7 июня 2016 г. на сайте «Сегодня.ру» была размещена статья Николая Севастьянова «Болгарское дно». В ней автор явил всю степень исторической предвзятости, переходящей в откровенную подтасовку фактов и оголтелую болгарофобию. Впрочем, ничего нового в том, что он пишет, нет: старые лживые мифы о «неблагодарных» болгарских братушках, которые якобы всегда предавали освободительницу Россию. 

Мифы эти крайне опасны, прежде всего, для самой России, потому что Болгария является важнейшим балканским государством, стратегическое положение которого дает нашей стране исключительную возможность осуществлять свои геополитические и экономические интересы в этом регионе. Ни Сербия, ни Румыния, ни Греция такого положения не имеют. Если у России не будет хороших отношений с Болгарией, не видать ей ни «Южного потока», ни военного союза с той же Сербией, кратчайший путь к которой по морю лежит именно через Болгарию. 

Исключительное значение Болгарии для России с точки зрения геополитики хорошо понимал великий русский имперец граф Н. П. Игнатьев. Он был убеждён, что создание «Большой Болгарии», которая была бы во главе союза славянских балканских государств, стало бы надежной опорой России в этом регионе. Об этом же писал и автор плана войны 1877-1878 гг. генерал Н. Н. Обручев:«Вырвать из власти турок христианскуюстрану (Болгарию), в которой они совершили столько злодейств. Эта страна заключает в себе три части: Придунайскую Болгарию с Рущуком и Трновом, Забалканскую – с Софиею и Македонскую – с Монастырем (или Битолем)». 

То есть, еще до начала активных боевых действий, Болгария в глазах Александра II и его сподвижников виделась в пределах Мезии, Фракии и Македонии. 

Но значение Болгарии для России понимали и понимают ее враги, в XIX веке — Англия и Австро-Венгрия. Именно они не допустили создание «Большой Болгарии». По итогам Берлинского конгресса Болгария была раздроблена на три части: Македония была вновь отдана Турции, к югу от Балкан была образована автономная область Восточная Румелия, подвластная султану, а сама Болгария оставалась вассальным от Турции княжеством. Отняв у Болгарии Македонию, Берлинский конгресс породил настойчивое желание Софии вернуть её обратно.

Теперь разберем пассаж Севастьянова о том, что в ответ на освобождение Россия получила от болгар «лишь пустые слова благодарности и самое черное предательство под ними». Далее автор пишет: «Именно болгары в самые тяжелые месяцы Первой Мировой, не задумываясь, вступили в союз с Германий и той самой Турцией, которая еще несколько десятилетий назад топила в крови, восставшие болгарские деревни. И это была не формальная дружба, наоборот, болгары приняли в той войне самое активное участие. В последнем случае это было показательно. Уступая в оружии и живой силе, Сербия целый год сдерживала австрийскую армию, неся колоссальные потери и сражаясь на пределе своих возможностей — с врагами на фронте, и эпидемией тифа в тылу. Но именно неожиданное болгарское вторжение сломило сопротивление и обеспечило поражение сербской армии.

Самое страшное, что это не было политической волей, которую, скрепя сердце, принял болгарский народ. Наоборот, очень многие в болгарском обществе активно поддерживали удар по сербам, полагая, что территория куда важнее моральных категорий».

Но так ли обстояло дело в действительности? Оговоримся сразу: болгарский царь Фердинанд в 1915 г. предал общеславянское дело, предал Россию и обрек свою страну на поражение в Первой мировой войне. Это факт, как говорится, клинический. Но так ли уж было неизбежно это предательство? Так ли уж соответствует действительности идеализированный автором образ Сербии? Предавали ли простые болгары русских?

Здесь опять оговоримся: Сербия — братская для России страна, с которой нас связывают и православная вера, и братство по оружию, и взаимно пролитая кровь. Но, во-первых, все это связывает нас и с Болгарией, а во-вторых, любовь к Сербии вовсе не означает ее идеализации и основывающейся на ней вражды к Болгарии. Ответственность Сербии за развал славянского союза накануне Первой мировой войны ничуть не меньше, чем ответственность Болгарии. А политика сербских правящих кругов вначале ХХ в. была не менее корыстной в отношении России, чем политика болгарского правительства. Об этом свидетельствую исторические факты.

