Недавно, находясь в федеральной столице на Шпрее, зашел в крупнейший берлинский книжный магазин Dussmann на Фридрихштрассе, неподалеку от Бранденбургских ворот. Я искал недавно вышедший из печати перевод книги французского философа Мишеля Ельчанинова «В голове Путина» (анализ философских взглядов российского президента). Меня отправили на третий этаж, в «русский отдел». Там я натолкнулся на рассыпь книг о России и Путине. Преимущественно это были немецкие авторы – от тех, кого в Германии презрительно называют «понимающие Путина» (явное меньшинство) до откровенных критиков российского президента (преобладающее большинство). Единственная книга российского автора (в немецком переводе) принадлежала перу известной правозащитницы Светланы Ганнушкиной, которая, как известно, тоже критически отзывается о российской действительности.

Хотел обнаружить и издания, которые я недавно получил по почте от друзей. Речь идет о книге швейцарского журналиста Ги Меттана «Запад–Россия: тысячелетняя война» и книге австрийского публициста Ханнеса Хофбауэра «Образ врага по имени Россия». Их в немецком магазине я не нашел, но именно работы этих авторов я решил положить в основу данной статьи. Чтобы понять, что авторы имеют в виду, приведу цитату из книги Ги Меттана, которая, кстати, недавно вышла и на русском и доступна в московских магазинах.

Вековые предубеждения

Ги Метанн приводит формулу «символа веры» антирусской идеологии: «Россия – отсталая, варварская страна, стоящая на низшей ступени развития, претендующая на чужие территории, стремящаяся вернуть себе былое господство и воспринимающее как должное деспотизм власти, который является национальной традицией». Соответственно русские – «существа узколобые, склонные к национальному шовинизму, враждебные всему новому – то бишь реакционеры, и кроме всего прочего неотесанные грубияны и алкоголики, правда, временами у них случаются поэтические и художественные прорывы».

Если принять такой угол зрения, тогда не покажется удивительной следующая позиция западной прессы: во главе России стоит «бывший шпион, выкормыш и ставленник КГБ, антидемократ и антилиберал, оголтелый противник европейских и американских идеалов». И он навязывает своим подданным идеологию путинизма, представляющую собой, по словам швейцарской газеты Tems, «национализм, цепляющийся за натужную идею национальной принадлежности и ставящей целью возврат к  утраченному могуществу». Собственно, и французский автор книги «В голове Путина» пытается доказать эти утверждения с помощью экскурсов в русскую историю философии, отрицая, с одной стороны, «интеллектуальность» главы российского государства, а с другой – приписывая ему убеждения, составляющие причудливую смесь идей Данилевского, Достоевского, Бердяева, Ильина, Гумилева, Солженицына и даже нашего современника Дугина.

Этапы расхождения

Ханнес Хофбауер в главе своей книге, названной «Против Путина. Инкарнация зла», пишет: «Отношения Запада к России ухудшаются в пятилетнем ритме». Он называет следующие этапы: война НАТО против Югославии в 1999 году, арест Михаила Ходорковского в 2003-м, война с Грузией в 2008-м, украинский кризис 2013/14. Политическая и медийная напряженность, пишет журналист, постепенно переросла в травлю.

Я бы сказал, что если война в Югославии отрезвила некоторые головы в российском руководстве, сравнивавшим, как отмечал в свое время Ельцин, возникновение суверенной России с «возвратом в Европу», то неприязнь к преемнику Ельцина возникла как следствие его попыток укрепления российской государственности. Как отмечает Левада-Центр, «с 1995 года процесс европеизации страны пошел в обратную сторону». Вряд ли в данном случае все надо сводить к приходу к власти в России представителей спецслужб, как это делает Левада-Центр. Главным является разочарование населения именно результатами европеизации, которая прежде всего разделила общество на крайне богатых и нищих. И это разделение не преодолено до сих пор.

Не случайно именно в 2011-м (то есть до украинских событий, на 11-м году пребывания Путина у власти) Путина лишили постфактум общественной премии «Квадрига», которая вручалась ежегодно с 2003 года немецкой некоммерческой организацией Netzwerk Quadriga GmbH, находящейся в Берлине (после скандала с Путиным премия, насколько мне известно, не присуждалась никому). Учредителем премии является клуб Werkstatt Deutschland («Мастерская «Германия»), основанный в 1993 году. Премия предназначалась отдельным людям или группам за стремление к инновациям, общественному благу и обновлению путем действий в сфере политики, экономики и культуры. Церемония награждения проходила ежегодно 3 октября – в День немецкого единства – «за заслуги в деле государственного строительства и прежде всего за укрепление отношений с Германией». За что, по сути, и был награжден российский президент.

