бы Эрдоган был более вменяемым человеком, а не таким импульсивным и авантюристичным, то ему было бы полезно не потакать инсинуациям о том, что он пытается заполучить венец султана и хочет переписать под себя конституцию, а найти более нейтральную фигуру на пост премьера. Премьер ведь назначается не навечно, его можно назначить в качестве технического лица на короткий период времени, а потом поменять и свалить на него все прегрешения политики самого президента. Но сейчас трудно сказать, какая кандидатура будет выбрана и по каким соображениям. Повторяю, Эрдоган человек очень эмоциональный, волевой, часто не готов слушать вменяемые советы, в том числе своего ближайшего окружения, и все, что произошло с Давутоглу, это четко подтверждает”, – пояснил эксперт.

В то же время новый премьер, кто бы им ни стал, вряд ли повлияет на политику Турции. Тем более что в планах Эрдогана – проведение конституционной реформы, в соответствии с которой пост президента получит более осязаемые, чем в настоящее время, полномочия.

Но если это удастся (что не факт, поскольку устойчивого большинства сторонники такого пути развития в Турции пока не насобирали), то должность премьера тем более не будет ключевой. И, соответственно, у Эрдогана будут развязаны руки, и премьеров он будет смещать и назначать, как ему заблагорассудится.

Да и в настоящее время ничего существенного ни внутри страны, ни за ее пределами не побуждает Эрдогана проводить более взвешенную политику, подчеркнул Куртов. По его словам, на президента нет должного давления ни со стороны ЕС, ни со стороны США, а внутренние конфликты, в том числе на юго-востоке страны с курдами, он решает путем применения оголтелой силы.

“Несмотря на негативные высказывания в его адрес, никаких санкций (которые могли бы применить международные сообщества за преступления против гражданского населения) к Эрдогану не применяется. А раз не применяется, политики такого волевого вождистского типа, как Эрдоган, обычно только впадают в раж от безнаказанности. На фоне всего происходящего ожидать улучшения российско-турецких отношений в обозримой перспективе тоже не приходится. Наоборот, я думаю, что уход Давутоглу в известной степени делает эти отношения еще более проблематичными. Это был дипломат, а дипломаты, как правило, более взвешенно оценивают принимаемые решения, чем политики-популисты, к которым относится и Эрдоган”, – подытожил Куртов.