Александр II, одержав победу в войне, при подписании мирного договора в Сан-Стефано самые большие территории отбитые у турок, отдал болгарам, плечом к плечу воевавшим с русскими войсками. Но Сербия претендовала на часть из этих территорий и 2/14 ноября 1885 г. под предлогом протеста против присоединения Восточной Румелии Болгарией, объявила ей войну. Однако сербские войска потерпели сокрушительное поражение. 

Ночью 29 мая/11 июня 1903 г. группа сербских офицеров убила проавстрийски настроенного короля Александра Обреновича и возвела на престол русофила Петра Карагеоргиевича. Несмотря на поворот сербской политики в сторону России, который произошёл при короле Петре I, правящие сербские круги в своих отношениях с Петербургом по-прежнему на первое место ставили их «полезность» для Сербии. 

В 1908 г. замыслом Императора Николая II было примирение и объединение в военно-политический блок балканских славянских государств, что позволило бы России серьёзно влиять на политику Австро-Венгрии и Германии в регионе. 

1/13 марта 1912 г. при поддержке России между Болгарией и Сербией было подписано двухстороннее союзническое соглашение. 16/29 марта 1912 г. такой же союз с Болгарией подписала Греция. Таким образом, под эгидой Императора Николая II был создан Балканский союз, который имел все возможности стать действенным инструментом по сдерживанию Австро-Венгрии. «Балканская Антанта», сохрани её члены согласие друг с другом, не позволила бы Вене совершить агрессию в отношении Сербии. В значительной степени снижался бы и риск Мировой войны, так как на стороне России и Франции в непосредственной близости от границ Австро-Венгрии, появлялась мощная сила. Приветствуя создание Балканского союза, русская дипломатия предупреждала его участников, что русский Царь «против всякого поползновения придать этому союзу характер наступательный». 

Между тем, балканские государства, идя на союзные соглашения друг с другом, стремились немедленно начать войну против Османской империи и за её счёт решить свои территориальные проблемы, заложенные ещё Берлинским конгрессом. Такая война грозила вылиться в большое европейское противостояние. Николай II довёл до сведения Софии, что в союзном договоре должны отсутствовать все статьи наступательного свойства. 

Несмотря на все усилия России не допустить эскалации напряженности на Балканах, Сербия, Болгария, Греция и Черногория начали войну с Османской империей и добились сокрушительной победы. Однако, отдав Балканскому союзу свои европейские территории, младотурецкое руководство подложило под Балканский союз мину замедленного действия. Хорошо зная нравы и аппетиты своих победителей, турки при заключении мира заявили, что делить завоёванное они предоставляют им самим. А каждый из победителей мечтал о своём государстве как обязательно о «великом»: «Великой Болгарии», «Великой Сербии», «Великой Греции» и даже о «Великой Черногории». Начались горячие споры за ту или иную часть территории. 

«Вестник Европы» писал: «Худшие шовинисты — балканские. Каждая из балканских держав мечтает втихомолку о гегемонии. Всякие сентиментальные высказывания о Болгарии ни к чему не приведут, пока Македония целиком остаётся в руках Сербии. Если уж говорить о недоверии к России, то оно гораздо сильнее среди сербских «напредняков», чем среди болгарских «либералов». На Балканах господствует македонская поговорка: «Кто мне даст, за того и буду».

Поэтому не успели высохнуть чернила под Лондонским мирным договором, положившим конец Первой Балканской войне, как тут же началась Вторая Балканская война, теперь уже между бывшими союзниками. Виновниками этой войны стали все государства Балканского союза, а не только одна Болгария. Уже в январе 1913 г. либеральные и националистические сербские газеты развернули кампанию против сербо-болгарского союза. 

Тем временем, такая же волна, только против Сербии, поднялась и в Болгарии. С обеих сторон выдвигались обвинения, псевдоисторические обоснования «исконных» прав, претензии на обладание Македонией. Болгария, бывшая во главе союза Балканских государств и вынесшая на своих плечах основное бремя войны с Османской империей, претендовала на Македонию, тем более, что ее население было по существу болгарским. Но Македония была оккупирована Сербией. Болгарские правящие круги стали требовать, чтобы сербские и греческие войска были выведены с тех македонских территорий, на которые распространялись их претензии. В ответ Сербия и Греция заключили соглашение о совместной защите занятых территорий и их разделе между собой.