Как отмечала газета Frankfurter Allgemeine Zeitung, кандидатура Путина вызвала сомнения из-за ситуации с демократией в России. Под давлением протестов со стороны некоторых деятелей леволиберального толка, немецких зеленых и диссидентов первой волны, таких как бывший чешский президент Вацлав Гавел, уже награжденного Путина лишили награды. Другими словами, Путина наказали за фактический отказ от европеизации в понимании этого термина европейскими СМИ и европейскими политиками.

Возникший конфликт характеризует глубокие расхождения между европейскими демократами и левыми либералами, к которым относится большинство творческой интеллигенции в Европе (включая журналистов) и российской общественностью, в своей массе поддерживающей Путина (как показывают опросы общественного мнения).

Заметим, что несмотря на наличие общих ценностей, за которые выступает и подавляющее большинство россиян, таких как свобода печати, вероисповедания, передвижения, которыми граждане в значительной степени пользуются, имеются существенные институциональные различия. Например, как считает известный российский историк, заместитель директора Московского центра Карнеги Наталья Бубнова, «концентрация власти в России в значительной степени отвечает общественному запросу».

Справедливости ради замечу, что Ги Меттан и Ханнес Хофбауэр усматривают причину недоверия к России не только (и не столько) в современных реалиях, но и в глубине веков. Точкой отсчета, по их мнению, является отказ Великого княжества Московского от предложения Флорентийского собора 1439 года об объединении двух Церквей. Дальнейшие события связаны с униатством (или с попыткой внедрения католицизма в православие), которое до сих пор является препятствием для нормализации отношений двух мировых христианских Церквей и многовековым противостоянием России и Запада.

В этом плане украинский кризис не означал поворота в отношениях России и Европы. Он лишь высветил остроту конфликта на современном этапе.

Противостояние в массмедиа

Российский институт стратегических исследований (РИСИ) в этом году представил вниманию общественности ежегодный аналитический доклад «Зарубежные СМИ в 2015-м – антироссийский вектор». Для его подготовки эксперты проводили тщательный мониторинг информационной политики 60 стран в течение всего прошедшего года, а совокупный объем оригинальных исходных материалов составил 65 тыс. единиц.

В фокусе исследования находился такой аспект функционирования медиасферы, как интерпретация мировыми СМИ роли РФ на международной арене с учетом динамики межгосударственных отношений в 2015 году, а также оценки иностранной прессой событий и тенденций во внутренней политике России. Особенностью этого доклада стало то, что анализ информационной политики по странам, помимо общенаучных методов, опирался на комплекс статистических данных с применением методик новой прикладной дисциплины – политической медиаметрии.

Руководитель Центра евроатлантических и оборонных исследований РИСИ Григорий Тищенко выразил мнение, что в настоящий момент информационная война обострилась: «В зарубежном медиапространстве идет усиленное нагнетание военно-политической напряженности, главным объектом пропагандистского напора мировых СМИ является российский президент. Мы постоянно наблюдаем необъективную оценку его действий в прессе».

В свою очередь, начальник сектора проблем региональной безопасности РИСИ Игорь Николайчук отметил, что недружелюбную позицию по отношению к России заняли представители англосаксонского мира, а в лидеры негативизации нашего государства выбилась четверка стран: Польша, Германия, Чехия и Швеция.

Главный редактор бюллетеня «Российский вектор» Марина Янгляева подчеркнула, что в большинстве зарубежных публикаций мы не видим самого главного: проявление «частного» в диалоге культур. Аудитория перестает думать, а идеологи гибридной войны пользуются жертвами клипового сознания. «Центральной темой антироссийского вектора в мировых СМИ в 2015 году оставался украинский кризис и общие оценки внешней политики России, а также появилось участие России в боевых действиях против ИГ (террористическая организация, запрещенная в РФ. – «НГ») и российско-турецкие отношения», – добавила она.

Научный сотрудник сектора проблем региональной безопасности РИСИ Анна Виловатых напомнила, что информационная политика западного мира в высшей мере синхронизирована с руководством этих стран, и призвала не забывать, что данное исследование в первую очередь научное, а не политическое, и представленный рейтинг недружелюбия – это не ярлык, а популяризация научных результатов.

Резюмируя, следует отметить, что в 2015 году (а во многом и сейчас) вызовы национальной безопасности России продолжали оставаться смещенными в информационно-коммуникационное пространство в связи с продолжением ведущими странами Запада политики по формированию антироссийского общественного мнения и дискредитации имиджа РФ на международной арене. Против России был организован и реализован ряд новых информационных кампаний, в частности: масштабная антироссийская пропаганда, связанная с началом антитеррористической операции России в Сирии, продление режима антироссийских экономических санкций и, как апофеоз, беспрецедентное информационно-психологическое давление на президента РФ, сопровождающееся нападками личного характера. Все это позволяет расценивать сложившуюся ситуацию как переход информационной войны против России на качественно новый этап.

