Лев Рыжков

Совершенно очевидно, что на встрече будет затронута тема усиления китайского влияния в странах Центральной Азии. Значит ли это постепенное вытеснение России из региона? Или китайская экономическая экспансия — положительное явление? Sputnik спросил об этом ведущего научного сотрудника Российского института стратегических исследований, политолога Аждара Куртова.

Центральная Азия — китайское окно в мир

По мнению эксперта, в последнее время Китай стал менять внешнюю политику в сфере безопасности. До недавнего времени у Поднебесной было только одно окно в мир — через море. Но этот путь для китайских товаров — не самый надежный, поскольку есть спорные вопросы о принадлежности островов в Южно-Китайском море, и есть теоретическая возможность, что США, в соответствии со своими геостратегическими планами перережут морские торговые маршруты.

«Центральная Азия — ближайший сосед Китая, — сказал Аждар Куртов. — И совершенно естественно, что отношения с ближайшими соседями для Китая — приоритет. Понятно, что для Пекина Центральная Азия — уже не задние ворота, а еще одно, дополнительное, окно во внешний мир. Поэтому в качестве страховки китайцы активно осваивают регион, получая оттуда ресурсы, пытаясь построить там транспортные коммуникации».

Также, по мнению Куртова, экспансия в Центральную Азию позволяет Китаю двигать вперед экономику северо-западных дотационных регионов. Таких, как Внутренняя Монголия и Синьцзян-Уйгурский автономный округ. Ранее в полной мере развиваться этим провинциям мешал такой фактор, как удаленность от моря. Вывозить продукцию, произведенную в Синьцзяне, за несколько тысяч километров к морю — неоправданно дорого.

«К тому же в северо-западных регионах Китая присутствуют попытки сепаратизма, — отметил политолог. — Они искусственно подогреваются — при поддержке США и Турции. Большой проблемой является уйгурский сепаратизм. А уйгуры живут по обе стороны границы. Поэтому в отношениях с такими странами, как Узбекистан, Казахстан, Киргизия для Пекина очень важно, чтобы их правительства сдерживали бы уйгурский сепаратизм на своей территории».

По мнению Куртова, сейчас, создав плацдармы и сформировав относительно прокитайскую элиту в бизнесе и политике, власти Поднебесной перешли на следующую ступеньку: стали стремительно осваивать регион.

Уже не свет в окошке

Во времена Российской империи и Советского Союза регион был полностью инкорпорирован в российскую традицию.

«Сейчас ситуация изменилась, и Россия — уже не свет в окошке, не единственный возможный партнер в экономике, в политике и даже в вопросах безопасности, — сказал Аждар Куртов. — Хотя во многом Россия — все еще в приоритете. Большинство государств Центральной Азии, за исключением Узбекистана и Туркменистана, входят в организацию договора о коллективной безопасности. Но с китайцами уже налаживают связи и по этому вопросу».

В качестве примера — совместные учения с Китаем, а также поставки вспомогательной (пока не летального назначения) военной техники.

«Нужно, что называется, уметь оседлать выгодную для себя волну. В этом случае, Россия сможет взаимодействовать с китайскими партнерами во благо себе, — считает эксперт. — Сейчас, в условиях давления со стороны стран Запада произошло оживление проектов транспортных коммуникаций с Китаем. Москва пытается в Китае видеть партнера — пусть и сложного, но с которым можно иметь дело».

Обход без злого умысла

Китай не делает никакого секрета из того, что через Центральную Азию будут проходить транспортные потоки к Среднему и Ближнему Востоку, в обход России. Но злого умысла, по мнению политолога, здесь нет.

«России нужно создавать такие условия предоставления транспортных услуг, чтобы они были конкурентными, — сказал Аждар Куртов. — Пока мы не так много делаем. И скорость движения грузов по Транссибу очень маленькая. И цены на услуги перевалки грузов в портах Дальнего Востока в разы выше, чем те, которые предоставляет Китай. А бизнес будет ориентироваться на извлечение прибыли, а не руководствоваться геополитическими соображениями».

Между Россией и Китаем нет того антагонизма, который присутствует в отношениях с Западом. У Китая нет желания уничтожить Россию, лишить ее статуса державы, которая может что-то делать на международной арене. И нет желания совершить в России «цветную» революцию. А вот у некоторых других стран это желание есть — как по отношению к России, так и по отношению к Китаю.

«Нынешние американские руководители открыто проговаривались о том, что ни Россия, ни Китай не имеют права на то, чтобы определять ключевые правила ведения международных отношений, — сообщил эксперт. — В частности, в сфере торговли. Естественно, это не выгодно ни России, ни Китаю».