Николай II был категорическим противником распада Балканского союза и стремился к урегулированию спора между Болгарией и Сербией мирным путем. Российский МИД предлагал немедленно созвать конференцию премьер-министров стран Балканского союза (Сербии, Черногории, Болгарии и Греции) и при посредничестве и арбитраже России (кстати, предусмотренном сербо-болгарским союзным договором 1912 г.) найти выход из сложившегося положения. Но пока Петербург мучительно искал решение, как сохранить мир на Балканах, Австро-Венгрия и Германия делали всё, чтобы в этом регионе не появилась мощная союзная России сила. 

Поэтому австрийская дипломатия в Белграде склоняла сербского короля к войне с Болгарией и Грецией, а в Софии — Фердинанда к войне с Сербией и Грецией. Сербскому правительству внушалось, что в Первой Балканской войне сербы не получили желаемого — доступа к Адриатике, но они могут это компенсировать, аннексировав Македонию и Салоники. Болгарскому правительству внушалось то же, что и сербскому — аннексировать Македонию. Австро-Венгрия обещала Болгарии в этом вопросе поддержку. 

Российская дипломатия оказала жесткое давление на правительства Сербии и Болгарии, но достичь успеха не удалось, даже несмотря на личное послание Императора Николая II в Софию и Белград с требованием прекратить военные приготовления. В ответных телеграммах Николаю II царь Фердинанд возлагал всю ответственность на Сербию, а король Петр — на Болгарию. 

В ночь на 17/30 июня 1913 г. болгары атаковали сербские части, дислоцированные в Македонии, но получили отпор и были отброшены на исходные позиции. В Софии уже склонялись к тому, чтобы отвести армию из Македонии и объявить всё случившееся пограничным инцидентом. Но правительственные круги Сербии и Греции решили воспользоваться ситуацией и официально объявили Болгарии войну. Следом за ними последовала Черногория и Румыния, а затем и Османская империя. В результате, Болгарская армия оказалась на грани полного поражения. Как видим, вопреки утверждениям Н. Севастьянова, Сербия не гнушалась союзом с Турцией против православной страны. При посредничестве России 28 июля/10 августа 1913 г. в Бухаресте завершились мирные переговоры. Болгария утратила практически все свои приобретения, завоеванные в Первой Балканской войне. Македония была поделена между Сербией и Грецией. Турция вернула себе большую часть Восточной Фракии с Адрианополем. Румыния захватила Южную Добруджу. 

Но на самом деле, подлинным победителем во Второй Балканской войне стали германские империи, прежде всего Австро-Венгрия. Исходя, как и все балканские государства, из узкоэгоистических интересов, в Белграде не смогли правильно оценить ослабление позиций России на Балканах. Теперь Сербию ничего не отделяло от могущественной и крайне враждебной Австро-Венгерской империи. 

Вражда между Сербией и Болгарией имела в близком будущем самые тяжёлые последствия для всей Европы. Как верно писал уже после начала Первой Мировой войны «Вестник Европы»: «Если бы Австрия знала, что Сербия может опереться на Болгарию, едва ли мы имели бы войну в 1914 г. Можно с уверенность сказать, что её бы не было».

Что касается Первой Мировой войны, то признавая несомненную измену Фердинанда Кобургского, следует отметить, что и в этом случае все было, не так просто, как утверждает Н. Севастьянов. В отличие от его заверений, что в 1915 г. «болгары не задумываясь» выступили на стороне Германии и Турции, на определённом этапе болгарские правящие круги были готовы поддержать Антанту. Однако в этом случае им пришлось бы поддерживать и Сербию, которая всего два года назад участвовала в союзе пяти государств в тяжелой войне против Болгарии. Фердинанду нужны были какие-нибудь ощутимые компенсации, которые делали бы союз с Сербией в глазах народа оправданным. Такой компенсацией могла бы стать Македония, и болгарский царь сообщил союзникам, что готов выступить против германского блока в случае возвращения этой территории Болгарии. Петербург, Париж и Лондон поддержали это предложение Фердинанда. Но когда Николай II сообщил об этом в Белград, то встретил там возмущенное непонимание. Сербы категорически отказывались делать какие-либо уступки «предателю славянского дела». Напрасно Государь указывал на неизбежные обширные компенсации Сербии после войны за счет Австро-Венгрии, напрасно он убеждал Белград, что с присоединением Болгарии к Антанте, силы последней во много раз возрастут, что, несомненно, будет выгодно и самой Сербии. Всё было напрасно: в Белграде не хотели, и слышать ни о каких контактах с Софией. 

