Попытка военного переворота в Турции закончилась поражением. Что это было? Инсценировкой турецких спецслужб, направленной на усиление единоличной власти президента Реджепа Тайипа Эрдогана, заговором внешних сил или неудавшимся и плохо подготовленным сценарием по отстранению от власти нынешнего руководства?

Оставим первую версию на рассмотрение конспирологов. Имея стабильно высокий рейтинг, подконтрольное правительство и СМИ, начав процесс «перезагрузки» внешней политики, направленной на нормализацию отношений со странами Ближнего Востока и с Россией, Эрдоган вряд ли нуждался в столь масштабных потрясениях, которые привели к огромному количеству жертв среди его сторонников, а также нанесли серьезный удар по экономике страны. Участие Запада или по крайней мере их информированность о готовящемся перевороте исключать нельзя, однако оно не являлось определяющим.

Вероятнее всего, попытка военного переворота в Турции стала запоздалой реакцией части военных на складывающуюся ситуацию в стране и их желанием вернуть Турцию на тот вектор внутриполитического развития, которому она следовала со времен Кемаля Ататюрка. Армия, на протяжении многих десятилетий являвшаяся гарантом соблюдения Конституции и светского развития Турецкой республики, не могла не видеть, как страна превращается в исламское государство и под руководством президента Эрдогана постепенно скатывается к авторитарному стилю правления. Как руководство оказывает поддержку радикальным исламистским группировкам, воюющим в Сирии, которые затем устраивают резонансные теракты в Стамбуле и Анкаре. Как преследуются независимые журналисты, общественные и политические деятели и закрываются оппозиционные СМИ. Они предприняли отчаянную попытку изменить ситуацию – попытку, изначально обреченную на провал.

Их поражение в первую очередь было обусловлено изменившимися условиями внутри страны, которые они недооценили. В отличие от военных переворотов 60-х, 70-х, 80-х и 90-х годов, когда армия была едина и осуществляла относительно бескровную смену власти, в нынешних условиях верхушка армейского руководства, включая главу турецкого Генштаба, была назначена на свои должности руководством правящей происламской партии и, как следствие, сохранила верность президенту и правительству. Это означает, что армия была расколота изнутри, а следовательно, не могла продемонстрировать необходимого в таких случаях единства.

В ночь с пятницы на субботу, сразу после начала военного переворота, президент Эрдоган, которого заговорщики не смогли (или не успели) нейтрализовать, обратился с призывом к своим сторонникам выйти на улицу и защитить законно избранное руководство страны. По сути дела, это означало призыв к мирным гражданам выступить против хорошо вооруженной армии. Оставим это на совести Эрдогана, так как именно этим обращением он и спровоцировал столкновение с военными, которое привело к огромному количеству жертв среди мирного населения. По-видимому, организаторы переворота, в отличие от президента страны призывавшие население не выходить на улицы и сохранять спокойствие, не просчитали подобного поворота событий и допустили преступную ошибку, открыв огонь по мирным жителям. Все эти факторы и обрекли их на поражение.

Сразу после подавления путча Эрдоган обвинил в его подготовке известного проповедника и богослова Фетхуллаха Гюлена, многие годы проживающего в США. В этом нет ничего нового, так как после 2010 года, когда их пути разошлись, именно Гюлен «назначается виновным» за все политические потрясения внутри страны, направленные против правящей партии и ее руководства. Так было несколько лет назад во время массовых протестов на площади Таксим, а также после коррупционного скандала, разразившегося в 2013-м, в котором оказались замешаны члены правительства, приближенные к Эрдогану. Вопрос только в том, почему военные, всегда стоявшие на страже светского пути развития Турции и пресекавшие любое усиление происламских партий, вдруг стали сторонниками исламского проповедника. Если искать «гюленовский след» в турецкой армии, то он мог появиться там только после прихода к власти правящей Партии справедливости и развития, лидеры которой отменили запрет на военную службу для выпускников религиозных учебных заведений.

Вероятнее всего, Эрдоган в свойственной ему манере помимо внутренних врагов будет искать и внешних. В последние годы такие обвинения традиционно звучали в адрес Израиля и США. После того как турецкое руководство объявило о нормализации отношений с Тель-Авивом, он автоматически выбывает их этого списка. Остается Америка, отношения с которой в последние годы только ухудшаются. Впрочем, исключать возможность того, что спецслужбы США могли приложить руку к этим событиям, не стоит.

По поводу того, как будут развиваться дальнейшие события внутри Турции, сомнений не возникает. Страну ожидают жесточайшие репрессии, если не сказать террор, по отношению к организаторам переворота, а также всем тем, кто так или иначе его поддержал. В этих условиях Эрдоган еще больше укрепит свое и без того авторитарное правление и постарается как можно быстрее изменить Конституцию, которая на законодательном уровне закрепит его безраздельную власть. Запад в лице США и ЕС, вне зависимости от степени их вовлеченности в попытку силового свержения турецкого руководства, давно испытывают раздражение от непредсказуемого турецкого президента и, безусловно, жестко отреагируют на подобное развитие ситуации в стране, а это означает, что проект «Турция – кандидат в члены ЕС» будет закрыт.

Есть определенная надежда, что хотя бы теперь российские туристы, выбирающие Турцию в качестве страны для проведения отпуска, поймут, что тяга к экстремальному туризму, который предлагает Турция, может грозить серьезными проблемами и путешествие на подешевевшие турецкие курорты с семьей и детьми в итоге может обернуться дорогой ценой. Конечно, курортный сезон в Турции провален, и будет ли следующий год более удачным – большой вопрос. В отличие от российских туристов европейцы еще долго не отважатся ездить на турецкие курорты.

Турецкой экономике нанесен серьезный удар, и, как быстро она сможет оправиться от потрясений, будет зависеть от развития внутриполитической ситуации в стране. В августе 2014 года, баллотируясь на пост президента, Эрдоган обещал своим избирателям построить «новую Турцию». Террористические акты, сотрясающие страну, война на юго-востоке против Рабочей партии Курдистана и собственного курдского населения, попытка военного переворота в стране – это и есть та «новая Турция», которую построил Эрдоган. Конечно, это не означает, что, если бы военный переворот закончился успешно, Турция стала бы более стабильной. Скорее наоборот – страну ожидала бы гражданская война и еще больший всплеск насилия и нестабильности.

Сейчас Эрдогана и правящую партию поддерживает не менее половины населения страны, причем наиболее активного с политической точки зрения, что, собственно, они и продемонстрировали в ночь с пятницы на субботу. Будем надеяться, что впоследствии они не пожалеют о своем выборе.