Павел утверждает, что если у Москвы будет желание, то Россия и НАТО могут обсудить вопросы прозрачности взаимоотношений и меры по сокращению рисков, после чего у альянса не будет необходимости и дальше увеличивать уровень своего военного присутствия.

Заместитель руководителя Таврического информационно-аналитического центра РИСИ  Сергей Ермаков в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отметил, что конкретно говорить обо всех этих предложениях нужно будет только после саммита НАТО.

«Уже понятно, что на саммите в первую очередь будет рассматриваться вопрос, как альянсу не допустить конфронтации с Россией, несмотря на требование отдельных стран НАТО, что этому союзу нужно и дальше активно давить на Москву», – заключает Ермаков.

По мнению Ермакова, жесткая линия по отношению к России, скорее всего, не будет принята на этом саммите в Варшаве.

«Ведь есть уже серьезные заявления, как представителей военного комитета альянса, так и канцлера Германии Ангелы Меркель, которая лишний раз подчеркнула, что без России невозможно строить систему безопасности в Европе. Поэтому там все сейчас понимают, что такая конфронтационная повестка дня ни к чему хорошему не приведет в плане безопасности членов альянса», – резюмирует Ермаков.

С другой стороны, как считает Ермаков, нельзя также говорить и о том, что в НАТО возобладала точка зрения, что здесь нужно идти на какой-то серьезный и существенный компромисс с Россией.

«Мы видим, что натовские чиновники пытаются здесь продавить какие-то свои интересы и пытаются переложить всю ответственность за обострение обстановки на российскую сторону. Именно с этим связаны эти требования сократить войска, а также снизить усиление нашей военной активности на границах с НАТО, хотя все мы понимаем, что с нашей стороны – это, по сути, просто ответ на развертывание альянсом своих вооруженных сил», – констатирует Ермаков.

Например, официальный представитель российского МИД Мария Захарова сегодня заявила, что никакой угрозы от России странам альянса нет, а все военные учения Российской армии проводятся на своей территории при отсутствии увеличения воинских контингентов за рубежом, что, например, нельзя сказать о текущей политике НАТО.

При этом, Захарова утверждает, что Россия готова создать площадку с НАТО, где стороны будут обсуждать проблемы безопасности.

Так что, нужно говорить о том, что проблема снижения рисков в контексте отношений России и НАТО может быть действительно поднята на повестку дня в самое ближайшее время.

«Что касается слов Павела, то так как это генерал, то упор здесь идет на военные аспекты, поэтому в виде снижения рисков здесь понимается проблема близкого соприкосновения войск, в том числе и в морском пространстве, что совсем недавно случилось с нашим военным кораблем «Ярослав Мудрый», – резюмирует Ермаков.

Дело в том, что, как считает Ермаков, натовцы на все такие инциденты реагируют очень нервно, что можно было видеть и по соприкосновению наших боевых самолетов на территории Сирии.

«Кроме того, есть вообще такое понятие, как инцидент в воздухе, когда самолеты ВКС РФ и НАТО соприкасаются друг с другом, когда очень близко пролетают между собой. То же самое касается и проблем той же военно-морской сферы», – заключает Ермаков.

Вторым главным вопросом, как полагает Ермаков, здесь может стать вопрос прозрачности и транспарентности в сфере развертывания вооружений и подразделений на общих границах.

«Для этого одного соглашения мало, поэтому здесь необходим какой-то договор об ограничении и контроле за обычными вооружениями, но такого договора сейчас между Россией и альянсом нет, а все прошлые соглашения исчерпали себя и не действуют. Поэтому нельзя говорить о том, что эти меры будут быстро согласованы и приняты, но всем этим, конечно, необходимо заниматься», – констатирует Ермаков.

Поэтому, если на саммите НАТО будет достигнуто консенсусное решение стран-членов альянса, что с Россией нужно как взаимодействовать, то, как считает Ермаков, это будет определенно положительный момент, на основании которого альянсу и Москве можно будет строить и дальше свои дальнейшие отношения, тем самым снизив градус напряженности на европейском континенте.

Дмитрий Сикорский