В этих условиях Болгария примкнула к германскому блоку, Сербия была разгромлена и оккупирована. К слову сказать, в Первую Мировую войну мы с болгарами непосредственно мало воевали. Незначительные боестолкновения русских войск с болгарскими имели место только на второстепенном Солоникском фронте.

Наиболее нелепым, антиисторичным и попросту лживым является следующее утверждение автора статьи: «А потом была Вторая Мировая и ровно то же самое, всё те же «славянские братья», но уже на стороне нацистов. Лишь когда в страну вошла советская, а по сути, русская армия, болгары внезапно одумались и до конца 80-х снова превратились в друзей, получая бесплатные кредиты и дармовые энергоресурсы. Но когда халява закончилась, мы получили то, что имеем сегодня — добровольный переход в статус еще одной западной колонии под управлением местечковой закомплексованной «элиты».

Странно, что автор не знает, что во время Второй Мировой войны Болгария не объявляла войны СССР и никогда не воевала с ним. Более того, царь Борис III отказался посылать на Восточный фронт даже добровольцев. То, что Болгария находилась в Тройственном пакте, было вызвано конкретной сложившейся военно-политической предвоенной обстановкой, полным господством в Европе нацистской Германии. Болгарский царь делал все, чтобы не стать членом этого Пакта. Кстати, в гитлеровском пакте состояла и Югославия, причем даже после переворота 1941 г. и прихода к власти в Белграде антигерманского правительства, она не вышла из него. Не будем также забывать, что членом Тройственного пакта стремился стать сталинский СССР. Более того, уговаривая царя Бориса III пойти на советские предложения и заключить болгаро-советский договор о взаимопомощи, генеральный секретарь НКИД А. А. Соболев не ставил условием заключения договора выход Болгарии из стран «Оси», заявляя, что Москва «сама собирается в него вступить». 

Кстати, 5 апреля 1941 г. Сталин пошел на подписание договора о «Дружбе и ненападении» между Москвой и Белградом только с условием, что Югославия не выходит из гитлеровского пакта и отказывается принять помощь Англии. Так, что, как видим, Болгария была отнюдь не одинока в Тройственном пакте. 

Но когда началась Великая Отечественная война, сотни болгар взяли в руки оружие и ушли в горы воевать со своим правительством, так как считали, что оно причастно к агрессии против «Матушки России», хотя царь Борис не послал ни одного болгарского солдата на Восточный фронт. 27 июня 1941 г. народный комиссар внутренних дел СССР Л. П. Берия поручил заместителю начальника Первого (разведывательного управления) НКГБ П. А. Судоплатову выяснить неофициальным путем, на каких условиях Германия согласится прекратить войну против СССР и приостановит наступление. Берия поручил Судоплатову встретиться с болгарским послом в СССР И. Стаменовым, который выразил свою уверенность в том, что Германия проиграет войну.

5 сентября 1944 г. Советский Союз объявил войну Болгарии. «Война» продолжалась четыре дня и вылилась в массовые демонстрации ликования болгарского народа. Был сформирован прокоммунистический Отечественный фронт К. Георгиева. В сентябре 1944 г. правительство ОФ объявило о создании Болгарской Народной армии, 19 сентября началась мобилизация. Всего до конца войны было мобилизовано 450 тыс. чел., в боевых действиях участвовало 250 тыс. болгарских воинов. Болгарские войска принимали участие в боевых действиях против Германии на территории Югославии, Венгрии и Австрии (в том числе в Белградской операции и в сражении у озера Балатон). 

Потери болгар с сентября до окончания войны составили 31 тыс. 900 чел. Командующий 1-й Болгарской армией генерал Владимир Стойчев был участником Парада Победы. 360 болгарских солдат и офицеров были награждены советскими орденами. Вот такое вот «всеобщее предательство» болгарского народа.