Можно, конечно, задаться вопросом о механизме этого явления. Известный немецкий журналист и публицист Удо Ульфкотте, проработавший 17 лет в газете Frankfurter Allgemeine Zeitung, считающейся одной из самых престижных в мире, пишет о том, какие блюда на самом деле варятся на немецкой журналисткой кухне. В книге «Продажные журналисты», которая моментально стала бестселлером не только в его родной стране, но и в Европе, Ульфкотте рассказывает, какие силы и деньги стоят за статьями в немецких СМИ. «До недавних пор тех, кто задавался вопросом, почему наши СМИ часто производят впечатление унифицированных, – пишет Ульфкотте, – огульно зачисляли в сторонники «теории заговора». Ведь считается, что у нас демократия и плюрализм мнений. Однако предположения некоторых «конспирологов» сегодня оборачиваются печальной действительностью». «Ибо в настоящей книге, – продолжает он, – разоблачается реально существующая сеть организаций, лоббирующих интересы элиты. Причем эта сеть существует и в наших СМИ. Вне всякого сомнения, журналистам не следует работать в лоббистских организациях или состоять в скрытых от общественности элитных сетях. Но многие из них именно это и делают. И им неприятно, когда с них срывают маску».

Надо сказать, что западные СМИ сегодня читает не только западный читатель. Поэтому правомерен вопрос: как к этому относятся россияне? Согласно исследованию ВЦИОМа (октябрь 2014 года), россияне обращаются к зарубежным средствам массовой информации чаще, нежели пять лет назад: с той или иной периодичностью информацию из иностранных СМИ получают 37%, тогда как в 2009-м – 29%. Согласно экспертным данным, 15% респондентов читают или смотрят зарубежные новости ежедневно, 10% – несколько дней в неделю, 8% – не реже двух-трех раз в месяц и 4% – несколько раз в год. Не пользуются подобными источниками 62% опрошенных (против 71% в 2009-м).

Однако оценивается подобная информация россиянами несколько иначе, чем европейскими читателями. К примеру, на днях опрос, проведенный консалтинговой компанией Roland Berger при поддержке газеты Welt среди немецкой бизнес-элиты по вопросу недавнего продления ЕС антироссийских санкций, выявил их поддержку 52,1% владельцев предприятий и топ-менеджеров. Хотя крупнейшие предпринимательские объединения Германии и уверяли нас в обратном. Парадокса в этом нет, поскольку с Россией работает примерно треть немецких фирм и именно они заинтересованы в снижении уровня конфронтации. Другие же предпочитают в детали не вникать и доверяют западным СМИ.

Напротив, две трети российской аудитории зарубежных изданий (68%), согласно ВЦИОМу, уверены, что о деятельности наших властей в них рассказывается предвзято. Этой позиции чаще придерживаются респонденты с высоким достатком (79%), жители Москвы и Санкт-Петербурга (75%), обучавшиеся в вузах (73%). Об объективности информации говорят 20% респондентов.

Критику западных политиков в адрес президента России в газетах, на телевидении или в Интернете слышали 52% опрошенных, причем те, кто пользуется зарубежными источниками информации, – заметно чаще, нежели остальные (60% и 48% соответственно). Подавляющее большинство респондентов, встречавших подобные высказывания, считают их в целом необоснованными (87%). Еще 87% уверены, что они вызваны независимой политикой Путина. Те, кто критически высказывается о России и ее руководстве, делают это с целью дестабилизации обстановки в нашей стране, уверены 87% наших сограждан. Только 4% верят, что они стремятся улучшить ситуацию. А 82% опрошенных убеждены, что осуждающие политику Путина хотят развалить российское государство.

Вопрос преодоления нынешней конфронтации актуален по многим причинам. И прежде всего потому, что она наносит непоправимый ущерб двусторонним отношениям России и Запада и отбрасывает их в далекие 1950-е годы, когда на повестке дня и советских, и западных политиков открыто стояли вопросы ядерной войны, которая, как теперь многие понимают, означала бы конец человечества. И мне кажется, что даже малые шаги в направлении лучшего понимания друг друга (как, например, происходит сейчас, в Год молодежных обменов между Россией и Германией) крайне важны. Как отмечали в недавнем совместном заявлении министры иностранных дел обоих государств, «молодому поколению принадлежит особая роль в формировании настоящего и построении будущего германо-российских отношений. Поэтому мы намерены совместными усилиями содействовать прямому диалогу между молодежью наших стран. Ведь только там, где люди знают и понимают друг друга, можно преодолеть стереотипы, укрепить доверие и партнерство. Мы убеждены в том, что молодежные обмены являются важной и незаменимой составляющей двустороннего сотрудничества между Германией и Россией».