Вместе с тем другие страны обязаны действовать по провозглашенным “американским стандартам”. Придать ускорение этому процессу и обеспечить гегемонию на мировых рынках может, по его мнению, соглашение о Транстихоокеанском партнерстве. К слову, США стремятся к “всеобщему контролю” и в других направлениях мировой деятельности. Так, мировая финансовая архитектура, важнейшим элементом которой является Международный валютный фонд, фактически находится под управлением Вашингтона. В этой связи страны БРИКС все более активно стремятся реализовать идею реформирования МВФ и увеличить свое представительство.

Новый экономический блок – Транстихоокеанское партнерство – включает 12 стран. В Окленде в феврале было подписано соглашение. В объединение войдут США, Канада, Мексика, Перу, Чили, Малайзия, Бруней, Сингапур, Вьетнам, Япония, Австралия и Новая Зеландия. “Америка должна писать правила. Америка должна задавать тон. Другие страны должны играть по правилам, которые устанавливает Америка и наши партнеры, а не наоборот”, – обратился Обама к Конгрессу США с призывом как можно скорее принять соглашение о сотрудничестве.

“Эту статью рассматриваю в контексте общей борьбы стран БРИКС за более демократичное распределение в мировой экономике. БРИКС – передовой отряд развивающихся стран борьбы за свои права – ведет их по нескольким направлениям, в том числе и реформирования МВФ… Может показаться, что статья Обамы очищена от дипломатических фигур речи, и названа прямая цель создания партнерства. Это ограничение роста экономической мощи Китая и доминирование США при определении правил функционирования мировой торговли. Но я бы оценил это как проявление паники и страха США. Они постепенно проигрывают позиции в мировой экономике по всем составляющим. Сейчас объем ВВП стран БРИКС составляет 30,5% от мирового ВВП, а США и ЕС – 28,5%. Мы уже обошли их, несмотря на те серьезные трудности, которые есть в ряде стран объединения”, – прокомментировал начальник сектора международных экономических организаций РИСИ Вячеслав Холодков.

Этим “страхом” объясняется и тот факт, что США в течение пяти лет блокировали решение Сеульского саммита “Группы двадцати” о реформировании МВФ. В конце концов Вашингтон согласился на пересмотр квот. Однако вскоре в марте 2016 г. вновь избранная глава МВФ Кристин Лагард заявила о необходимости “перевести дыхание” между 14 и 15 пересмотрами квот. Данное заявление было сделано в ответ на выступление индийского премьер-министра, которые обратил внимание на то, что до сих пор распределение квот не соответствует реальному участию развивающихся стран в мировой экономике.

“Но это не единственный предмет интереса США. Есть и другие направления – международная торговля. После вступления в ВТО Китая и России в организации образовалась сильная группа развивающихся стран. Сложилась патовая ситуация – противостояние интересов развитых и развивающихся стран. В течение 15 лет не удается договориться по важнейшим вопросам. Запад не готов идти на уступки по основным вопросам повестки. А США открыто выражают пессимизм по поводу дальнейшего существования ВТО. Таким образом, штаты нацелены на создание параллельной ВТО системы организации мировой торговли“, – отметил Холодков.

Параллельно с обсуждением перспектив Транстихоокеанского партнерства ведутся переговоры о новом соглашении в области торговли услугами – ТИСА, подчеркнул эксперт. Туда предположительно войдут США, страны Евросоюза и еще 28 стран. “Это соглашение – попытка создать параллельную систему. Это очень важный элемент мировой экономики. Сейчас в секторе финансовых услуг доминируют американские структуры. По существу ТИСА ставит крест на “двадцатке”. Она уже не будет определять правила реформирования мировой финансовой системы в коммерческом секторе”, – считает Холодков.

“Когда говорим о новых центрах силы, мы не должны забывать, что мировая валютно-финансовая система по-прежнему строится на долларе. Евро будет оставаться региональной валютой. Несмотря на то, что китайский юань войдет в объем резервных валют, предстоит ее статус укреплять, и это займет время. Несогласованные действия американских властей могут спровоцировать валютные войны и новый глобальный кризис. МВФ, призванный стоять на страже финансовой стабильности, фактически находится под контролем США. Это ставит под вопрос легитимность этого института и необходимость его реформирования”, – отметил, в свою очередь, руководитель Центра экономических исследований РИСИ Игорь Прокофьев.

По его мнению, без существенного увеличения представительства развивающихся стран в МВФ невозможно повысить эффективность мер, предпринимаемых фондом. “Страны БРИКС стояли у истоков реформы МВФ, но ее реализация не привела к адекватному росту возможностей развивающихся стран влиять на политику Фонда. США стремятся сохранить гегемонию в мире. Они хотят прописывать правила по всем направлениям мировой деятельности. Нашим странам надо формулировать новую повестку реформ МВФ“, – сказал эксперт.

