Сегодня в Брюсселе должно состояться заседание Совета Россия – НАТО на уровне постоянных представителей. Инициатором его проведения выступил генеральный секретарь Североатлантического союза Йенс Столтенберг, заявивший, что такая встреча необходима, для того чтобы ознакомить Россию с решениями прошедшего на прошлой неделе в Варшаве саммита НАТО и убедить её в том, что они носят  «сбалансированный, пропорциональный и исключительно оборонительный характер».

Не приходится сомневаться, что натовские представители приложат определённые усилия для этого и скажут немало слов о приверженности альянса к диалогу с Россией и готовности к взаимодействию с ней. Прозвучат и уверения в том, что НАТО не стремится к конфронтации и не представляет угрозы для России, равно как и не считает, что наша страна имеет агрессивные намерения в отношении альянса.

Впрочем, заявления вроде «НАТО не ищет конфронтации с Россией», «Мы не хотим новой «холодной войны», «Альянс не желает новой гонки вооружений» звучали в достаточной степени и на варшавском саммите. Однако внимательный анализ принятых на нём решений и документов убедительно говорит о другом.

Возьмём, к примеру, итоговое коммюнике саммита. Из 139 параграфов этого документа лишь в семи речь идёт о взаимодействии и диалоге с нашей страной. В остальных говорится о многочисленных вызовах и даже угрозах для альянса и соседних стран, которые якобы исходят от России, и о мерах, которые НАТО принимает в ответ на «формирование новых условий безопасности в Европе».

В частности, обвинив нашу страну в том, что её действия и политика «понизили уровень стабильности и безопасности, повысив непредсказуемость и изменив обстановку в сфере безопасности»,  саммит высказался за дальнейшее повышение военной мощи НАТО. В этих целях подтверждены прежние решения альянса о создании в его рамках объединённых сил быстрого реагирования на дивизионном уровне и объединённых оперативных сил высокой готовности, способных к развёртыванию в течение двух-трёх дней. Ещё до саммита в Варшаве было объявлено об увеличении первых до 45 тысяч человек и вторых до 15 тысяч. Постоянным оперативным соединениям ВМС НАТО приданы дополнительные функции, в частности, поставлена задача оказывать поддержку объединённым силам быстрого реагирования альянса.

Повторены формулировки предыдущих саммитов о том, что НАТО останется ядерным союзом до тех пор, пока мир будет располагать ядерным оружием. Впервые в итоговые документы альянса записано положение о том, что политика ядерного сдерживания НАТО среди прочего опирается на американские ядерные средства передового базирования, развёрнутых в Европе.

Три ядерные державы блока (Великобритания, США и Франция) усилят свою доктрину наступательного сдерживания путём понижения порога применении ядерного оружия. Выражена надежда на то, что и другие государства Североатлантического союза будут участвовать «в разделении ядерного бремени посредством соответствующих соглашений». Это может быть интерпретировано как призыв Вашингтона расширить круг неядерных государств, которые могут подписать с Соединёнными Штатами соглашения «о разделении ядерной ответственности» (также известны как соглашения о «совместных ядерных миссиях»).

Подтверждено существование «чикагской триады», о которой было заявлено на саммите блока в Чикаго в мае 2012 года. Речь идёт о сопряжении в оперативном отношении ядерных сил стратегического и тактического назначения, ударных противоракетных систем и обычных видов вооружений США и НАТО в целом. Выдвинутые на передовые рубежи применительно к территории России, они представляют собой непосредственную военную угрозу нашей стране, а также  дестабилизируют глобальную военно-политическую обстановку.

Продолжится развёртывание глобальной инфраструктуры ПРО США и её европейского сегмента. В ходе саммита было объявлено о создании «начального оперативного потенциала» ПРО НАТО. Это означает, по словам Йенса Столтенберга, что четыре боевых корабля ВМС США с системой ПРО «Иджис», базирующиеся на ВМБ Испании близ города Роты, а также развёрнутая под Кюречиком (Турция) американская РЛС ПРО раннего предупреждения и поставленный в мае этого года на боевое дежурство оперативный комплекс ПРО США в Румынии «переведены под командование и контроль НАТО».

На варшавской встрече было также объявлено, что ещё ряд союзников по НАТО заявили о готовности принять участие в создании многонациональной противоракетной системы Североатлантического альянса под эгидой США. От союзников по трансатлантическому пакту ожидают активного участия в развитии ударно-боевых противоракетных средств и информационно-разведывательных систем раннего предупреждения, в предоставлении ими своей территории под строительство американских противоракетных баз и в деле последующего развёртывания глобального противоракетного щита.

В рамках стратегии усиления средств передового базирования в восточной части Европы было решено направить в Эстонию, Латвию, Литву и Польшу по одному батальону, ответственность за их формирование возложена на США, Германию, Великобританию и Канаду. «Это будут мощные многонациональные батальоны, которые покажут силу трансатлантических связей и ясно продемонстрируют, что нападение на одного союзника будет расцениваться как нападение на весь альянс», – подчеркнул генсек НАТО, комментируя это решение.

В Черноморском регионе альянс принял решение о создании многонациональной румыно-болгарской бригады, которая будет базироваться в Румынии. По словам Столтенберга, эта бригада будет находиться под командованием юго-восточного многонационального штаба. Помимо этого, альянс активизирует воздушное патрулирование и увеличивает военно-морского присутствие в Чёрном море.

Подчёркнута задача «укрепить ядерное сдерживание и оборону» блока, в том числе путём соответствующего увеличения ассигнований. На встрече напомнили, что только 5 из 28 государств блока вышли на двухпроцентный уровень военных расходов относительно своего ВВП.

Продвигая идею о дальнейшем расширении НАТО, варшавский саммит пригласил Швецию и Финляндию участвовать в обсуждении «вызовов безопасности» и в проводимых блоком военных учениях. Провозглашён курс альянса на расширение оперативного взаимодействия его вооружённых сил с вооружёнными силами Украины и Грузии.
Кратко итоги варшавского саммита могут быть сформулированы следующим образом.

С  точки зрения политической он сохранил агрессивную военную сущность, которая будет проецироваться в глобальном измерении в длительной перспективе.
С точки зрения военной он принял обязательство по  наращиванию своей военной мощи вдоль российских рубежей, а также по её использованию  далеко за пределами территорий входящих в него государств.

С точки зрения перспектив развития общемировой военно-политической ситуации состоявшийся саммит закрепил опасную тенденцию усиления качественно новой фазы «холодной войны», которую ведущие страны НАТО инициировали в апреле 2014 года.

В складывающихся обстоятельствах Россия, с одной стороны, будет продолжать свою политику, направленную на снижения уровня напряжённости, обеспечение безопасности и стабильности на европейском континенте и в мире в целом. Именно в этих целях она примет участие в сегодняшнем заседании Совета Россия – НАТО, где рассчитывает, как было объявлено, получить от представителей альянса подробные разъяснения о реальных целях усиления военного присутствия НАТО у границ нашей страны по всем азимутам.

С другой стороны, Россия вынуждена, руководствуясь священной обязанностью последовательно и эффективно обеспечивать надёжную защиту независимости, территориальной целостности и суверенитета как всего российского государства, так и своих союзников и друзей, принимать ответные меры на растущие вызовы со стороны НАТО, явного анахронизма времён драматического противостояния недавнего прошлого.