Недавно в Мосгордуме прошли депутатские слушания, в ходе которых был представлен доклад Российского института стратегических исследований (РИСИ) «Социальные аспекты противодействия ВИЧ-инфекции в мегаполисах (на примере Москвы)».

Кто с нами воюет?

Чуть ли не территориями эпидемиологического бедствия объявляют некоторые западные медики крупные города нашей страны и в особенности Москву. Они не верят, что московская модель противодействия ВИЧ/СПИДу работает эффективно и слаженно. Почему?«Нашими оппонентами выступают международные структуры, предлагающие свой глобальный проект по противодействию эпидемии, – считает Тамара Гузенкова, доктор исторических наук, замруководителя Центра исследований проблем стран ближнего зарубежья РИС­И. – А завуалированная цель этого проекта – реализация экономических и политических интересов глобальных структур под эгидой США с опорой на разветвлённую сеть международных неправительственных организаций».Выходит, не положено нам отклоняться от западных трендов, от глобальной программы ООН, а когда мы это делаем, с нами начинают войну на информационном фронте. Любые попытки наших врачей усомниться в справедливости предлагаемых глобальных программ, по словам Т. Гузенковой, местная и зарубежная либеральная пресса подвергают критике.

Что на самом деле?

Медиабаталия идёт своим ходом, а болезнь тем временем требует не слов, а лечения. Московская модель, и это очевидно, возникла не на пустом месте. Она построена на основе мирового опыта и достижений в области борьбы с ВИЧ, но предельно нацелена на то, чтобы учитывать культурно-исторические, психологические и социальные особенности российского населения в целом и жителей столицы в частности.

Исследование экспертов РИСИ показывает, что на фоне поражённости болезнью населения мировых (в том числе столичных) мегаполисов, а также в сравнении с другими регионами РФ Москва демонстрирует не только относительное благополучие по этому критерию, но и уверенную стабилизацию эпидемического процесса.

Столица удерживает его вне обычного населения, концентрация присутствует только в группах риска. В Москве отсутствует феминизация – москвички подвержены заражению ВИЧ-инфекцией в наименьшей степени, а смертность от СПИДа в столице относительно низкая, в 20 раз снизилась заболеваемость среди молодёжи. Иными словами, о гиперболизации эпидемии и усилении в России международных программ говорить не приходится.

Многие годы борьбы российской столицы с болезнью дают понять, что высокая результативность связана с внятной системной профилактической работой среди населения. Свою роль сыграли разъяснения необходимости ответственного и безопасного поведения, а также борьба с наркоманией.

На сегодняшний день 90% инфицированных в Москве – мигранты из различных российских регионов. А это уже превращает проблему из городской в общефедеральную.

Как не допустить инфицирования?

Любой мегаполис, будь то Лондон, Нью-Йорк или Санкт-Петербург, обременён факторами, способствующими большей восприимчивости к ВИЧ-инфекции. В таких городах высокий уровень доходов населения, наличие крупных транспортных узлов, высокая плотность населения, а культурная среда более восприимчива к ускоренным темпам модификации традиционных ценностей и моделей поведения.

Общего много, но Москва делает такой вывод: бороться надо не столько со СПИДом, сколько с наркотиками и распущенностью.

«Средства массовой информации зачастую создают негативную поведенческую модель, – считает Игорь Белобородов, кандидат социологических наук, начальник сектора демографии, миграции и этнорелигиозных проблем РИСИ. – Свою отрицательную роль играют легкодоступные индустрия порно­графии, далеко не всегда предохраняющие от инфицирования средства контрацепции, интим-магазины и безответственность интернет-пространства».

По мнению экспертов, россиянам стоит быть ближе к здоровым семейным ценностям, родители просто обязаны предостерегать своих чад от распутного поведения – добрачного секса, частой смены половых партнёров. А те, кто уже инфицирован, при желании вполне могли бы публично рассказать о своём горьком опыте. Это могло бы стать социальной рекламой. Вот здесь кино и телевидение как раз оказались бы, что называется, у дел. Абсолютно неприемлемы также легализация проституции и либерализация наркомании, хотя за это и выступают некоторые «продвинутые» эксперты.

Департамент здравоохранения Москвы тем временем считает, что необходимо участвовать во всех кампаниях по борьбе со СПИДом, чтобы привлечь к этой теме внимание молодых людей. Результат такой политики – большой поток студентов, стремящихся пройти обследование и потом привыкающих регулярно следить за своим здоровьем.

Воздействуют на молодёжь доступные разъяснительные посты молодых врачей в соцсетях, свою роль играют и проповеди духовных представителей различных конфессий, в которых они обращают внимание каждого на ответственность за собственную жизнь.

Кому интересен опыт Москвы?

На слушаниях была поддер­жана разработанная Министерством здравоохранения РФ Стратегия противодействия ВИЧ-инфекции. «Сегодня текст документа представляет собой анализ передовых, научно обоснованных положений, направленных на снижение числа новых случаев ВИЧ-инфекции, предупреждение факторов её распространения и купирование социально-экономических последствий эпидемии», – прокомментировала Людмила Стебенкова, председатель Комиссии Мосгордумы по здравоохранению и охране общественного здоровья.

Московский опыт, вне всякого сомнения, может быть интересен и другим крупным российским городам. К примеру, Санкт-Петербург обогнал столицу по печальным показателям более чем в 2 раза. Поэтому объединение усилий двух крупных городов в лице учёных, врачей, психологов и социологов явно не будет лишним.

В большей степени, нежели городские, болезни подвержены сельские жители. Во многом это, как отмечается в докладе РИСИ, связано с более тяжёлыми последствиями потребления психоактивных веществ на селе, чем в городе. Поэтому и здесь московский опыт пригодится вне всякого сомнения.