В этих непростых геополитических условиях БРИКС начала активно продвигать необходимость реализации сеульских договоренностей и разработку новых предложений по “коррекции” МВФ. Многие актуальные вопросы поднял Китай, как председатель “Группы двадцати”. Так, руководитель Центра мировых финансов Института мировой экономики и политики Академии общественных наук КНР Лю Дунминь отметил, что Китай поставил в повестке приоритет на реформе МВФ.

“Эта работа уже развернута, обсуждаем и вопрос циркулирования капитала, внешней задолженности. На одном из первых мест – проблема управления в МВФ. Мы должны продвигать необходимость реформ, по многим вопросам подвинулись в достижении консенсуса, но мы не должны останавливаться… Мы должны использовать ныне существующий механизм. Не нужно в негативном плане МВФ изображать, там есть много позитивных аспектов. Это Фонд для реагирования на кризисные ситуации. Но мы должны усилить надзор над деятельностью МВФ со стороны БРИКС как организации”, – предложил китайский эксперт.

Сотрудник Института мировой экономики и политики Академии общественных наук КНР Ли Юаньфан подчеркнула, что странам БРИКС необходимо действовать в этом направлении более активно. “США действительно долго тянули с реализацией реформ МВФ. В конце 2015 года произошло движение. Необходимо сконцентрироваться на этом вопросе. У нас еще слабые позиции: мы не видим всю окружающую кризисную среду. Разные по весу экономики выдвигают разные требования. Надо прилагать усилия к большей сплоченности и схожести позиций, чтобы достичь реального результата. Нужно также говорить о новом банке развития БРИКС и других институтах, чтобы они смогли реально работать и оказывать влияние на изменение финансовой ситуации в мире”, – сказала она.

Меж тем исполнительный директор НКИ БРИКС Георгий Толорая отметил, что консультации в рамках объединения не всегда идут гладко. “Совместные исследования получаются с большим трудом, сложно совместную точку зрения выработать”, – добавил он.

Эксперты акцентировали внимание на том, что для консолидации усилий внутри БРИКС странам-участницам союза необходимо иметь свою повестку, чтобы “что-то обсуждать с Западом” и противостоять “недружественным акциям” вроде “антибриковских информационных кампаний”. Так, напомнили в РИСИ, информация о том, что БРИКС может выдвинуть своего кандидата на пост главы МВФ, вызвала волну публикаций, направленных на дискредитацию объединения – материалов о его распаде и слабости. Примером такой “дискредитации” может служить и импичмент президента Бразилии. “Не исключаю, что Бразилия выбрана как страна, через которую пытаются дискредитировать саму идею БРИКС и выбить самое слабое на данный момент звено”, – прокомментировал Прокофьев.

В этой ситуации БРИКС должен стать новой платформой по дальнейшему реформированию МВФ. “Страны БРИКС должны существенно повысить долю участия – с 14,8% до 24%. Это должно осуществиться за счет снижения доли стран ЕС с 30% до 20%. Кроме того, и доля США оценена выше, чем есть”, – добавил старший научный сотрудник РИСИ Николай Трошин.

Противостоять гегемонии США можно и с помощью финансовых инструментов, считают эксперты. Ранее обсуждалась идея создания на базе БРИКС аналога международной платежно-расчетной системы SWIFT, которая контролируется США. Эксперты уверены в необходимости вывести этот диалог на новый уровень.

“Такая альтернативная система существует в Китае, у нас создается система “Мир”. Сейчас решается вопрос, как согласовать технические стандарты обеих систем и объединить их в одну. Но стоит отметить, что мы рассматриваем создание системы, параллельной SWIFT, не с точки зрения укрепления мировой финансовой архитектуры, а с точки зрения безопасности национальных расчетных систем. История последних 10-15 лет показывает, что Запад использует включенность отдельных стран в систему межбанковских расчетов в целях экономического давления и санкций”, – прокомментировал Холодков.

Напомним, ранее чиновники Национального банка Китая предложили коллегам из Банка России присоединиться к разворачиваемой КНР системе обеспечения международной торговли в национальных валютах – CIPS.

В целом как российские, так и китайские эксперты говорили о необходимости большей консолидации в направлении реформирования мировой финансовой архитектуры. Солидарны они и в том, что этот диалог будет происходить не в форме “диктата” какой-либо из сторон объединения, как это ведется на трансатлантическом пространстве, а на основе бесконфронтационного обмена мнениями.