В Турции избран новый премьер и сформирован обновленный кабинет министров. Главой правительства стал Бинали Йылдырым, занимавший до этого должность министра транспорта, судоходства и связи. Согласно Конституции, премьер-министр обладает широкими полномочиями и ответственен за формирование внешней и внутренней политики Турции. Однако в действительности всем давно известно, что реальная власть в стране принадлежит президенту Реджепу Тайипу Эрдогану.

Накануне отставки в прессе активно обсуждался вопрос о причинах ухода Ахмета Давутоглу, считающегося верным соратником президента еще с 2003 года, когда он был назначен советником Эрдогана и занимался концептуальной разработкой внешней политики Турции, ставшей впоследствии известной как политика «стратегической глубины». Эксперты называют несколько причин его отставки, которые связаны с различными подходами к таким ключевым темам, как внесение изменений в Конституцию (они должны расширить полномочия президента), преследование независимых журналистов, общественных деятелей и ученых, а также пути решения курдской проблемы. Однако, несмотря на эти разногласия, последнее слово всегда оставалось за Эрдоганом.

Основная причина отставки, по-видимому, состоит в том, что у Давутоглу, имеющего за плечами большой дипломатический и политический опыт, постепенно появлялось все больше сторонников внутри Турции, а главное – он был более популярен на Западе, чем непредсказуемый и резкий Эрдоган. Именно Давутоглу сумел заключить соглашение с ЕС об обмене беженцев на максимально выгодных для Турции условиях, по которому Анкара должна получить 6 млрд евро на обустройство мигрантов, безвизовый режим и возобновление переговоров о членстве в Евросоюзе. Набирающий популярность премьер-министр мог в перспективе составить конкуренцию Эрдогану и помешать его единоличному правлению. Такое развитие событий не устраивало турецкого «султана», и премьер-министру было предложено уйти в отставку.

60-летний Йылдырым, являющийся давним единомышленником Эрдогана, много лет работает в правительстве, но не имеет политических амбиций. По единодушному мнению экспертов, он станет «техническим» премьер-министром, возглавляющим «карманное» правительство. Серьезных перестановок в кабинете не произошло, некоторые министры лишь поменяли свои портфели, что неудивительно, если учитывать, что как нынешнее, так и прошлое правительство формировалось под контролем Эрдогана.

Эти перестановки еще больше усиливают безграничную власть президента. Впрочем, отказываться от внесения изменений в Конституцию, согласно которой Турция должна превратиться в президентскую республику, Эрдоган не намерен. Не имея подавляющего большинства в парламенте для вынесения этого вопроса на референдум, правящая Партия справедливости и развития (ПСР) сумела провести через парламент законопроект о снятии неприкосновенности с депутатов. Теперь уголовному преследованию по обвинениям в связях с Рабочей партией Курдистана (РПК), считающейся в Турции террористической организацией, могут подвергнуться члены прокурдской Партии демократии народов, а их место займут те, кто поддерживает переход к президентской форме правления.

Несмотря на провалы во внутренней и внешней политике, рейтинг Эрдогана и ПСР не опускается ниже 50%. Традиционно эту поддержку обеспечивали сторонники «мягкой» исламизации Турции, а также та часть курдов, которая верила обещаниям лидеров ПСР предоставить курдскому меньшинству политические и социальные права. Однако после парламентских выборов в июне прошлого года, когда правящая партия впервые не смогла набрать подавляющего большинства голосов, ставка была сделана на то, чтобы перетянуть на свою сторону часть националистически настроенных избирателей, которые выступали против «заигрывания с курдами». Расчет оказался верным. Согласно социологическим опросам, против переговоров с РПК, которые велись с декабря 2012 года, выступало более трети турецких граждан, при этом более половины населения считает создание курдской автономии угрозой национальной безопасности страны. После того как турецкая армия начала военную операцию против РПК на юго-востоке страны, вокруг Эрдогана сплотились националисты ультраправого толка (именно их представители из группировки «Серые волки» расстреляли безоружного российского летчика Олега Пешкова в небе над Сирией), а также исламисты всех мастей. Это довольно опасная тенденция, которая свидетельствует о том, что Турция движется по пути создания национал-исламистского государства.

Эрдоган – блестящий оратор, к тому же обладающий мощной харизмой. Используя популистские лозунги, он убеждает избирателей, что только под его руководством Турция сможет справиться с внешними врагами, окружающими страну по всему периметру границ (которых он сам же и создал), а также с врагами внутренними – в лице сторонников известного проповедника Фетхуллаха Гюлена и курдов, поддерживающих РПК. При этом Эрдоган постоянно апеллирует к великому османскому прошлому страны, обещая возродить ее былое величие.

Эти популистские лозунги наряду с активной пропагандой, ведущейся в СМИ, и обеспечивают Эрдогану поддержку определенной части населения, предпочитающей не замечать, что постепенно закрываются независимые СМИ, а журналистов сажают в тюрьмы. Что на юго-востоке страны идет гражданская война и под предлогом борьбы с РПК уничтожается курдское население. Что правительство поддерживает террористические группировки, воюющие в Сирии, а в крупных городах постоянно совершаются теракты. По сути, это и есть та «новая Турция», которую обещал построить Эрдоган во время своей предвыборной президентской кампании.

Безусловно, назначение нового премьер-министра можно воспринимать как очередную победу Эрдогана. Однако эта победа может стать еще одним шагом к его поражению. От Эрдогана постепенно отворачивается все больше его бывших сторонников, осознающих опасные последствия превращения Турции в авторитарное государство. Среди них – такие авторитетные политики, как экс-президент Абдуллах Гюль, бывший вице-премьер Бюлент Арынч, а теперь к их лагерю примкнул и Давутоглу. И хотя пока они опасаются пойти против Эрдогана, их объединение в конечном счете может привести к созданию оппозиции уже внутри правящей партии, готовой сказать «стоп» зарвавшемуся президенту. Если этого не произойдет, Турцию ожидают тяжелые времена, так как для самого Эрдогана, против которого неоднократно выдвигались серьезные обвинения в преступлениях против гражданских свобод, коррупции и поддержке террористов, единственный путь к спасению – узурпация власти.

Как Россия может реагировать на все происходящее в соседней стране? Вариантов немного, и самый очевидный из них – не пытаться отгородиться от Турции непроницаемой стеной, а, напротив, развивать сотрудничество с теми политическими и общественными силами, которые находятся в оппозиции нынешнему президенту. Вряд ли уместно обвинять турецких граждан в том, что их страна постепенно движется к авторитаризму, тем более что в начале своей политической карьеры Эрдоган был вполне вменяемым политиком и много сделал для экономического и политического развития Турции. На сегодняшний день политические партии и движения Турции, да и обычные граждане, выступающие за демократическое развитие своей страны, нуждаются в поддержке России.