Провокация?..

Разгрома Красной армии в 1941 г. можно было избежать, если бы военные были готовы к войне психологически, уверен Леонид Решетников, канд. ист. наук, генерал-лейтенант СВР в отставке, директор РИСИ.

Вплоть до 22 июня 1941 г. руководство СССР во главе со Сталиным внушало советскому народу, что Германия на нас не нападёт. За 8 дней до начала войны ТАСС опубликовало официальное заявление, где говорилось, что «слухи о намерении Германии предпринять нападение на СССР лишены всякой почвы». Одновременно у западных границ СССР происходила невиданная концентрация немецких войск. Наша разведка докладывала о готовящемся нападении, даже называлось точное число – 22 июня.

Но Сталин клал эту информацию под сукно. Дочь Сталина Светлана Аллилуева так объясняла странное поведение вождя: «Отец не мог предположить, что пакт 1939 г. (пакт о ненападении, заключённый между СССР и Германией. – Ред.), который он считал своим детищем и результатом его великой хитрости, будет нарушен врагом более хитрым, чем он сам…Это было его огромной политической ошибкой. Даже когда война уже кончалась, он любил повторять: «Эх, вместе с немцами мы были бы непобедимы!»

С обращением к народу 22 июня выступил нарком иностранных дел Молотов. А Сталин не появлялся на публике 11 дней: с 22 июня до 3 июля он приходил в себя. Происходящее стало для него личным ударом. Ведь это он заставил поверить страну, что войны в ближайшие годы не будет. Жуков вспоминал, что даже спустя сутки, 23 июня, Сталин выражал надежду, что боевые действия могут быть провокацией: «Гитлер наверняка не знает об этом. Надо звонить в германское посольство».

Растерянность, царившая на самом верху, передалась и на места. К концу 1941 г. Красная армия потеряла свыше 4 млн 473 тыс. человек, из них военнопленными к декабрю 1941 г. оказались 2 млн 516 тыс. красноармейцев. Эти цифры не говорят о трусости или малодушии бойцов и командиров. Наоборот, первые месяцы войны явили образцы их невиданного мужества. Вместе с тем в начале войны Сталин понимал: с окончания Гражданской войны прошло 20 лет. Почти в каждой семье есть раскулаченные, репрессированные, расстрелянные за веру. И эти люди не готовы воевать за социалистические идеалы. У нас в институте есть сотрудник – он рассказал о своем отце-крестьянине, который был раскулачен в 1936-м. Отец тогда сбежал за Урал. За Уралом в 1938 г. его опять раскулачили. Он сбежал ещё дальше, в сибирский городок Бодайбо. Уходя на фронт, сказал жене: «Я эту власть защищать не буду. Сдамся в плен». Но через три-четыре месяца они стали получать письма с фронта, в которых отец семейства писал: «Они хотят уничтожить нашу Россию и наш русский народ». Этот человек героически погиб под Ленинградом. Когда в 1942 г. американский посол Гарриман в разговоре со Сталиным восхитился храбростью русского народа, Сталин ответил: «Думаете, они сражаются за нас? Нет, они воюют за свою матушку-Россию».

Портрет бойца

В кино о Великой Отечественной обычно показывают ребят 19-20 лет. Мы исследовали данные, и получилось, что средний возраст рядового солдата-победителя, дошедшего до Берлина, – 39 лет. Эти люди родились в Российской империи и получили воспитание до 1917 г. Знакомые поисковики – те, кто ищет и хоронит останки наших бойцов, – рассказывают: «Каждый раз за две недели работы собираем вёдрами нательные кресты солдат». Вы понимаете, кто защищал Родину? Что у них было в сердцах? У многих из них наряду с советскими орденами были и Георгиевские кресты. Из девяти маршалов-победителей Великой Отечественной войны четыре были офицерами царской армии, двое – унтер-офицерами, двое – солдатами. Лозунг «Всё для фронта – всё для победы» – он из времён Первой мировой. А знаменитое «Русские не сдаются!» – это героическая оборона крепости Осовец в 1914-1915 гг.

На алтарь победы наша страна положила более 27 млн жизней. Две трети – мирное население: два года фашисты хозяйничали на нашей земле, творя бесчинства. Однако после 1945 г. Сталин озвучил цифру 7 млн человек. Был дан негласный приказ разравнивать тракторами поля, где чуть ли не на поверхности лежали останки бойцов. Не хотели привлекать внимание к количеству жертв. Но, пожалуй, главным послевоенным потрясением был указ 1947 г., который отменял праздничный день 9 мая, он переставал быть выходным. К счастью, справедливость восторжествовала. И сегодня для нас это великий праздник, который навсегда останется праздником со слезами на глазах.