Варшавский саммит НАТО, который пройдет в польской столице 8–9 июля, может стать одним из водораздельных событий в жизни Североатлантического альянса. Об исключительном характере 27-й встречи глав стран — членов альянса неоднократно заявлял как его генеральный секретарь Йенс Столтенберг, так и власти принимающей саммит Польши и других государств. «МК» попытался разобраться, чего стоит ждать от варшавского саммита в целом и чем он чреват для России в частности.

Кому выгодна «российская угроза»?

Министр обороны США Эштон Картер одной из основных задач встречи в Варшаве видит обсуждение вклада стран —участниц НАТО в общее дело. Речь идет, разумеется, в первую очередь о финансовых затратах. Пока странам — в ходе прошедшего в 2014 году саммита в Уэльсе — вроде бы удалось условиться, что «взнос» каждой из них должен быть равен 2% от собственного ВВП. Но, отмечает американский военачальник, в этой области «многое еще предстоит сделать».

По мнению генерального директора Международного института политической экспертизы Евгения Минченко, стремление получить больше средств на «содержание» альянса от государств-членов стоит и за словами его генсека Йенса Столтенберга. Он, как известно, на днях заявил, что хотя НАТО и не желает конфронтации с Москвой Россию альянс рассматривает в качестве непосредственной угрозы. Ранее Столтенберг же называл размещение натовских сил в Восточной Европе «адекватным» ответом на российскую внешнюю политику.

«С точки зрения фактологической Столтенберг, конечно, не прав, но он прав с точки зрения идеологической, прагматической, — отмечает в этой связи Евгений Минченко. — Подобные заявления, как правило, ставят задачей получение дополнительного финансирования НАТО теми странами, где будут размещаться силы альянса. То, что генсек говорит неправду, на мой взгляд, очевидно, но он делает это с вполне понятной целью. Это как в истории со Швецией — как только стране надо утверждать военный бюджет, там сразу же начинают искать российскую подводную лодку».

К слову, упомянутая Швеция, в альянс не входящая, неизменно настаивает на выработке совместного с ним подхода относительно безопасности в регионе. «Многие из стран вокруг Балтийского моря являются членами НАТО, — напомнил шведский министр обороны Петер Хультквист. — Мы не входим в НАТО, но находимся в той же среде, это та же самая географическая обстановка, и поэтому у нас общие интересы». При этом Швеция в альянсе не только не состоит, но даже вступать в него (и, стало быть, отдавать 2% своего ВВП на его нужды) пока не собирается.

В самих же США, являющихся мотором НАТО, ситуация по поводу финансирования блока пока находится в подвешенном состоянии. Обама, который придает НАТО огромное значение, Белый дом скоро покинет, а вот Дональд Трамп, которому многие прочат президентское будущее, уже дал понять, что ему членство в альянсе не по нраву: «Мы защищаем Европу с помощью НАТО, но тратим уйму денег», — с недовольством заявил эксцентричный республиканец.

Помимо обсуждения финансовых вопросов, разумеется, будут затронуты и проблемы военного характера. Так, бывший главнокомандующий объединенными силами НАТО в Европе Филип Бридлав в преддверии варшавского саммита выражал надежду, что членам альянса удастся закрепить договоренности, достигнутые два года назад. Тогда, напомним, на встрече в Уэльсе стран — участниц НАТО было принято решение о создании сил быстрого реагирования: так называемое «Острие копья» — для развертывания в случае «российской агрессии».

«НАТО — главный инструмент американского присутствия в Европе»

Тем не менее, считают некоторые российские аналитики, после недавнего голосования о выходе Великобритании из ЕС наших «западных партнеров» должны занимать несколько иные проблемы, а не «российская угроза».

«После референдума о выходе Великобритании все стандартные заявления НАТО о «российской угрозе» полностью теряют смысл, — уверен начальник сектора проблем региональной безопасности РИСИ Игорь Николайчук. — Евросоюз повержен. Это уже не геополитический и, главное, не геоэкономический соперник номер один для США. С точки зрения региональной безопасности, геополитики мы живем теперь в новой реальности. И я бы не удивился, если бы одним из основных вопросов на саммите альянса стал вопрос о том, как скоро Германия выйдет из НАТО. Уже было заявление главы МИД Германии Франка Вальтера Штайнмайера о бесперспективности «бряцания оружием» альянса — незадолго до саммита НАТО, и это говорит о многом».

Действительно, Штайнмайер допустил ряд нелестных высказываний об общей натовской политике. Это, по мнению Игоря Николайчука, может быть связано с растущим недовольством в Германии необходимостью следовать в фарватере альянса (а значит, в фарватере США), пренебрегая собственными интересами.

«В современных условиях НАТО в первую очередь являет собой главный и мощнейший инструмент американского присутствия в Европе, — напоминает эксперт. — При чем здесь Россия, так называемая «российская угроза», которую сам альянс и выдумал? Когда американского генерала, командующего силами НАТО в Европе, в 1949 году спросили, зачем нужен альянс, он ответил: чтобы держать США в Европе, Советский Союз — за пределами Европы, и самое главное — не давать подняться Германии. Сейчас все эти три цели выполнены, но ФРГ взамен ничего не получила. И зачем ей теперь НАТО? Британцы показали, что глобализм качнулся назад, уступив место национальным интересам. Конечно, это вовсе не значит, что Германия сразу же покинет альянс. Но, на мой взгляд, это лишь вопрос времени, когда такой шаг будет предпринят — через год или два».

