Замгоссекретаря США Викторию Нуланд вряд ли можно назвать героиней российской читающей публики. Но она находится на государственной службе США и делает то, что ей велят. Она делала это и когда работала во времена СССР пионервожатой (по ее заявлениям) в одесском лагере «Молодая гвардия», и когда раздавала печеньки на майдане (это все видели).

Сегодня она выполняет очередное поручение — клеймит киевскую власть за невыполнение Минских соглашений и разгул коррупции, которая, как язва, разъедает всю Европу.

Конечно, Нуланд по публичности, если судить по числу публикаций в месяц, в десятки раз отстает от президента Украины Петра Порошенко. Но тенденции интересные: про Нуланд пишут все больше, про Порошенко все меньше. Индекс агрессивности материалов с тегом «Нуланд» устойчиво меньше, чем для статей с тегом «Порошенко». В 2016 году, по сравнению с 2015-м, ИА для американского дипломата улучшился (уменьшился) в два раза, а для главы Украины — всего в 1,3.

Информационная активность: без подводных камней

Активность зарубежных СМИ за период c 23 по 29 мая 2016 года по сравнению с предыдущим анализируемым периодом (c 16 по 22 мая 2016 года) упала на 2,6% — 1205 материалов против 1238. Совсем немного. Неделя выдалась для России пестрой, информационных доминант нет.

По числу публикаций впереди опять Германия (159 материалов). Немцы далеко оторвались от «вечно второй» Франции (107 статей). Как стало привычным в последнее время, Великобритания и Испания ходят по информационному полю неразлучной парой: у них по 70 материалов на российские темы. Дальше, если ориентироваться на цифры и рейтинговые списки, ничего интересного нет. США, кстати, опять ушли из лидирующей группы и занимают со своими 35 материалами скромное 12-е место.

Поскольку агрессивность американских СМИ по отношению к России сегодня невысока, просто посмотрим, что там за океаном о нас пишут. Надоевший допинговый скандал мы пропускаем. А вот украинская тема буквально расцвела, причем Россия рисуется сугубо нейтрально: «Украинская армия понесла самые тяжелые потери за день в этом году» (Newsweek, 25.05); «Доброе утро, Украина! Армейское радио приглашает известного ди-джея для противодействия российской пропаганде» (The Wall Street Journal, 27.05); «Освобожденная Россией украинская «Жанна д`Арк» может оказаться костью в горле украинского лидера» (The Washington Post, 29.05); «В Германии нет единства в вопросе о санкциях в отношении России» (The Wall Street Journal, 27.05).

Кому не свойственно добродушие, так это СМИ Молдовы. Громкое заявление Владимира Путина в Греции по поводу взятия Румынии на мушку наделало в местных газетах много шуму, но это и ожидалось. Гораздо важнее отследить рецидивы гражданской информационной войны за будущий вектор геополитической ориентации: «Остаф обвинил Россию в том, что молдаване потеряли интерес к евроинтеграции и уважение к власти» («Молдавские ведомости», 28.05); «Россия применила одинаковую стратегию экспансии в отношении Молдовы и Грузии» (Adevărul Moldova, 27.05); «Журнал русской пропаганды: ЕС не хочет антироссийских санкций, а певица Джамала — фашистка» (Independent.md, 26.05).

Поскольку информационная обстановка более или менее спокойная, стоит, пожалуй, пробежаться по странам, где публикаций о России в принципе мало. Тут вторичные материалы и официоз, но выбор таких тем иногда просто удивляет: «Французский телеканал разоблачил сюжет «России 24» о Франции» (Avesta.Tj, 23.05.2016, Таджикистан); «Пять базовых сценариев Кремля по свержению Лукашенко» (UDF.BY, 24.05.2016, Белоруссия); «Опубликован архив военных преступлений российской армии в Чечне между 1996 — 2006 гг.» (Al Jazeera, 25.05.2016, Катар).

Индекс агрессивности: приз за самый громкий визг

Средний для всех стран индекс агрессивности на рассматриваемой неделе почти нормализовался: был 1,13, стал 0,80.

Информационные гранды ведут себя по отношению к России достаточно сдержанно: у Германии индекс агрессивности информационной среды составил 1,2, у Франции — 0,6, у Великобритании — 0,5 (небывало низко), у США — 0,9. Даже Швеция подобрела, у нее ИА равен 1,8 (ранее этот показатель составлял там 3,2).
Чемпионом недружелюбия стала Украина (ИА равен 3,0). Вот примеры: «Крутой пацан» Путин, ОБСЕ и Донбасс» («Новое Время» (Украина), 27.05); «Как Украине заткнуть Путина» («Деловая столица», 27.05); «Донбасс и Крым. Свободное падение Путина» («Радио Свобода» (Украина), 28.05).

В Польше индекс агрессивности вдруг подскочил до 2,5 с предыдущего значения в 1,3. Если вы думаете, что это реакция на наши протесты против размещения элементов ПРО в Польше, то вы глубоко заблуждаетесь. Эта тема в польских СМИ блистательно отсутствует. Местные СМИ погрузились в историю: «Россия — это не нормальное государство, а Азия — орда орд…» (Fronda.pl, 23.05); «Анджей Ломановский: Современная Россия похожа на царскую империю, новый СССР, Италию Муссолини… На что еще?» (Fronda.pl, 26.05); «Монтефиоре: Петр Великий сделал из Польши клиентское государство России. Вы до сих пор не можете от этого освободиться» (Polska, 26.05); «Пропагандистский каток России. Польша — одна из основных целей информационной войны Кремля» (Wirtualna Polska, 25.05).

Давайте введем еще одну позицию в нашем обзоре: «Приз за самый громкий визг». Сегодня однозначно он отдается в общем адекватной Норвегии. Там появился такой перл: «Бывший глава норвежского спецназа сравнил нравы в (местной) полиции с режимом Путина: «Мы все тут — живые трупы» (ABC Nyheter, 27.05.2016, Норвегия).

Наш выбор: что есть в Грузии, так это понимание того, чего там нет

«Грузия и мир» (25.05) пишет, что на фоне разговоров «примитивно мыслящих» публичных фигур Грузии о «свирепствующей» российской пропаганде саму эту пропаганду обнаружить так и не удалось.

По версии обозревателя издания, «обнаглевшие европейско-американские последователи» пытаются объяснить своим «зарубежным патронам», почему не работает оплаченная ими пропаганда. Вот они и преподносят как «российские происки» любую, даже весьма сдержанно подаваемую информацию.

Причем дело доходит до того, что «выпады против России уже направляются не против государства, а против русского народа и его корней». Недалек тот час, сокрушается автор, когда «горе-патриоты» начнут выступать против пельменей и борща, требуя категорических заявлений о том, что нет ничего безвкуснее и противнее, а несогласных с этим запишут в «пророссийских рабов Кремля».