Первый пакет кредитов в размере 800 млн долларов страны БРИКС получили в апреле текущего года. Все средства были направлены на проекты в сфере возобновляемой энергетики. «НБР – это многосторонний банк, и они ищут тематику, которая была бы близка всем. Понятно, что возобновляемая энергетика интересует большинство стран БРИКС, хотя нас в меньшей степени. Здесь все выбирают некий компромисс», – комментирует «Экономике сегодня» директор Центра ситуационного мониторинга и региональных исследований РАНХиГС Александр Савченко.

«Изначально и планировалось, что НБР будет кредитовать, прежде всего, сами страны  БРИКС. Деньги будут выделяться на инфраструктурные проекты, за выбор которых отвечает  правительство, каждая из стран БРИКС самостоятельно. Когда выдавались первые транши в апреле, в российском правительстве посчитали, что наш проект не до конца готов, решение было отложено. Сейчас все вопросы сняты, и НБР профинансировал проект», – объясняет нам старший научный сотрудник Центра экономических исследований РИСИ Николай Трошин.

Пока НБР кредитует первые проекты в нашей стране, буквально в то же время Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) заявляет о приостановке работы с проектами в России. Самое удивительное, что, несмотря на  заметное снижение активности ЕБРР в России, даже в прошлом году наша страна обеспечила треть всей прибыли банку.

«Речь идет о политическом решении. Естественно, что ЕБРР понесет более значительные потери от своего решения, поскольку Россия все равно найдет источники для финансирования необходимых проектов. Мы успешно учимся мобилизовать внутренние источники и инструменты БРИКС, которые вполне активно могут использоваться.

Конечно, с точки зрения экономики европейцы потеряют позиции, что не скажется позитивно на дальнейших перспективах экономического роста. Но ныне такова политическая ситуация –  американцы давят по всем направлениям», – считает Трошин.

Савченко придерживается немного иного мнения. По его словам, проиграют обе стороны. «Мы недополучим сравнительно дешевые деньги, а они недополучат прибыль. При  санкционной политике проигрывают, как правило, обе стороны, если они сопоставимы размерами экономики друг с другом», – уверен эксперт. Но, согласно заявлению вице-президента банка БРИКС Лесли Маасдорпа, позиция НБР по поддержке проектов в России никак не зависит от санкций.

Мы также  обратились к экспертам с вопросом, можно ли сравнивать между собой эти финансовые институты. Как считает Савченко, НБР и ЕБРР придерживаются разной политики: «Они скорее  дополняющие друг друга институты, а не альтернативные. ЕБРР проводил политику комплексную. Хотя говорить, что они финансировали российскую экономику, можно было с некоторой натяжкой. Скорее они финансировали резидентов РФ , а не экономические субъекты».

Николай Трошин считает иначе. «Не зря банк БРИКС называется новым банком развития. Это, своего рода, альтернатива группе Всемирного банка, куда входит ЕБРР. Симптоматично, что эти два принципиально разные по знаку события, оказались достаточно близки по времени. Новый банк развития  представляется альтернативой старым институтам, которые функционируют не столько в связи с экономической логикой, сколько находятся под влиянием политических процессов. Такой подход не способствует развитию экономики как в отдельных регионах, так и в мире в целом», – резюмирует эксперт.

Андрей Петров