Предусматривается ввести прямой запрет на финансирование продления выполнения Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (или сокращённо ДСНВ-3, известен также как «новый ДСНВ»). Правда, законодатели оговорились, что запрет действует до тех пор, пока нынешняя администрация не предоставит конгрессу ряд докладов, в том числе от объединённого комитета начальников штабов вооружённых сил о воздействии этого договора на американский ядерный арсенал, а от директора национальной разведки – об особенностях реализации российской ядерной доктрины.
Однако эта оговорка, по сути, ничего не стоит, так как исходя из нынешних реалий нетрудно предположить, что первый доклад обоснует необходимость полной перекройки американской стратегической ядерной триады с 2025 года. Второй же попытается доказать, что средства ядерного сдерживания России угрожают  США, а также Румынии, Польше и государствам Балтии. Поэтому запрет не будет снят, в результате чего процесс продления  Договора СНВ-3, действие которого заканчивается в 2021 году, останется без финансирования, и соглашение, являющееся одним из важнейших в системе контроля над вооружениями, перестанет существовать.
Правда, этого запрета может и не оказаться в окончательном варианте законопроекта о военном бюджете США. Ведь над ним продолжается работа в сенате американского конгресса, да и в Белом доме уже негативно отнеслись к нему, пообещав при сохранении положения в законопроекте наложить на него вето.
Тем не менее решение нижней палаты конгресса США говорит о многом. И прежде всего о том, что Договор СНВ-3 явно мешает определённым американским кругам, стремящимся закрепить за США мировое лидерство и с этих позиций диктовать человечеству свои принципы его развития. Поэтому под их давлением  американская сторона уже давно нарушает основные положения этого соглашения.
В частности, речь идёт о положениях, которые констатируют наличие взаимосвязи между стратегическими наступательными вооружениями и стратегическими оборонительными вооружениями, возрастающую важность этой взаимосвязи в процессе сокращения стратегических ядерных вооружений.
Москва также не раз указывала и на очевидные нарушения Договора СНВ-3 в связи с проведением Пентагоном испытательных пусков высокоточных гиперзвуковых ударных средств, способных решать стратегические задачи наступательного характера. Они осуществляются в процессе реализации оперативно-стратегической концепции «Молниеносный глобальный удар».
Серьёзной угрозой и дестабилизирующим фактором глобальной обстановки является наличие в боевом составе ВМС США четырёх атомных подводных лодок типа «Огайо», переоборудованных под КРМБ в неядерном оснащении, – они имеют на вооружении по 154 таких средств первого удара. По своим боевым возможностям такая группировка должна быть отнесена к стратегическим наступательным вооружениям, поскольку способна поражать стратегические объекты вероятного противника.