Ситуация в Китае стала ключевым глобальным фактором, который влияет на российскую экономику, заявила первый зампред Банка России Ксения Юдаева. Вторым, менее значимым фактором влияния является политика ФРС США.

Официальный представитель ЦБ пояснила, что замедление экономического роста в Китае приводит к снижению спроса на сырьевые товары и таким образом воздействует на динамику мировых цен на нефть и металлы. В результате снижаются цены на основной российский экспорт. Ранее Юдаева говорила, что при замедлении роста ВВП Китая на один процентный пункт динамика развития экономики России ухудшается на половину процентного пункта.

Укрепляются и экономические связи между двумя странами. «Примерно 8% нашего экспорта идет в Китай, и 17−19% нашего импорта приходит из Китая. С увеличением размера самой китайской экономики, с ростом торговли между нашими странами взаимосвязи увеличиваются. Усиливается взаимное влияние экономик, в первую очередь, естественно, влияние китайской на российскую», — цитирует Юдаеву РБК.

В первом квартале 2016 года ВВП Китая вырос в годовом исчислении на 6,7%, до $2,44 трлн, что стало худшим результатом с 2009 года. Российская экономика за тот же период сократилась на 1,4% в годовом исчислении.

Что же касается ставки ФРС, ожидаемые потери в результате ее возможного повышения и, соответственно, стоимости долларовых заимствований для России ниже, чем для многих других стран с развивающимися рынками, полагает Юдаева.

Китай не виноват

Поиск внешних причин для объяснения внутренних проблем — это попытка переложить ответственность с больной головы на здоровую, считает начальник сектора международных экономических организаций Российского института стратегических исследований Вячеслав Холодков. «Это попытка переложить ответственность на кого-то, в данном случае на Китай, за собственную бездарную экономическую политику», — поясняет он.

Китай действительно является одним из крупнейших торговых партнеров России. Даже самым крупным, если говорить об отдельных странах. В 2015 году весь объем внешней торговли России составил $534 млрд, из них на Китай пришлось $68 млрд (12,7% от общего товарооборота).

«Но гораздо больше мы зависим от Евросоюза. На страны ЕС приходится 45% нашей внешней торговли. И именно страны ЕС, а не Китай, являются основными потребителями наших нефти и газа», — напоминает эксперт.

По его словам, постулат о том, что замедление роста экономики в Китае — главная причина снижения мировых цен на нефть, это примитивная точка зрения. В 2015 году мировой ВВП вырос на 3,1%. То есть никакого спада в мировой экономике не было. Причем спрос на нефть тоже рос: ее потребление увеличилось с 93 млн баррелей до 95 млн баррелей в сутки.

Цена на нефть падала не из-за снижения спроса, а потому что добывающие ее страны наращивали производство сильнее, чем требовалось рынку, и предложение на 2 млн баррелей в сутки превышало спрос.

«Во-первых, Саудовская Аравия нарастила поставки на 1,5 млн баррелей в сутки, Ирак устойчиво наращивает экспорт нефти, Иран вышел на мировой рынок нефти. И, наконец, сланцевая революция в США принесла свои плоды: американцы резко снижают импорт нефти, уже сами выходят на мировой рынок как поставщики и сжиженного природного газа, и нефти. Вот главные факторы падения цены на нефть. Конечно, снижение темпов роста китайской экономики какое-то влияние оказало на конъюнктуру мирового рынка нефти. Но это влияние гораздо меньше, чем те факторы, которые я перечислил», — говорит Вячеслав Холодков.

Кто уронил рубль

Сетования на то, что снижение нефтяных цен приводит к падению курса рубля, тоже следует адресовать, прежде всего, самому Банку России. Ведь именно он в октябре 2014 года пустил рубль в свободное плавание, причем практически умыл руки и отказался регулировать национальную валюту даже в режимах так называемого плавающего курса рубля, то есть путем валютных интервенций.

«Это вообще беспрецедентное поведение Центробанка любой страны, даже той, которая провозглашает свободный курс национальной валюты, — считает эксперт. — В частности, японский ЦБ, хотя там тоже плавающий курс национальной валюты (иены), регулярно выходит на валютный рынок, покупает доллар, продает иену, или, наоборот, покупает иену, продает доллар. Все равно любой банк стремится поддерживать курс национальной валюты более или менее стабильный. И с этой точки зрения заявления Юдаевой вызывают вопросы».

На этом фоне слушать рассуждения про замедление темпов роста Китая просто смешно. ВВП России в прошлом году упал на 3,7%. А в целом это падение продолжается уже пять кварталов подряд — беспрецедентно долго, и неизвестно, сколько еще оно будет длиться.

«Мы можем только мечтать о таких темпах роста — 6,7% в год. И я боюсь, еще долгое время при таком руководстве экономикой мы не сможем их достичь», — резюмирует эксперт.