Поможет ли альянс Украине?

Решив задачи по лишению Германии всяческих перспектив для господства в Европе, американцы хотят «приструнить» ее с помощью НАТО, считает Игорь Николайчук, но для этого надо было придать новый импульс этому объединению. «Вот поэтому, когда начались известные события на Украине, и раздались голоса, призывающие США «покарать» Россию, Обама заявил, что вопросы европейского пространства будут решаться по линии альянса. НАТО к тому моменту находилось в полумертвом состоянии, но тема «российской угрозы» в отношении Украины и Европы буквально оживила его. Американцы же, заметьте, не дают денег непосредственно украинцам — они выделяют их для альянса».

Тем не менее в Киеве надежды не теряют — по словам украинского президента Петра Порошенко, на саммите в Варшаве будет согласован и подготовлен комплексный пакет помощи его стране. Впрочем, что именно будет входить в этот пакет, «направленный на укрепление обороны» Украины, он не пояснил.

Не менее активно в украинских политических кругах обсуждается и перспектива полноправного вступления государства в альянс. Однако, считает Евгений Минченко, эта тема едва ли получит развитие на варшавской встрече: «Видимо, будет иметь место усиление военного потенциала НАТО. Но очевидно, что ни Украину, ни Молдавию, ни Грузию альянс в свой состав сейчас не примет. А все остальное в общем-то не столь существенно», — подчеркнул он в беседе с «МК».

Возобновление работы Совета Россия—НАТО выгодно всем

Незадолго до саммита со ссылкой на анонимные источники в российских властных кругах появилась информация, что Москва и альянс проведут встречу в формате Совета Россия—НАТО. За неделю до встречи с Польшей эти данные подтвердились — мероприятие пройдет спустя 4 дня после окончания варшавского саммита, 13 июля.

Несмотря на то что в связи с событиями на Украине и последующими действиями как России, так и альянса результаты деятельности совета оставляют желать лучшего, взаимодействие в подобном формате все же выгодно обеим сторонам, отмечает Игорь Николайчук: «Когда кто-то хочет перемирия, сперва об этом говорится робко, на уровне утечек. Разговоры о возобновлении работы Совета Россия—НАТО ведутся давно, и сейчас это было бы весьма целесообразно. В первую очередь это выгодно самому альянсу, потому что в новой «холодной войне» никто не заинтересован. Каких целей могут достигнуть американцы, усиливая противостояние с Россией? НАТО, повторю, — инструмент влияния США в Европе. А везде, где американцы могли бы занять место немцев, они это уже сделали».

Кроме того, существует ряд вполне конкретных задач, которые нужно решать здесь и сейчас: «Есть такие тревожные факторы, как, например, постоянные инциденты с российскими и натовскими самолетами и кораблями, — напоминает Евгений Минченко. — Было бы очень правильно — даже при общем ухудшении отношений — выработать какие-то протоколы, для того чтобы избежать в будущем подобного рода случаев и, возможно, обострения ситуации. Потому что однажды при подобном инциденте одна из сторон может открыть огонь — и мы получим историю, подобную той, что была с Турцией». О том, что инциденты между силами России и альянса на воде и в воздухе будут обсуждаться на совете, уже было заявлено официально.

«Необходим некий фактор, сплачивающий оставшихся членов ЕС»

Возвращаясь же к обсуждению варшавской встречи, мало кто ждет от нее прорывов относительно взаимоотношений альянса и Москвы.

«Не думаю, что логика поиска образа врага в лице России претерпит изменения по итогам саммита, — отметил в беседе с «МК» Евгений Минченко. — Я недавно вернулся из Лондона, заходил там в книжные магазины — и вот, например, на полке, так чтобы бросалось в глаза, стояла книга британского генерала о предстоящей, по его мнению, в 2017 году войне с Россией. То есть видно, что спрос на подобную риторику существует, особенно в условиях выхода Великобритании из Евросоюза — необходим некий фактор, сплачивающий оставшихся членов ЕС. И разговоры о «российской угрозе» в данном случае — достаточно удобный, привычный прием».

«Если на саммите НАТО все пойдет по плану и будут ожидаемые жесткие заявления о «российской угрозе», об авторитаризме Путина, о необходимости проводить учения, помогать Украине, укреплять южный фланг альянса, для меня как специалиста это будет звучать клоунадой, — говорит, в свою очередь, Игорь Николайчук. — Это, впрочем, не означает, что мы должны быть безучастными наблюдателями. В конце концов НАТО — это мощная военная машина, поэтому наши компенсационные механизмы, в том числе и в ядерной сфере, должны работать. Ответственные политики, к числу которых, на мой взгляд, относятся российские руководители, постараются, разумеется, в той или иной степени использовать враждебность альянса в своих целях — прежде всего электоральных. Потому что политика не бывает ни хорошей, ни плохой, она бывает целесообразной».

«Будут, конечно, некие дежурные комментарии, — прогнозирует реакцию Москвы на итоги саммита Евгений Минченко. — Что же касается дополнительного развертывания российских Вооруженных сил на границе со странами альянса, усиления нашего присутствия — так об этом руководитель Администрации Президента РФ Сергей Иванов уже говорил, и не так давно».