ЦХИНВАЛ, 24 мая — Sputnik. Эскалация вооруженного конфликта в Карабахе в апреле нынешнего года выявила неприглядную истину: Южный Кавказ остается регионом напряженности. Как говорится, только спичку поднеси. По мнению эксперта, основную напряженность на Южном Кавказе создает недавно актуализировавшийся тройственный союз Грузии, Азербайджана и Турции.

«Сейчас эти страны выходят на антироссийскую финишную прямую, — сказал Атаев. — В определенной степени этот военный союз приобретает вектор, направленный против проекта Евразийского экономического союза. В результате Армения оказывается в «котле», ведь фактически весь транспортно-логистический узел этой страны завязан на Грузию».

По мнению политолога, Россия на данном этапе может противопоставить только действия на дипломатическом уровне. В то же время российское влияние в регионе — очень уязвимо.

«Традиционные формы влияния — это так называемая «мягкая сила», институты гражданского общества, которые присутствуют везде, даже в Абхазии, — отметил Атаев. — Эта «мягкая сила» имеет антиевразийский характер. Так, грузинская элита сегодня полностью подконтрольна западным экономическим и политическим проектам. И в грузинский политический истеблишмент никто не войдет с российским контекстом».

Схожую тенденцию, по словам эксперта, можно видеть и в Азербайджане.

«Политическая элита Азербайджана, в отличие от Грузии, разновекторна, — пояснил Артур Атаев. — Да, есть пророссийская элита. Она не так активна, ее не большинство. Есть прозападная и протурецкая. Как ни парадоксально — это один и тот же сегмент. Хотя после 2014 года в Азербайджане декларируется отход от европейских механизмов интеграции, эта градация элит остается».

Проблема с пророссийской ориентацией элит есть даже в дружественной РФ Армении.

«Мы знаем школу Флетчера, которая фактически готовит и переподготавливает политическую элиту Армении, — сказал эксперт. — Это, конечно, не российские институты, а западные. И это тоже проблема для России».

В то же время Турция ведет в регионе откровенно экспансионистскую политику.

«Турецкий бизнес — исключительно агрессивный, — подчеркнул Атаев. — Он не ставит цель заработать деньги и уйти, он остается в странах. А наряду с ним в регион приходят институты «мягкой силы», гражданского общества. Фактически идет идеологическая оккупация. Если Россия продолжит осуществлять на Южном Кавказе политику «закрывания глаз», то получит проблемы уже на Северном Кавказе».