Наконец, в наши дни вообще смешно говорить о предательстве со стороны стран-участниц Варшавского договора, потому что главными предателями были умирающий коммунистический строй и его преемник ельцинский режим. Это они предали Э. Хоннекера, Т. Живкова, Н. Чаушеску и т.д. 

Кто первым бросился в объятия НАТО и США? Не ельцинско-гайдаровские ли горе-правители? Не они ли несут главную ответственность за все, что произошло, в том числе и со странами Варшавского договора? Чего же теперь все на «неблагодарность» болгар сваливать? Они сами не хотели ни в НАТО, ни под США. Либералы из РФ сами их туда толкнули. Как в 1940 г. Сталин был готов вступать в пакт «Оси», так и в 1991 г. Ельцин был готов вступать в НАТО. На Болгарию просто на просто наплевали, также как и на Украину, Грузию, Югославию, Армению, Приднестровье, русских в Прибалтике, Казахстане. За что сейчас и расплачиваемся.

Сегодня Болгария представляет собой печальную картину: разоренная, обескровленная, с разрушенной экономикой, развалиной армией, русофобским проамериканским режимом. Но, несмотря на это мы встречаем в Болгарии самую искреннюю, самую неподкупную любовь к России. Болгария — единственная страна, в которой имеется Национальное движение «Русофилы», насчитывающее свыше 30 тыс. человек, только индивидуальных членов. Именно благодаря всеобщему народному желанию в центре Софии был поставлен памятник Царю-Освободителю Александру II, который не посмели снести даже коммунисты после Второй Мировой войны, множество памятников русским освободителям 1877-1878 гг., которые до сих пор покрывают практически всю территорию Болгарии. Память об этой войне священна сегодня для каждого истинного болгарина, в отличие от России, где она практически забыта. 

Попросите сегодня на улице любого нашего соотечественника назвать фамилии хотя бы трех героев Освободительной войны 1877-78гг. Почти 100% вероятность того, что не назовут ни одного. А в Болгарии каждый школьник знает имена Царя-Освободителя, генералов Скобелева, Гурко, Столетова, подполковника Калитина. В их честь названы улицы, проспекты, населенные пункты; их памятники украшают практически все города Болгарии. За каждой литургией во всех болгарских православных храмах священник поминает «Государя Императора Александра Николаевича и русских воинов за освобождение Болгарии живот свой положивших».

В феврале 2016 г. в Софии состоялось прославление преподобного епископа Серафима (Соболева), русского владыки, находившегося в изгнании в Болгарии и глубоко почитаемого там. Прославляли нового святого одновременно две православные Церкви: Русская и Болгарская. Такого торжества София не видела давно. Тысячи людей собрались в центре города, чтобы почтить память святого владыки. Военный почетный караул, салют в небе Софии, радостные просветленные лица наших болгарских братьев. 

Откуда же постоянно берется у нас в России эта непонятная, антихристианская ненависть к болгарскому народу? Почему у нас любят подхватывать и смаковать каждый американский вброс против Болгарии? 

Так, в марте 2016 г. информационный портал «The Bulgarian Times» сообщил, что власти Болгарии якобы пригласили на торжества в честь освобождения страны от османского ига президента Турции Эрдогана, при этом, не выслав приглашения Президенту России Владимиру Путину. В сообщении отмечалось, что причиной такого решения властей стало политическое сближение с Турцией, один из главных аргументов — в Болгарии погибли больше турецких солдат, чем русских. 

Почти сразу же представитель МИД Болгарии Б. Жотева опровергла это сообщение, назвав его ложью. Она заявила, что на празднования приглашались только представители дипломатического корпуса, а иностранных лидеров на праздничных мероприятиях не было. «Сейчас 138-я годовщина, когда будет круглая дата, мы будем приглашать лидеров стран мира, а сейчас отмечаем скромнее, поэтому мы пригласили представителей дипломатического корпуса. Премьер-министров, президентов не было среди приглашенных».

Опровержение было, но в России оно утонуло в яростных воплях «диванных» блогеров о «предателях» братушках. Давно пора понять: поощряя и тиражируя болгарофобию, мы выполняем планы наших заклятых «друзей» из Вашингтона и Лондона.